Зачистка политического поля продолжается. Владимир Скачко

   Дата публикации: 16 апреля 2015, 17:37

Вчера вечером, в Киеве совершено очередное убийство На восьмом этаже обычного киевского дома у порога своей квартиры от пуль киллера пал 52-летний экс-депутат парламента от бывшей правящей в Украине Партии регионов (ПР) Олег Калашников.

 

Украина в крови

 

Интернетные цепные стражи правящего киевского режима не смогли скрыть своей радости. И среагировали скоро, бурно и весело. Бывший помощник Днепропетровского губернатора Игоря Коломойского, а сейчас действующий нардеп Борис Филатов назвал погибшего «мразью» и возжелал, чтобы его смерть не была разборкой за долги, а «бандеровским атентатом». То есть сознательным покушением, закончившимся убийством жертвы.

 

Советник главы МВД и нардеп Антон Геращенко тоже немедленно опубликовал несколько версий убийства: финансовые махинации при организации «антимайдана», который в свое время противостоял «евромайдану» и госперевороту; бизнес-проблемы и тоже разборки из-за долгов; простое ограбление; личностные разборки и т. д.

 

Чтобы не уподобляться сим доблестным «героям майдана» и не копаться в «грязном белье» погибшего, все равно нужно сказать, что погибший, бывший профессиональный военный разведчик, полковник (по другим данным подполковник), бизнесмен и общественно-политический деятель, был личностью неоднозначной. Даже противоречивой со многих точек зрения. Но он был человеком несомненно смелым и в отстаивании своих взглядов принципиальным и неуступчивым. И, судя по всему, это и предопределило его убийство — он был неудобен и даже страшен режиму, мог серьезно спутать ему карты уже 8-9 мая 2015 года. Киевский режим реально побаивался Калашникова, и потому «зачистил».

 

То, как радостно взвыли политические противники убитого, прямо свидетельствует: кто бы ни стрелял в Калашникова, его смерть полностью вписывается в современный политический контекст Украины, «освобождающей» свое политическое поле от оппонентов. И занимает свое логическое и закономерно предопределенное место в череде всех остальных убийств, которые за последние два-три месяца выкосили ряды бывших регионалов», тесно сотрудничавших со свергнутым президентом Виктором Януковичем или являющимися его ближайшими соратниками — «кошельками»-олигархами, советниками и чиновниками на высоких государственных постах.

 

Калашников стал восьмым по счету «регионалом», убитым после государственного переворота 22 февраля 2014 года. Но он — знаковая фигура, человек, который по замыслу убийц, не должен был раскрыть свои таланты в борьбе с режимом. Точно так же, как серьезно и системно мешал нынешней украинской власти и потому самым странным образом шагнул с 17 этажа своего дома экс-глава Фонда госимущества Украины и зампредседателя фракции ПР в прошлой Раде Михаил Чечетов.

 

Этот «регионал»-самоубийца слишком много знал, кто когда и в какой степени законно обзавелся своим богатством и капиталами при разделе бывшей госсобственности в процессе «прихватизации». По общему мнению в Украине, Чечетов мог заговорить и спровоцировать передел собственности и сфер влияния. Поэтому его и убрали. Равно как за полгода до этого убрали его сменщицу на посту главы Фонда госимущества Валентину Семенюк-Самсоненко, которая сама себе выстрелила в лицо из охотничьего ружья.

 

Точно такой же знаковой фигурой был и тоже застрелившийся экс-губернатор Запорожской области Александр Пеклушенко. В отличие от многих своих коллег по ПР, предавших и переметнувшихся к «врагам» задолго до их победы и падения Януковича, запорожский губернатор вышел к митингующим против него майдановцам и заявил, что не сложит полномочия губернатора, а с билетом Партии регионов «жил, живет и умрет». А потом силой разогнал майдан в Запорожье. С должности он ушел только по приказу и.о. президента Александра Турчинова 3 марта 2014 года, больше чем через неделю после госпереворота. За это новый режим отдал Пеклушенко под суд. Но он не испугался суда и мог его выиграть. Мог, но не должен был. И потому — самоубийство выстрелом в шею…

Такая позиция губернатора Пеклушенко, кстати, предопределила и накал борьбы с последствиями госпереворота в Запорожье. Именно там сторонники «антимайдана» — так называемые 300 запорожцев — вошли в мировые анналы сопротивления режиму, когда несколько часов, сбившись в круг, отбивали атаки боевиков и штурмовиков «Правого сектора» и прочих «активистов» майдана. И ушил непобежденными. Это тоже режим не мог простить Пеклушенко.

