Что такое гибридная война? «Latvijas Vestnesis», Латвия

Дата публикации: 08 Апрель 2015, 11:55

«в Латвии уже звучит мнение: пусть они, наконец, вторгнутся, захватят нас, и снова можно будет жить спокойно»

 

Интервью с исполнительным директором Центра международных исследований Гундой Рейре.

 

Что такое гибридная война?

 

— Какие проявления гибридной войны сейчас наблюдаются в Латвии?

 

— Политический компонент огромный. В руководстве Риги и в Сейме широко представлена непосредственно связанная с Кремлем партия. Такие связи у части негосударственного сектора, общественных организаций, которые получают финансирование от России и используются для реализации мероприятий по влиянию. Самоуправления Латгале сотрудничали со связанными с разведслужбой России организациями, о чем недавно сообщило Бюро по защите Конституции. Бывший посол России Калюжный недавно рассказал, что еще в 2009 году шла работа над планом, как «взять» Ригу, а потом — Латвию, добившись вхождения в правительство «Центра согласия», что почти удалось.

 

Во-вторых, информационная война. Говоря о гибридной войне, нельзя забывать тесные экономические связи Латвии с Россией, энергетическую зависимость от нее. Пока мы сталкиваемся с разного рода действиями невоенного характера, которые позже могут привести к использованию военной силы.

 

— От чего зависит то, будет ли применена такая сила?

 

— Это в большей мере зависит от того, насколько основательно подготовлены умы людей в пользу зачинщика войны. Когда достигнут соответствующий настрой общества, в военных действиях нет необходимости.

 

Гениальный прусский генерал 19-го века фон Клаузевиц, известный своим трудом «О войне», считал: цель войны — победить в войне. И лучшее средство, как это сделать, — заманить противника на решающую битву. К примеру, Ватерлоо или день D в Нормандии. Это соответствует традиционному понимаю Запада о войне, и одновременно это объясняет, почему мы в настоящее время не можем должным образом ответить на российскую гибридную войну. А именно: традиционный подход не годится, когда приходится сталкиваться с комплексной угрозой.

 

Китайский военный стратег Сунь-Цзы говорил: цель войны — не война, а контроль над территорией и населением противника. Высший пилотаж — победить без боя, довести умы противников до такого состояния, когда они готовы принять поражение без боя. В этой связи с опасениями нужно рассматривать то, что в Латвии уже звучит мнение: пусть они, наконец, вторгнутся, захватят нас, и снова можно будет жить спокойно. Или: если на Латвию нападут, НАТО нас не защитит. На самом деле мы не должны сомневаться и не должны расслабляться!

 

Самое правильное — разъяснять обществу ситуацию, одновременно давая советы, как ее воспринимать и как действовать. Ясность относительно происходящего — большая сила, которая является одним из решающих элементов в этой гибридной войне. К сожалению, мы видим обратное. Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес говорит, что мы достаточно сильны, чтобы украинские события здесь не повторились. Даля Грибаускайте в Литве вводит обязательный призыв, поясняет, что мы находимся под военной угрозой, и нам надо будет продержаться три дня, пока прибудут силы союзников. В свою очередь, президент Латвии Андрис Берзиньш вообще ставит под сомнение гибридную войну и рассказывает, что военной угрозы для нас нет. Это абсолютно разные пояснения о ситуации в странах Балтии.

 

Люди уже не понимают, что вообще происходит, и как к этому относиться. Следует помнить, что именно введение в заблуждение один из важнейших наступательных элементов в гибридной войне. Высшая цель — ввести общество противника в заблуждение в такой степени, что оно начнет вводить в заблуждение само себя, жить в самообмане. Нас в огромных масштабах и непрестанно вводит в заблуждение Россия, вдобавок мы делаем это сами.

 

— Один из элементов гибридной войны — влияние на политическую элиту противника, на тех, кто принимает важные решения. Насколько велик риск для Латвии в этом смысле?

 

— Подверженность влиянию хорошо доказывают разные оценки лидеров государств Балтии.

