Журналист-гражданин. Валерия Ивашкина

Дата публикации: 04 апреля 2015, 14:12

Когда начинается война, журналист с местным паспортом при всем желании не может оставаться невовлеченным. При получении негативной информации о стороне, которую журналист волей-неволей принимает за свою, возникает внутренний конфликт. Как поступить? Как представитель профессии — и рассказать все, что знаешь, или как гражданин — и утаить то, что навредит «своим»?

 

Пресса

 

Впервые я столкнулась с этим конфликтом около года назад. Спустя месяца полтора после референдума я поехала в Крым — глянуть, чем он, обрусевший, отличается от украинского. Анонсировала материал на фейсбуке, получила множество вопросов от читателей, и… ничего не написала. Действительность настолько расходилась с моими ожиданиями, построенными на эфирах дружественных украинских СМИ, что стало неловко. Местные пребывали в такой эйфории, что если проблемы и возникали, им было наплевать. Полуостров был усеян георгиевскими лентами и российскими флагами не меньше чем Киев — украинскими: они были в дорогих апартаментах, на покосившихся домах в деревнях, на бейджиках продавщиц и на волосах маленьких девчушек. За всю поездку мне встретился только один человек, сожалевший о происходящем вокруг — пожилой крымский татарин, который держит отель в Бахчисарае. Смотреть на это было больно. Но отрицать реальность, которая вот, прямо перед тобой и писать то, что было принято писать о Крыме — я бы не смогла.

 

И я решила не писать ничего. Одним материалом больше, одним меньше — какая разница? С тех пор я испытываю чувство вины перед своим воображаемым читателем (а может, перед самой собой?), потому что не написала то, что расходилось с их ожиданиями. Смалодушничала.

 

Этот червь — чувство вины — точит меня и сейчас. С тех пор при дилемме журналист-гражданин я по умолчанию склоняюсь к журналисту. И осуждаю коллег, которые взяли за привычку поступать так, как тогда поступила я.

 

Но порой эгоистичное стремление журналиста рассказать все и сразу может кому-то навредить — ухудшить качество жизни или вовсе ее отнять. Последствия могут быть непредсказуемыми — как после публикации американского журналиста о зверствах армии США то ли в Афганистане, то ли в Ираке, за которой последовали чудовищные расправы над солдатами его страны.

 

Я знаю многих коллег, которые принимали решения не рассказывать о преступлениях украинских батальонов: это вредит их репутации, а без поддержки с тыла вероятность их гибели быстро растет. Но в конечном итоге что хуже — навредить имиджу со всеми рисками или чтобы какой-то мирный житель безнаказанно лишился жизни от рук бойцов этого добробата — ведь об этом преступлении тоже никто не напишет?

 

Универсального ответа на вопрос что должно быть на первом месте — профессиональный интерес или гражданская позиция — нет. В каждом отдельном случае приходится принимать решение заново. И вы не представляете, как это бывает тяжело.

 

Валерия Ивашкина

 


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1