Луганск: хроника восстания. Вячеслав Шаталов

   Дата публикации: 07 Апрель 2015, 10:13

Все происходящие предвоенные события в Луганске, происходили на моих глазах. Без ложной скромности, могу сказать, что обладаю фотохроникой многих довоенных событий. На сей раз, мое повествование будет, об апреле. А точнее даже о том дне, который разделил жизнь на до и после, и который стал предвестником происходящего далее.

 

11107721_355419294649558_523983437425462748_n

 

Фактически, этот апрельский день начался еще в марте…

 

Напомню. Каждую субботу возле памятника Тарасу Шевченко собирались луганчане, которые не могли смириться с тем шабашем, который расползался с Киева по всей Украине. В одну из таких суббот собравшиеся возле Тарасика стали свидетелями необычного «сбора» людей в голубых беретах под флагами десантуры. Они колонной стояли напротив возле «Пилона Славы». Стояли мирно. Многие на площади возле

 

Тарасика перешёптывались и гадали, кто это мог быть. Я не смог утерпеть и подошел пообщаться.
— Мужики, а вы кто?
— Ветераны Афганистана и других локальных войн. – ответили мне.
— Могу ли я вас сфотографировать? И что вы тут делаете, какая цель?
— Можете. Только не крупные планы. А цель… вы еще о нас узнаете… пока не время, — ответил мне мужик в голубом берете.

 

11036456_355419724649515_1494403128675213325_n (1)

 

Особенная деталь, которая бросалась в глаза – они все имели белые повязки на руках.
Постояв так некоторое время, они неожиданно, по команде, шагнули вперед… Выйдя на Советскую они, организованной колонной пересекли улицу и направились к зданию ОГА. Все те, кто снимал митинг и был с фотоаппаратами или видеокамерами забросили все и направились за колонной ветеранов-десантников. Они дружно прошли здание ОГА. У многих – отлегло. Никто не мог понять, куда и зачем они идут. Они дошагали до Театральной площади, выстроились возле памятника В.И.Ленину и получили команду:

 

— Вольно. Разойдись.

 

Десантура четко выполнила приказ и растворилась в общей массе горожан. Уходя, они снимали с рук белые повязки. Вскоре опустела и площадь возле Тарасика. Город вновь стал привычно спокойным.

 

Ветераны-десантники собирались, таким образом, еще дважды. Во второй раз, правда, они не прошлись улицами города.

 

Но третий раз… Третий раз был особенный. И этот, последний, их «марш» запомнится многим.
6 апреля 2014 года начался обычно. Сквер возле Тарасика привычно наполнился людьми. «Русская весна» в который раз митинговала, участники произносили речи, площадь, уже привычно, укрывалась российскими флагами и Георгиевскими ленточками. На митинги собирали деньги для пострадавших «Беркутовцев» на майдане.

 

11010507_355419487982872_5490467641228428039_n

 

Все субботние митинги, вооружившись фотоаппаратом, я посещал вместе с сыном. Делал фотографии – как ни как, но творилась история. И та, прекрасная, теплая весенняя погода была еще одним поводом провести время на улице.

 

Я уже не помню, с кем я из «сильных» того прошлого мира я мирно беседовал, когда услышал голос сына:

 

— Папа, папа, посмотри, те дяди, которые стояли у Пилона опять пошли маршировать.

 

Я опешил. В это же время толпа увлеченно слушала выступающих. На ушедших десантников никто не обращал внимания.

 

Я с детенышем смог догнать колонну практически возле Белого Дома.

 

— Мужики, а вы куда идете? – спросил я.

 

В ответ была тишина. Они шли молча, не роняя слов. Колонну сопровождало несколько милиционеров, которые отвечали, — что они не знают, куда движутся эти люди.

 

11052503_355419757982845_4893253254277666208_n

 

Колонна прошла памятник Ильичу и двинулась дальше…

 

— Наверное прокуратура, — подумал я.

 

Прокуратура была так же стремительно пройдена без остановок. Колонна шла довольно таки быстро. Не сбивалась с ритма. Представителям, назовем их так – «СМИ», приходилось практически бежать за идущими. Перейдя трамвайные пути на сторону «Цветочных киосков» и Спар-Гурме колонна двинулась в сторону Советской.

 

— Куда, куда? — крутилось в голове.

 

В тот момент, когда они резко вышли на трамвайные пути и, на какое то мгновение «задержались» на перекрестке Советская – 16 линия, я взял в охапку сына и стремительно повернул в сторону СБУ. Уже боковым зрением я видел, что колонна шла туда же, куда иду и я.

