Максим Равреба о цене правды

   Дата публикации: 22 апреля 2015, 14:03

Уехать или погибнуть — вероятно, такой выбор стоял перед украинским журналистом Максимом Равребой, который сегодня приехал из Киева в Москву. Многие журналисты, политики, общественные деятели, критиковавшие киевские власти, уже заплатили за свою позицию здоровьем или жизнью. Сообщение о похищении еще одного гражданского активиста пришло из Харькова сегодня.

 

 

Уехать или погибнуть — вероятно, такой выбор стоял перед украинским журналистом Максимом Равребой, который сегодня приехал из Киева в Москву. Многие журналисты, политики, общественные деятели, критиковавшие киевские власти, уже заплатили за свою позицию здоровьем или жизнью. Сообщение о похищении еще одного гражданского активиста пришло из Харькова сегодня.

 

Солидный багаж — прилетели надолго. Максим Равреба говорит, что не спал двое суток — волновался. С ним 15-летняя дочь. Они улыбаются и, наконец, забывают об опасности, увидев друзей. В аэропорту их встречают Оксана Шкода и Армен Мартиросян — оппозиционные украинские журналисты, которые живут в Москве.

 

Киевский журналист, писатель, блогер. Когда-то Максим Равреба был ведущим украинских телеканалов. Но в последнее время приглашали его в эфир лишь российских передач. Он не боялся говорить неудобную для киевских властей правду.

 

«Им не нравилось, что я все время призывал разогнать Майдан к чертовой матери, иначе война будет. Если моя вера базируется на убеждениях, то их вера базируется на денежках», — говорит журналист Максим Равреба.

 

Ему угрожали и раньше. Равреба не хотел уезжать до последнего. Думал, что дочь тяжело перенесет отъезд с Родины. Но там теперь оставаться очень опасно. После череды жестоких расправ над его друзьями и коллегами Максим понял: ждать не стоит. «Я не стал дожидаться пули в жбан», — сказал Максим Равреба.

 

4 убийства за неделю. Журналистка Ольгу Мороз, её коллега Сергей Сухобок, бывший депутат Верховной Рады Олег Калашников и Олесь Бузина, писатель и журналист. Он расстрелян во дворе собственного дома. Многих поразила не только дерзость преступников, но и реакция киевлян. Город, где по поводу и без кипят политические страсти, не поднял волну возмущения.

 

«На похороны Олеся Бузины пришло максимум до 1000 человек. А отдельные граждане пишут: «Кто он такой для Киева?». Десяткам тысяч людей, которые во Франции вышли протестовать против того, что была расстреляна редакция журнала «Шарли», не нравились публикации этого журнала. Но вышли люди против того, чтобы кто-то убивал кого-то за его мнение», — говорит журналист Анатолий Шарий.

 

Пока Киев смотрит и молчит, инакомыслящих активистов запугивают, похищают, пытают. Оксана Шкода по пути в московский аэропорт получила СМС от правозащитников: сегодня в Харькове похищен еще один активист. Активисты называют это акциями устрашения. И они, похоже, работают: из-за волны насилия инакомыслящие покидают Украину.

 

Киевские власти уже традиционно заявляют о руке Кремля. И в случае с Бузиной, советник главы МВД Украины Антон Геращенко всего через несколько часов после убийства обвинил Москву в провокации. Хотя не на российском, а на украинском сайте незадолго до гибели появились личные данные журналистов и общественников. Сайт с безобидным названием «Миротворец» публикует домашние адреса, номера телефонов, даже в какой сад ходят дети. Курирует портал лично Геращенко. Накануне он в ироничной манере он сообщил на странице в «Фейсбук», что проведена очередная операция «Гюльчатай, открой личку». База данных пополнилась тысячами фамилий. Людей, для которых это не шутки. Их здесь называют «врагами народа» и призывают уничтожать.

 

Из «Фейсбука» Геращенко: «На сегодня в базах данных сайта «Миротворец» 32 тысячи профилей лиц, которые или воевали против Украины или подрывали ее суверенитет изнутри, или предали присягу на верность народу Украине. За три дня проведения информационной спецоперации под кодовым названием «Гюльчатай», после обработки и проверки данных, таких лиц станет на несколько десятков тысяч больше! Слава Украине!»

 

«Это единственный способ построить моноидеологическое общество и мононациональное общество. По сути, если всех не перестреляют, то хотя бы создадут атмосферу страха, при которой любой инакомыслящий гражданин будет бояться вякнуть что-то», — сказал Дмитрий Скворцов.

 

Активисты говорят, что именно сейчас Киеву нужен взгляд в одну сторону, чтобы отвлечь от череды неудобных дат: годовщины сожжения людей в одесском Доме профсоюзов, расстрела безоружных людей в Мариуполе и, конечно, 70-летие Победы в Великой Отечественной войне, память о которой в Украине хотят стереть.

 

«Как минимум только три пункта могли соединиться в одном и слиться в единый непредсказуемой силы протест. Вот для того, чтобы его не было, чтобы предупредить, и предприняты какие-то превентивные методы по устранению возможных вождей, по запугиванию населения, по разъединению противоборствующих сил, которые могут объединиться и объединенными усилиями представить угрозу», — говорит Владимир Скачко.

 

Угроза теперь висит над многими людьми, оставшимся на Украине. Политолог Денис Денисов тоже покинул страну.

 

«Власть находится в некоей параллельной реальности. Заявляя Европе, что она делает те или иные реформы, стремится к демографическому устройству, по сути, страна скатывается к жесткому авторитарному режиму. Я, безусловно, собираюсь потом вернуться на Украину, потому что это моя родина, и мы не собираемся отдавать ее на откуп этой нечисти, которая там находится», — заявил он.

 

Первый шаг к возвращению — объективное расследование жестоких убийств. К этому призвали и международные правозащитные организации, и люди, вынужденные бежать из Украины. Они хотят быть уверены, что реальные исполнители и заказчики расправ будут найдены и наказаны.

 

Первый канал

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1