Жизнь под прицелом

Дата публикации: 15 апреля 2015, 14:55

Профессия военного корреспондента опасная и не многие осмелятся заняться военной журналистикой. Одно дело, когда ты сидишь в уютном офисе и лепишь фейки из разных роликов на ютубе, а совершенно другое, когда ты находишься на передовой и снимаешь реальные непостановочные видео боев. Риск дело благородное. Но нужно отдавать себе отчет, что в любой момент может случиться непредвиденное.

 

123202_900
Последнее время журналистам откровенно не везет. Все чаще поступают сообщения о происшествиях с участием журналистов. Буквально сегодня поступило сообщение о несчастном случае в поселке Широкино, где журналист телеканала «Звезда» нарвался на растяжку и получил тяжелое ранение в голову и ногу. Ещё несколько случаев было зафиксировано ранее.
Сегодня мне удалось пообщаться с военным корреспондентом из Санкт-Петербурга Андреем Филатовым, который до событий на Украине работал 2 года в Сирии и уже тогда предполагал, чем может закончиться Майдан в Киеве. Сейчас он приехал на Донбасс, чтоб освещать военный конфликт на Донбассе и несколько недель назад в поселке Спартак при исполнении своих профессиональных обязанностей был ранен снарядом украинских военных.

 

Расскажите, чем вы занимаетесь в Донбассе?

 

Приехал сюда для того, чтоб заниматься тем, чем я занимался в Сирии- показывать максимально правдиво жизнь на передовой, как происходит борьба. Постановочные кадры меня никогда не интересовали и я их не снимал. Я приехал сюда снимать настоящие боевые действия.

 

Как вас ранило?

 

На Спартаке я находился 3 дня. Мы сидели в подвале и просто наблюдали, как по нам кладут 80 мм минами. У ополченцев был приказ не открывать ответный огонь. Парням приходилось просто терпеть обстрелы скрепя зубами и не отвечать на массированные обстрелы со стороны ВСУ. Только когда стало ясно, что украинцы идут в атаку, тогда в ответ на огонь и чтоб не пустить диверсионные группы в город, ополченцы открыли огонь из стрелкового оружия. На пули калибром 5.45 ВСУ ответили 120 мм противотанковой управляемой ракетой. Так меня и ранило. Я фиксировал, что ополченцы стреляют исключительно из автоматов, как в следующий момент прилетел снаряд. Я осознанно шел на этот риск, но для меня стало неожиданностью широкое использование противотанковых управляемых комплексов. В Сирии за два года я их встречал всего 2-3 раза. Это дорогое оружие и не у каждой армии есть такое количество ПТУРов, чтоб использовать их против пехоты.

 

Насколько сложные ранения?

 

У меня сломана кость в предплечье и немного зацепило живот. Но в целом все нормально. Вообще динамика положительная. Через две недели после наложения швов их снимут. Сейчас мне уже разрешили выходить на улицу. Я с удовольствием прогуливаюсь, дышу воздухом. Как только врачи скажут, что с животом все в порядке, тогда я сразу сбегу из больницы. Устал я сидеть. Не для этого я сюда приехал.

 

123510_900

 

Что общего между конфликтами в Сирии и на Украине?

 

Вмешательством во внутренние дела страны извне. В частности, США расшатывают ситуацию в стране, попавшую в сферу её интересов. Есть аналитическая команда, которая отслеживает конфликтные точки и делают на них упор. Запускается технология и в стране наступает хаос. Так было в Сирии, Ливии, теперь ещё и на Украине.
В Сирии я показывал ситуации со стороны Сирийской армии, тут- со стороны ополчения. Я не хочу казаться антиамериканистом, но я заметил, что все прозападные стороны конфликтов характеризуются неисполнением взятых на себя обязательств, нарушений перемирий. Здесь я увидел, что ополчение соблюдают перемирие. В Сирии я был свидетелем того, что прозападные боевики не держат данные обещания. Общая тактика у них ( прозападных сил- ред.) достаточно трусливая- бить исподтишка.

 

Какое Ваше отношение к ополченцам?

 

Перед тем как приехать, мне говорили, что ополчение- это российские боевики и все в этом духе. Я видел много добровольцев, но большинство людей, с которыми мне довелось пообщаться, местные. Многие не хотят попадать в кадр, потому что родные находятся на территории подконтрольной ВСУ. Я общался с разными людьми: и с украинской стороны, и со стороны ополчения. Мне ближе сторона Донбасса. Потому что у них есть четкое понимание, что они делают и во имя чего. А мотивы противоположной стороны мне непонятны. Ценности, которые защищают украинцы довольно таки абстрактны, они не касаются дома или семьи. У ополчения цели материальны. Они защищают свой дом и тех кого любят. Не идут в центральную или западную Украину убивать женщин и детей.

 

Расскажите о сирийском конфликте.

 

В Сирии сопротивление- это радикальные исламисты. Новое порождение, которое угрожает всему человечеству. Идеология исламистов крайне опасна отвержением всего старого мира, уничтожение его, как такового. Попытка создать новый халифат. Реальный религиозный фашизм с призывами :»кто не с нами, тот против нас». Истребление любых других конфессий, полное отчуждение собственности у инакомыслящих, женщина превращается в продукты. Это мракобесие такое средневековое, которое посеяно американцами. США выделяют деньги на помощь радикальным исламистам на войну с сирийской армией. К примеру, один вылет самолета стоит 100 000 долларов. Он вылетает и уничтожает джин с пулеметом стоимостью несколько тысяч долларов. Американцы абсолютно практичный народ. За вот этот уничтоженный джип будут расплачиваться, те народы, которые попросили помощи. Украинцы заблуждаются, думая, что списанную технику из Ирака им поставят в качестве презента. Но это не так. Американцы не делают ничего бесплатно. В итоге все равно придется платить. Если Сирия и Ливия заплатили природными ресурсами в виде нефти и газа, то в Украине этого нет. Украинцев будут использовать в качестве дешевой рабочей силы для Европы. Украинцы будут работать сантехниками, посудомойками, собирать клубнику и т.д. Украину загоняют в рабство.

 

Источник


Комментировать \ Comments
Loading...
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1