 

Что в тот момент поразило, так это то, что возле здания СБУ их ждали. Три ряда милиционеров в обмундировании своими телами закрывали пространство перед входом в здание.
Уточнение. Пространство перед главным входом в здание СБУ слева и справа от входа было ограничено двумя мраморными парапетами.

 

И вот милиционеры точно заполнили пространство от одного до другого парапета.

 

Изловчившись, я занял прекрасную позицию на парапете справа от входа, возле первой внешней линии оцепления.

 

Стоявшие в оцеплении милиционеры были – молодыми пацанами-срочниками. На внешний вид, им больше 18-20 лет и не дашь.

 

11011564_355420287982792_8431397346174668611_n

 

Изначально, площадь перед СБУ, была не очень многолюдно заполнена. Пришедшие к зданию тут же выдвинули свои требования. Собравшиеся требовали свободу «политическим заключенным», которых ранее задержало СБУ. Я уже и не помню список всех задержанных. В нем кажется было что-то около 5-8 фамилий. Но, как мне кажется, в нем был «народный губернатор» Харитонов и некто Карякин (такие фамилии, не знаю, по какой причине запомнились моим мозгом).

 

Постепенно все пространство перед зданием было заполнено людьми. Слух о том, что возле СБУ что-то происходит, быстро донесся до участников митинга возле Тарасика. Они в спешном порядке перешли сюда.
В какое-то момент людей стало на площади так много, что движение городского транспорта и автомобилей перед зданием СБУ было прекращено в двух направлениях. Постепенно, страсти возле здания СБУ – накалялись…

 

11138131_355421037982717_6082859918288067283_n

 

Люди, неистово начинали требовать свободу «политзаключенным». Толпа кричала и гудела. Уверен, что основная масса собравшихся и не понимала, кого собственно захватили и кого собираются освобождать.

 

— А кто такой Харитонов?

 

— А Карякин?

 

Кто-то кому-то начинал объяснять о том или ином персонаже.

 

— Карякин – не знаю. А вот Харитонов, но как же ты не помнишь? Тот толстый мужик, который ОГА брал в марте. Мы же его народным губернатором выбрали…, — пытался кто-то донести своему визави.

 

Толпа гудела и шевелилась. Мамочки и бабушки побросав своих детей на детской площадки возле Храма, что в сквере напротив СБУ, скучковавшись, так же оживленно наблюдали за действом. В сквере стали появляться люди, которые записывали и фотографировали происходящее на камеру мобильных телефонов.

 

Вышедшие из здания милиционеры и каким-то в штатском подошли к «руководителям» митинга. Долго что-то обсуждали, милиционерам и тем, кто в штатском передали некий список. Как потом стало понятно – это был список «политических заключенных». Повторюсь, я не помню уже сегодня, сколько там было фамилий. Была ли там точно фамилия Харитонова – тоже не помню. Но фамилия – Карякин мне – запомнилась (она была какая-то не обычная и наверное мозг по этой причине ее запомнил). Милиционер в полковничьих погонах забрал список и вместе с теми в штатском зашел в здание. Через некоторое время он вышел один.

 

Более часа шел митинг. Ситуация накалялась. Зевак и праздношатающихся становилось больше. Слух о событиях возле СБУ распространялся по городу. Мой мобильный телефон практически плавился от входящих звонков. В какой-то момент, я просто отключил звук, предупредив жену, что с сыном я возле СБУ и звонить буду сам, т.к. звук выключен.

 

Со стороны, примыкающей к зданию СБУ, их же ведомственной поликлинике, к центральному входу приближалась внушительная колонна милиционеров в касках и обмундировании. Была одна очень интересная особенность. Многие милиционеры (а если быть совершенно честным, то ВСЕ) не имели нашивок. На форме, ярко-синими пятнами, сильно выделялись места сорванных нашивок. Судя по всему, — это был «Беркут». (Справка: после событий на майдане – его расформировали)

 

Вновь подтянувшиеся милиционеры, которые были явно старше своих, уже стоявших перед входом сослуживцев, оттеснили «молодых» за свои спины, став – первым эшелоном защиты здания. Тогда, меня впечатлил этот поступок. Я еще подумал, ну хоть менты заботятся о своих. Не подставляют «пацанов», не кидают их первых на амбразуру. Хотя, разум понимал, что власть, сидящая в этом здании, в ментовке и ОГА подставила всех этих ментов.

 

10526129_355421141316040_6888365397065592025_n

 

Толпа, собравшихся на площади, была разношерстной. Маргинальные элементы соседствовали и стояли бок о бок с «белыми воротничками», пенсионерами. Периодически площадь наполняли выкрики: «Россия, Россия», «Предатели» и что-то было еще, уже и не упомню.

