Урановая сделка «Росатома» связана с пожертвованиями фонду Клинтонов. «The New York Times», США

   Дата публикации: 23 апреля 2015, 14:22

Инвесторы, связанные с покупкой «Росатомом» компании Uranium One, передали крупные суммы в благотворительный фонд Клинтонов в то время, когда Хиллари Клинтон в качестве госсекретаря была причастна к одобрению этой сделки

 

Урановая сделка «Росатома» связана с пожертвованиями фонду Клинтонов

 

Благотворительный Фонд Клинтонов получал пожертвования от инвесторов канадской компании Uranium One, когда российская госкорпорация постепенно получала над ней контроль с 2009 по 2013 годы, пишет The New York Times со ссылкой на документы канадской стороны. Об этих поступлениях не сообщалось публично, несмотря на договоренность Хиллари Клинтон с Белым домом о раскрытии всех доноров фонда, утверждает газета.

 

В результате сделки «Росатом» получил контроль над урановыми шахтами в Казахстане, которые считаются одними из самых прибыльных в мире, а также над 20% урановой добычи в США. «Покупка шахт в Вайоминге не была целью. Целью было приобретение казахстанских активов, которые очень хороши», — заявил в интервью изданию официальный представитель «Росатома» Сергей Новиков.

 

Поскольку уран является стратегическим активом, влияющим на национальную безопасность, сделка по приобретению Uranium One подлежала одобрению комитета, состоящего из представителей различных ведомств США. Среди них был и Госдепартамент, который с 2009 по 2013 годы возглавляла Хиллари Клинтон.

 

Газета приводит следующую последовательность сделок, приведших к покупке Uranium One российской госкорпорацией, и пожертвований в Фонд Клинтонов. В сентябре 2005 года канадский финансист Фрэнк Гиустра приобрел казахстанские активы для своей компании UrAsia. Это произошло через несколько дней после визита в Казахстан бывшего президента Билла Клинтона, отмечает газета. В 2006 году Гиустра пожертвовал в Фонд Клинтонов $31,3 млн.

 

В феврале 2007 года UrAsia объединилась с горнодобывающей компанией из Южной Африки и стала называться Uranium One. В течение следующих двух месяцев компания начала приобретать активы в США. В феврале 2008 года начались переговоры об инвестициях «Росатома» в Uranium One. NYT подчеркивает, что в 2008–2010 годах инвесторы Uranium One, которые должны были получить выгоду от российских инвестиций, дали Фонду Клинтонов $8,65 млн.

 

В июне 2009 года дочка «Росатома» ОАО «Атомредметзолото» (АРМЗ) приобрела 17% в Uranium One. Тем временем, отмечает газета, пожертвования инвесторов канадской компании в Фонд Клинтонов составили за 2010–2011 годы миллионы долларов.

 

В июне 2010 года «Росатом» решил получить контрольный пакет в Uranium One, для чего потребовалось одобрение американского Комитета по иностранным инвестициям, в котором был представлен и Госдепартамент. «Росатом», как утверждает NYT, при этом тогда обещал не увеличивать свою долю в компании и не приватизировать ее.

 

29 июня 2010 года Билл Клинтон выступил в Москве на ежегодной конференции инвесторов, организованной банком «Ренессанс Капитал», аналитики которого рекомендовали акции Uranium One к покупке. За выступление бывший президент США получил гонорар в $500 тыс. Представитель «Ренессанс Капитал» отказался комментировать NYT, как зародилась идея пригласить Клинтон для выступления, а также было ли оно связано со сделкой «Росатома».

 

В октябре 2010 года приобретение «Росатомом» контрольного пакета Uranium One было одобрено Комитетом по иностранным инвестициям США, а в январе 2013 года АРМЗ выкупило оставшиеся акции и стало единоличным владельцем компании.

 

Газета пишет, что ее исследование сделки по приобретению Uranium One основано на десятках интервью, а также обзоре общедоступных документов и заявок на размещение ценных бумаг в Канаде, России и США. Кроме того, отмечает издание, некоторые из связей между канадской компанией и Фондом Клинтонов были раскрыты бывшим сотрудником политического аналитического центра «Гуверовский институт».

 

The New York Times подчеркивает, что остается неизвестным, сыграли ли пожертвования какую-либо роль в одобрении урановой сделки. Брайан Фаллон, представитель предвыборного штаба Хиллари Клинтон, которая в апреле 2015 года объявила о своем намерении баллотироваться в президенты США, заявил, что никто «никогда не приводил ни клочка доказательств в пользу теории о том, что Хиллари Клинтон на посту госсекретаря когда-либо предпринимала действия, направленные в поддержку интересов доноров Фонда Клинтонов».

 

Фаллон пояснил, что в целом вопросы одобрения инвестиций не решаются на уровне госсекретаря. Он отказался комментировать, была ли Клинтон в курсе обсуждения сделки «Росатома» и Uranium One, но передал NYT заявление бывшего помощника госсекретаря Хосе Фернандеса, участвовавшего в работе комитета по иностранным инвестициям. Фернандес, хотя и не говорил конкретно об урановой сделке, подчеркнул, что «госпожа Клинтон никогда не вмешивалась» в его работу, связанную с участием в комитете по инвестициям.

 

Обзор Андрея Кузнецова, РБК

 

Оригинальный материал в «The New York Times»

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1