 

Из такого же «теста» был и убитый Калашников, который три недели назад открыто рассказал журналистам, поддерживающим режим, что сейчас занимается «общественно-политической деятельностью» и по-прежнему продолжает «исповедовать идеологию ПР». Открыто он поддерживал и возвращение Крыма в Россию и осуждал внешнее вмешательство в украинские дела. «Там, в Крыму, нет русских солдат. Доказательств нет, а вот в Киеве работают американские агенты. В СБУ, Нацгвардии, везде», — сказал он.

 

А за пять дней до убийства резко раскритиковал принятые парламентом так называемые законы о декоммунизации/денацификации, которые отменили День Победы 9 мая, запретили использование термина «Великая Отечественная война» и уравняли в правах ветеранов этой войны и бойцов ОУН-УПА, которые долгое время были союзниками нацистов Адольфа Гитлера.

 

В ответ на это Калашников объявил, что со своими сторонниками сделает все, чтобы украинские ветераны беспрепятственно, широко и свободно отпраздновали День Победы. И он мог это сделать как глава «Общевоинского союза Украины», объединяющего военных ветеранов разных лет. А для киевского режима эти дни тоже знаковые: запретителям праздников, разрушителям памятников и переписчикам истории важно в эти дни будет показать, что украинский народ не волнуется, празднует то, что укажут, поддерживает исторические «новации» и легко отказывается от «советско-коммунистического наследия». И власти теперь это могут сделать.

 

Равно как и смогут избежать кумулятивного эффекта протестов, вызванных и усиленных синергетическим слиянием выступлений против переписывания и искажения истории, насилия над ветеранами, надругательства над памятью и социального недовольства. Как раз к 9 мая не только ветераны, но и все остальные граждане Украины получат первые апрельские платежки с увеличенными в разы тарифами на услуги ЖКХ. И «рвануть» могло очень серьезно. Но теперь и это все может обойтись. Потому что Калашников сотоварищи не смогут организовать протесты.

 

Калашникову серьезно угрожали. Он сам написал в соцсети «ВКонтакте»: «Беги, ходи и оглядывайся — мы начали на тебя охоту», — это, пожалуй, самое дружеское послание, которое я получил в личных сообщениях после того, как 23 февраля 2015 года вместе с соратниками возложил цветы у Вечного Огня в Парке Славы столицы Украины и просто поделился своими убеждениями в социальных сетях». Вчера «охота» увенчалась смертельным «трофеем»…

 

И уже понятно, хочет или не хочет нынешний режим смерти своих оппонентов, но он все равно не может обеспечить неприкосновенность их жизней. Уровень преступности возрос, а уровень правопорядка в стране упал многократно. Правоохранительные органы, структуры прокуратуры и судебная система либо разгромлены, либо деморализованы, либо откровенно стоят на страже не закона, а интересов власти. Гражданская война в Донбассе наполняет криминалитет оружием всех видов.

 

И потому, по-любому, все эти, мягко говоря, странные самоубийства и убийства бывших высокопоставленных «регионалов» объективно выполняют две задачи:

 

а) уничтожить самых активных противников режима;

б) запугать остающихся в живых.

 

А может быть, перед убийцами прямо ставят такую цель — запугать: по одним данным, тело убитого Калашникова несколько часов, до поздней ночи лежало на месте убийства. Милиционеры то ли следственные действия так долго проводили, то ли посылали слухи-сигналы обществу: «зачистка» продолжается, со всеми так будет, если не уйметесь…

 

…Но самое страшное для Украины в том, что последний виток зачистки политического поля не с экс-депутата и политика начался и не его смертью, к сожалению, закончился. В ночь с 13 на 13 апреля был зверски убит в якобы бытовой ссоре журналист Сергей Сухобок, основатель очень едкого по форме и по смыслу, крайне независимого по суждениям резонансного интернет-ресурса «Обком», попадания в материалы которого боялись многие в Украине.

 

А уже 16 апреля из проезжающего автомобиля был убит известный журналист и успешный популярный писатель Олесь Бузина. И опять знакомый почерк: жертву ждали возле его дома и стреляли практически в упор. Чтобы наверняка. И чтобы заказ был выполнен, и гонорар за утверждение ценностей «революции достоинства» гарантирован. Серьезных и безжалостных ребят в этот раз задействуют украинские «демократы», «евроинтеграторы» и «носители общечеловеческих ценностей» с берегов Днепра. Осечек они уже, по-видимому, не допускают…

 

…А ведь Олесь мог бы жить. Если бы послушался советов и выехал из Украины в эмиграцию. Его буквально вчера приглашали в Москву. Но он очень любил свою страну. По-настоящему любил. Мы с ним обсуждали эту тему и согласились, что если мы уедем, то это будет означать, что ОНИ победили. А ОНИ не должны победить никогда. И тогда они начали убивать…

 

Владимир Скачко, «Украина.ру»

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1