Экономика Украины: над пропастью во лжи. Владимир Волченко

   Дата публикации: 24 апреля 2015, 13:06

Украина ведет себя как порядочная (когда-то) женщина, которая предпочла стать содержанкой, живя на средства богатых любовников, благодаря чему и подхватила дурную болезнь

 

Экономика Украины: над пропастью во лжи

 

При этом дама продолжает вращаться в свете, как будто ничего не случилось, а блестящее международное общество изо всех сил делает вид, что не замечает произошедших с ней изменений. Однако сроки оплаты по векселям приближаются, дефолт по-украински все более упорно вырисовывается на горизонте. Положение усугубляется тем, что отдавать долги деньгами (тем более в полном объеме и в срок) Украина явно не собирается. От приема же оплаты натурой (в виде приватизации на льготных условиях) кредиторы пока предусмотрительно воздерживаются, опасаясь подцепить что-нибудь заразное (вроде вируса национализма — плода беспредельно свободной любви развивающейся экономики с идеалами западной демократии).

 

В результате официальный Киев изо всех сил пытается решить двуединую задачу: во-первых, заставить заимодавцев повременить с взысканием долга, а во-вторых — убедить их в том, что не все настолько плохо, чтобы украинские облигации можно было отправить на помойку, а саму страну — на панель. Простите долги, а то хуже будет!

 

Ответственной за выполнение первой задачи, по-видимому, обозначена глава украинского Минфина Натали Яресько, поскольку премьер Арсений Яценюк слишком занят другим важным аспектом экономической деятельности, а именно — отбивается от обвинений в коррупции. Очевидно предполагается, что именно миссис Яресько в силу ее американского гражданства сегодня гораздо легче будет убедить кредиторов Украины повременить с взысканием 15,3 млрд. долларов в течение ближайших двух месяцев (что является непременным условием получения Киевом очередного транша кредита МВФ в июне), а то и вовсе простить львиную долю этой суммы. Во всяком случае, от еще недавних просьб удержать Украину на краю финансовой пропасти, главный финансист этой страны (и, по совместительству, совладелица инвестиционного фонда Horizon Capital), перешла к политике мягкого выкручивания рук, намекая на риски инвесторов потерять все в случае несогласия на предлагаемый им компромисс.

 

О том, каким он может быть, можно судить по соответствующим заявлениям в адрес России, которой предлагается по умолчанию простить Киеву более 3 млрд. долл. кредита (3 млрд. тело + проценты), срок уплаты которого истекает в декабре 2015 года. При этом украинская сторона предпочитает умалчивать как о льготном характере этого займа, предоставленного РФ еще прежнему руководству страны в тревожные дни декабря 2013-го, так и о последствиях насильственной смены власти, лишивших Украину еще 12 млрд. долл. российского кредита, которые до сих пор так и не были компенсированы подачками МВФ. Но до декабря еще далеко, а Россия, как показывает практика, является далеко не единственным кредитором Украины, намеренным требовать возврата долгов в заранее оговоренные сроки.

 

27 апреля истекает время платежей по внешним обязательствам «Укрэксимбанка» на сумму 750 млн. долл. Угроза дефолта этого второго по величине государственного банка Украины (а вслед за ним — и других госпредприятий) становится тем более реальной, что ведущие рейтинговые агентства мира пока крайне скептически оценивают как перспективы украинского руководства по реструктуризации госдолга, так и его реальные возможности по реанимации экономики. Так, агентство Moody’s предполагает рост государственного долга Украины в текущем году до 82,0% ВВП (+12% по сравнению с итогами 2014-го), при 5,2% снижении валового внутреннего продукта и 33,0% инфляции. Еще более пессимистичными выглядят прогнозы компании Standard&Poor’s, которая предполагает падение украинского ВВП на 7,5% при 35%-й инфляции. При этом эксперты агентства напоминают, что почти 40,0% совокупного долга страны приходится на внутренние долговые обязательства (70% из которых, в свою очередь, выпущено под ответственность НБУ), которые не подлежат реструктуризации даже согласно планам МВФ.

 

Чуть более обнадеживающую оценку экономического будущего Украины дает Всемирный Банк. На 2015 год специалисты ВБ прогнозируют «всего лишь» 2,3% проседание ВВП при его 3,5%(!) росте уже в 2016-м. Однако при ближайшем рассмотрении открывающиеся перспективы уже не представляются столь уж радужными: во-первых, падение украинского ВВП в 2014г. Всемирный Банк оценивает в 8,2% (т.е. на 1,4% глубже, чем правительство Украины), а во-вторых, его возможный рост в дальнейшем тесно увязывается с необходимостью стабилизации положения в стране.

 

Понятно, что подобные прогнозы не укрепляют уверенности кредиторов Украины в возврате своих денег (а тем более — в их преумножении). Это и заставляет действующее украинское руководство сочинять для них более или менее правдоподобные экономические сказки, которые за тем широко тиражируются преданными власти масс-медиа — как для внешнего, так и для внутреннего потребления.