 

Наблюдать за происходящим было очень интересно. Подобного Луганск не видел. Луганск видел шахтерские бунты и протесты ( захват СБУ я ставлю в один ряд с мартовским захватом ОГА).

 

В какой-то момент в здание полетели куриные яйца, которые, явно были запасливо припасены и принесены с собой. Был и один камень, разбивший стекло.

 

Бросаемые яйца, издавая специфический звук, разбивались о стены, окна и козырек над входом. По стенам струились тягучие густые полоски смешавшихся с белком желтков. В конце своего «путешествия» по стенам и окнам, они тягучими струями свисали с входного козырька здания и подоконников. Разбиваясь о стены, яйца еще создавали тысячи брызг, которые покрывали собой всех присутствующих близко к входу милиционеров и фотографирующей и снимающей «братии».

 

10734063_355422097982611_3614782720861333360_n

 

Еще один интересным момент, в здание кроме яиц летели и «серебряники». Наверняка, бросавшие, подчеркивали этим жестом продажность и коррумпированность, находившихся в здании.
В какой-то момент, внутренний голос предложил мне поменять расположение и правый от входа парапет сменить на левый.

 

За спинами милиционеров мы с детёнышем перешли на противоположную сторону. Внутренний голос по-прежнему не успокаивался. Он не давал мне покоя. Я понимал, что я что-то должен сделать, но что…

 

— Спусти ребенка вниз с парапета на газон под елки, — советовал мне мои внутренний голос.

 

Посмотрев вниз с парапета. Я предложил малому спрыгнуть и находиться там, в поле видимости.

 

-Папа, да там метра два, я боюсь прыгать, — сказал сын.

 

— Ладно, я тебя сейчас помогу тебе туда спуститься.

 

Я поставил фотик на мраморный парапет, сказал, что бы детёныш сел на парапет и свесил ноги вниз. Я взял его за руки и начал опускать вниз.

 

Все мои размышления происходили на фоне следующих событий. Из здания вышли в штатском и полковник и направились к ожидающим их представителям митингующих.

 

Далее все события происходили параллельно: общение вышедших со здания и митингующих и моя попытка опустить ребенка вниз.

 

— Папа, папа…, — крикнул мне ребенок….

 

Параллельно с его криком я слышал:

 

— Как нет никого? Как?

 

— Спасем сами….

 

Дальше, все происходящее напоминало фильм и по времени составляло секунды. Тогда, я даже не успел испугаться. Испугался я уже потом, когда мой детеныш был на «смотровой» площадке ГУМа.

 

Сын вскарабкался на парапет и, поборов страх, как сиганул с него вниз, да так далеко, что дал возможность прыгнуть и мне как можно дальше от парапета. В прыжке хватая фотоаппарат я не только видел, но и слышал надвигающуюся на меня людскую стену. Треск касок и щитков… Топот… Глухое и жесткое дыхание…

 

Я ощущал близость несущихся на меня тел их тепло и их животный страх – запах адреналина. Так пах страх.

 

Тогда, я думал только об одном, главное ребенок. Приземлившись на ноги, я рукой схватил его за «шкирятник» и держал его на расстояние вытянутой руки перед собой. Он бежал впереди меня. Я предавал ему ускорение. Секунды… Но какими же долгими они могут быть. За собой я уже не чувствовал дыхания…

 

За спиной, я только слышал…, слышал шум падающих тел. Каска о каску, щиток защиты о щиток и о каску, ноги руки. Падая, все издавало звук.

 

Звук был не только от тел. Звук бьющегося стекла и падающих вниз на землю осколков заглушал все остальные звуки.

 

11083894_355422581315896_6999021644262634355_n

 

Я практически закинул сына на противоположный парапет со стороны торгового центра «ГУМ». И предложил ему пойти на площадку перед магазином и стать так, что бы я его видел с любой точки перед СБУ. Я ему указал точное место. Он с точностью все сделал, как я его просил.

 

Вернувшись, я заметил одного молоденького милиционера, который лежал на земле, бледный как белый лист бумаги. Вокруг него толпились люди и сотрудники «Красного Креста». Ему оказывали помощь. Он был живой с незначительной травмой, как потом стало известно. Это был единственный пострадавший от захвата СБУ.

 

11058508_355422641315890_6900206191947648545_n

 

В это время часть митингующих, которые уже превратились в штурмующих, штурмовала входные двери, другая часть – лезла на козырёк над входом.