 

— Всем известно, что цель России расколоть Запад. В таком случае возникает вопрос: почему Запад это допускает? Насколько реально манипулировать тем, кто знает, что им манипулируют?

 

— Это вполне реально. Во-первых, потому, что с начала 90-х годов Запад обманывал себя, говоря о конце истории, об окончательной победе демократии и т.п. Западу казалось, что Россия, если ее принять в различные международные структуры, будет играть по принятым на международном уровне правилам. В действительности в России с 90-х годов ничего не изменилось. Они лишь предприняла отдельные шаги, чтобы заставить Запад верить тому, чему ему хотелось верить.

 

— Европа по-прежнему полагается на то, что о ее безопасности заботятся США.

 

— По этой причине Россия пытается расколоть Соединенные Штаты и Западную Европу, используя и культивируя разногласия между лидерами Запада. На переговоры по Украине в Москве Великобританию и США не приглашают, а Меркель и Олланд туда ездят. Это уже сигнал. Если на переговоры не приглашают одного из стратегических партнеров, а остальные принимают такое предложение, то это свидетельствует о том, что Западная Европа попалась на крючок. Сейчас Европу и США раскалывает вопрос о том, вооружать или не вооружать Украину. Соединенные Штаты — за, а Европа в основном — против. Таким образом, политика «разделяй и властвуй» до сих пор актуальна.

 

Есть такая пословица: и пирожок съесть и худым остаться. Украинская проблема настолько огромна, что Европе хочется и остаться в безопасности, и на переговорах с Россией прийти к какому-то результату. Это отчаяние можно понять, потому что ситуация беспрецедентная. Европа пытается сесть за стол переговоров с Россией, хотя известно, что это не имеет большого смысла.

 

— Несмотря на ошибки Запада, есть вопрос: удастся ли России довести филигранную игру до конца? Такие грубые ошибки, как уничтожение пассажирского самолета не исключены и в дальнейшем.

 

— Разумеется, Россия не ведет и не умеет вести чистую стратегическую игру. Плохая новость в том, что если где-то проливается кровь, то это всегда приводит к кровавой бойне. Уместно напомнить старую заезженную фразу: умом Россию не понять. С одной стороны, это означает, что эта страна в любой момент может совершить какую-то роковую для себя ошибку. С другой стороны, для Запада, привыкшего играть по открытым и ясным правилам, Россия с ее внутренней системой остается непонятной и непрогнозируемой. Может произойти все что угодно, поэтому против России так сложно играть.

 

— В Латвии общественно-политическая ситуация намного стабильнее, чем та, которая была год назад на Украине. Как вы оцениваете мнения некоторых экспертов: для агрессора в Балтии может показаться наиболее приемлемым внезапное, массированное вторжение, а не ползучая тактика.

 

— Да, диктаторы всегда надеялись на молниеносную войну. Ползучая тактика в Латвии уже реализуется методами гибридной войны, но присутствие НАТО делает маловероятным внезапное нападение. Тем не менее, наряду с военным щитом, необходимо заботиться о том, чтобы на умы наших людей нельзя было так легко влиять, в особенности с учетом того, что здесь много русскоязычных жителей, на которых постоянно оказывает воздействие российская пропаганда — при помощи и СМИ, и образовательных учреждений, и культурных и спортивных мероприятий. Вызывает удивление, почему почти что ничего не делается для ограничения этого. Даже если эти люди понимают, что в Латвии жить лучше, чем в России, и не хотят присоединяться к России, нужно принимать во внимание, что группами общества, у которых нет ясного и объективного мнения о происходящем, легко манипулировать. Балтия, к сожалению, находится в буферной зоне между Россией и Западом, и поэтому она всегда обречена на неясность, угрозу нападения и напряженность, которая возникает при соприкосновении этих двух сил.

 

Гунтарс Лагановскис (Guntars Laganovskis), «Latvijas Vestnesis», Латвия

 

Оригинальная публикация в «Latvijas Vestnesis»

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Latvia_39250a522e_z


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1