 

 

Сказка о «крепкой» гривне

 

Эта сказка исторически является наиболее популярной на Украине, особенно в течение двух месяцев, последовавших за февральскими 2015 года (24-го и 26-го) пароксизмами межбанка, в ходе которых доллар взлетел до 32,0/33,5 и 30,7/32,4 грн. соответственно. Тогда же на наличном рынке «зеленый друг» вплотную подобрался к отметке в 40,0 гривен — пятикратному рекорду роста со времени начала Майдана№2. Однако, как мы и прогнозировали ранее, подобный взлет был всего лишь неотъемлемой частью плана валютной спекуляции в особо крупных (государственных) масштабах, которая была необходима для обеспечения неплохого заработка ограниченного круга лиц и приближенных к ним банков. Именно этим, кстати, и было обусловлено «раздвоение» пика роста доллара — чтобы к разделу спекулятивной прибыли могли присоединиться банковские структуры, опоздавшие к первому звоночку 24 февраля. Всего за две недели после этого межбанковский доллар буквально рухнул — до 21,5/21,7 грн., без особых макроэкономических оснований для укрепления гривны, за исключением нового бюджетного курса на 2015 год, согласованного с МВФ…

 

Спекулятивный характер изменений курса украинской валюты вполне подтвердился впоследствии: не продержавшись в бюджетных рамках и одной недели, она снова возобновила свое снижение, словно не заметив рекордного (с 19,5% до 30,0%) повышения учетной ставки НБУ. И только введение Нацбанком совместно с правительством Украины целого комплекса самых жестких мер по «экономии» СКВ (включая принудительную продажу экспортерами 75% валютной выручки и столь же принудительную «временную» конвертацию процентов по валютным вкладам в гривну) привело к тому, что ближе к середине апреля доллар в Украине снова начал дрейфовать к бюджетному коридору.

 

После Пасхальных каникул гривна на межбанке укрепилась до 21,0/22,0 за доллар и даже предприняла робкие попытки пробиться к психологическому уровню в 20,0 грн./долл. США. Однако вместе с этим начала неизбежно расширяться курсовая вилка с рынком налички, плавно выросшая с 0,8-1,0 до 1,5-2,00 грн. на доллар, что явно свидетельствует об искусственности укрепления национальной валюты Украины. Понимает это и НБУ, который буквально на днях объявил о своих намерениях сохранить учетную ставку на 30%-м уровне. Знают о шаткости гривны и западные эксперты (в частности, того же Standard&Poor’s ), которые подчеркивают, что ее курс в настоящее время «искусственно поддерживается резким повышением ставки рефинансирования и жестким валютным контролем».

 

 

Сказка об «ожившей» промышленности

 

Это — вторая по своей популярности украинская сказка, призванная подкрепить миф о возможностях коренной «перезагрузки» украинской экономики, столь милый сердцу западных инвесторов. К ее популяризации с недавнего времени активно подключился и Петр Порошенко, который всерьез пообещал национальной промышленности новые горизонты в оборонном секторе. Увы, пока наиболее значительной экспортной нишей для продукции остатков украинского ВПК являются их поставки на юго-восток страны, с последующим уничтожением или переходом в руки ополченцев непризнанных де-юре, но существующих де-факто Луганской и Донецкой народных республик.

 

При этом складывается довольно любопытная ситуация. К примеру, трехсменная загрузка работой танковых заводов во Львове, Киеве, Николаеве и т.д., с последующим «экспортом» бронетехники в т.н. «зону АТО» действительно дает возможность увеличить количество рабочих мест (и, соответственно, занятость и номинальные доходы населения) в этих регионах. Однако использование этой «экспортной» продукции по прямому назначению ведет к дальнейшему ухудшению целого ряда макроэкономических показателей страны в целом (в том числе — росту тарифов и инфляции), что существенно сокращает реальные доходы «маленьких» украинцев. В том числе и тех, кто самозабвенно (в три смены!) трудится на оборонных предприятиях.

 

Между тем, ремонт трофейной «экспортной» техники дает возможность зарабатывать населению ДНР и ЛНР, оказавшихся благодаря усилиям официального Киева в условиях экономической блокады. Разница в том, что оказавшиеся в осаде дончане своим трудом создают лишь добавленную стоимость, экономя силы на стоимости прибавочной (которую по ту сторону линии разграничения продолжают присваивать фактические владельцы оборонных предприятий).

 

Глядя на такие зигзаги современной украинской политэкономии, пожалуй, и сам Карл Маркс не отказался бы перекурить в сторонке, попутно обсуждая со своим коллегой Фридрихом Энгельсом тезис о возможности использования наемной армии против своего же народа, а с доктором Зигмундом Фрейдом — причины, побудившие внеочередного президента Украины официально объявить галичан «основой украинской государственности»…

 

Что касается реального состояния других отраслей украинской промышленности, то его достаточно ярко характеризует свежая порция официальной статистики (которую почему-то не слишком любят цитировать ни официальные лица, ни контролируемые ими масс-медиа). Так, согласно данным Госстата Украины, общее падение промышленного производства в стране по итогам января-февраля 2015- го по сравнению с аналогичным периодом прошлого года достигло 21,7%. При этом индекс производства в добывающей промышленности просел на 26,5%. Кстати, добыча металлических руд (основы украинского экспорта) уменьшилась на 11,0%, а производство готовой металлургической продукции — на 23,4%. Химическая промышленность (второй экспортный кит страны) в рассматриваемый период снизила свою производительность на 22,9%, а машиностроение (третья основная бюджетообразующая отрасль) — на 26,7%.

 

Для полноты картины стоит добавить и некоторые данные по энергетическому сектору (поскольку миф об «энергетической независимости» Украины все еще на слуху). Так вот, падение объемов собственной добычи нефти и газа в стране только за два первых месяца 2015 года достигло 6,1%, каменного угля — 56,8%(!), а производство кокса и нефтепродуктов — 55,4%.

 

Зато производство виноградных вин на Украине с начала года успело вырасти на 17,0%, а сахара — даже на 131,7%. Чем не повод для оптимизма для страны, ныне возглавляемой «шоколадным королем», выходцем из винного края?

 

Владимир Волченко

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1