 

Первые двери поддались быстро. Они были пластиковые и были просто сметены, практически в самом начале. Вторые внутренние двери, наверняка времен СССР, стали непреодолимой преградой на пути штурмовиков. Коктейль Молотова… Пожар… Едкий дым…

 

Штурм с козырька был более плодотворным… Выбитые стекла… Стеклянные панели… Камни…
Из окна второго этажа штурмующих встретили брандспойты. Они обильно поливали штурмующих.
Камни, тротуарная плитка, купить плитку конечно никто не подумал, и гранитные осколки парапета продолжали лететь в здание, разрушая все новые и новые стекла и стеклянные декоративные плиты.

 

10492363_355423851315769_6292752915329318231_n

 

Дверь на первом этаже не поддавалась. В какой-то момент она была приоткрыта теми, кто был внутри. Появился брандспойт. Вода… Брандспойт на секунды отрезвил… Но, как оказалось — это была стратегическая ошибка. За секундным отрезвлением, последовала ярость штурмующих.

 

Дверь была захвачена… Инициатива тоже. Не помог даже развеянный из здания слезоточивый газ. Помню я даже не сразу понял что это такое. Жжение в глазах, першение в горле… Сухость… Дикое чувство жажды и желание пить. Дым… Вода…

 

Здание взято. Эйфория. На площади – ликование. Площадь и толпа почувствовали вкус новой «победы».
Здание СБУ предстало в печальном и разрушенном виде. В здании вода… Праздношатающиеся. Стоит отметить, что далее турникетов первого этажа глазеющих не пускали.

 

11102924_355424951315659_8085725994434281031_n

 

16018_355424787982342_4501706175168948753_n

 

В здании СБУ были сотрудники и, как выяснилось позже, и Генерал…

 

«Политические заключенные» выпущены.

 

К зданию СБУ подъехал Генерал МВД и «полугубернатор» Болотских. Они прибыли в окружении мощных сотрудников спецназа – они были в кольце их тел. Правда, «полугубернатор», испугавшись толпы, пригнулся и в плотном кольце ментов ретировался. Дежавю… Он вспомнил 9 марта… Генерал зашел в здание и пообщался… Уехал ни с чем…

 

Осмотрев последствия штурма, я понял что Бог сберег нас и сохранил, переведя на противоположную сторону от входа. Та часть, где были мы с сыном первоначально вся была усеяна осколками стёкол и камней. Камень или стеклянные осколки на той стороне обязательно бы «встретились» со мной и ребенком. И пострадавших точно было бы больше…

 

11133839_355424527982368_82822627910574717_n

 

Все было закончено. Уже к вечеру начали строить баррикады и укреплять подступы к территории.

 

Вот так прошло 6 апреля 2014 года. Что это было здобуда или зрада? Непонятно до сих пор. Но чувство договорняка не покидает и с каждым прожитым днем усиливается. Больно все гладко… Много вопросов и с захваченным оружием, которое предварительно было завезено. Много… Никто не пытался говорить и слышать друг друга. Кроме «захвата» СБУ ни одно из админзданий более не было захвачено. Целый месяц Луганск жил в тишине. Все органы власти работали и жизнь в городе и в области, фактически не отличалась от привычной. Если это революция, почему не было сразу переподчинены остальные органы власти. Месяц, месяц тишины.

 

Иногда эту тишину разрывали звуки истребителей, низко барражирующих в небе над городом.
Именно в апреле они впервые залетели в город. Я помню, как моя жена стояла на кухне, я сидел на диване напротив нее. Она смотрела в окно и что-то делала… Странно, говорила мне жена, посмотри, какая интересная птица летит прямо на нас. Я такой птицы не видела… И тут… гуллллл, ревввв… Я выбежав на балкон, инстинктивно присел. На нас летел самолет один, а за ним второй. Ощущения были такие, что они заденут крышу. Потом, уже эти самолеты воспринимались, как неотъемлемая часть городского неба. Забегая вперед, их не боялись даже рано утром 2 июня. В то утро они летали над городом один за другим с 4 утра. Их не боялись. Их стали бояться после …

 

Но все это будет потом…, а сейчас было то, что было.

 

Не скрою, что все это воспринималось с некоей долей романтики – революционной романтики. Было интересно походить и поблуждать там, понаблюдать за разрастающимся лагерем, за растущими баррикадами. Я думаю, что киевляне точно так же воспринимали майдан, до всех трагических событий. Люди несли еду, вещи, палатки, дрова. Полевая кухня, чай… Задушевные разговоры у костра. Бочки, ставшие очагами. Стойкий запах горящих дров.

 

Гимн… Флаг… Текст гимна РФ похоже знала половина Луганска. Привычные субботние митинги теперь стали проходить на «Площади перед СБУ». Толпа, заполнившая площадь пела гимн РФ. Люди не расходились по поздней ночи. Вечером тоже пели. Темнота, костры, экраны мобильных телефонов, словно свечки освещали пространство ночь, а «Площадь» пела.

 

11146283_355425071315647_8166794910172990337_n

 

А вообще, Гимном протестного движения стлала другая песня. Жанна Бичевская и ее «Русский марш» — стали музыкальным символом протеста.

 

Не раз в апреле по городу разносился слух о готовящимся штурме СБУ. Иногда, вечернее и ночное тихое небо разрывал звук церковного набата, который извещал горожан об опасности штурма. Один раз, «Площадь» и собравшиеся люди на ней были практически окружены военными в полном обмундировании. Но, людей, не останавливала возможная опасность штурма, многие ночевали, сменяя друг друга. Публика на «Площади» была очень разношерстная.

 

Интерес к происходящему со стороны местных СМИ был минимален, украинские так же делали вид, что ничего не происходит. Единственными интересовавшимися были СМИ Российской Федерации. Их было много. Были узнаваемые телевизионные лица.

 

Было много лжи и выдумок о том, что было там… В разговорах луганчан это место стали называть – «Площадь перед СБУ». Даже тут это не был майдан. Что бы хоть как-то разобраться в ситуации, я нахрапом умудрился заполучить аккредитацию в захваченное здание. И наравне с представителями российских СМИ я видел ситуацию не извне, а изнутри.

 

Да, я не был и не есть журналист. Журналисты, предпочли устраниться… Часто, моя информация с соцсетей уходила в местные «сми», где правда, по неизвестной мне до сего дня причине, я именовался как один из организаторов и сподвижников захватчиков, иногда утверждали, что я был еще и активный организатор событий. Привычно именовался мразью, иногда даже несусветной. Вот такие вот перипетии были в жизни страны, города, моей жизни и жизни моей семьи.

 

Все это отражалось на всех. И все это было следствием майдана. Майдан породил все последующие за ним события. Он, этот майдан мог стать символом единения, не нации, а НАРОДА, но не стал. Все устали от воровитого режима януковича и его подпевал, которые разворовывали страну как подлые грабители. Зачем, зачем к протесту против сволочной власти были привлечены националистические силы? Почему все попутали понятия нация и народ? Почему сделали ставку на нацию, а не на народ, почему? Почему повелись и продались кукловодам за печеньки? Почему проскакали страну? И почему теперь, когда майдан стал символом не единения, а раздора, все скачущие бояться признаться себе, что они ввергли страну в пучину кровавых событий, что именно они поставили ее на грань распада, что они посеяли вражду и ненависть между людьми.

 

Я всегда был, есть и буду – РУССКИМ. Но это не мешало быть мне гражданином Украины и гордиться этим. Я не чувствовал угнетения и языкового дискомфорта. И я не перестану задаваться вопросами, адресованными к майдану. Зачем? Почему? И я буду их задавать до тех пор, пока не получу на них исчерпывающие ответы. Хотя, уверен, что не доживу до правдивого ответа…

 

Все, рассказанное тут, есть мой беспристрастный взгляд на происходящие события, без идеализации или очернения произошедшего. Взгляд обычного простого человека, который жил, работал, строил планы и надежды на будущее, который воспитывал детей, который не делал подлостей и не совершал предательств, и жил по совести, но в то же время и не был святым. Но вся моя «несвятость» — она моя и только моя, за которую я отвечу, когда придет время…

 

Я повторюсь, что до сего дня, я не знаю, 6 апреля 2014 года, это был шаг к победе или к поражению. Выиграли или проиграли все мы… Я не знаю…

 

История, спустя годы, может быть десятилетия или столетия, наверняка, даст точную оценку всем произошедшим в стране событиям. А мы, мы с высоченной высоты рая, или самого дна ада будем безмолвно наблюдать за нашими потомками и кому-то из нас может быть станет стыдно за содеянное и наши души еще раз, но уже сами, осудят или оправдают себя. И возможно, мы сами примем решение спуститься в ад, чтобы освободить место невинному праведнику, томящемуся за нас в аду.

 

Мир всем нам.

 

P.S. Сумбурно, путано, но от души. Спасибо.

 

Вячеслав Шаталов

10806484_310091732515648_2876383245514665999_n

 

 

 

 

 

 

 


Комментировать \ Comments
11107721_355419294649558_523983437425462748_n


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1