Слепое пятно. Виктория Никифорова

   Дата публикации: 03 апреля 2015, 15:13

Джен Псаки уходит, но дело ее живет

 

На самом деле, в рыженькой девушке со смешной греческой фамилией не было ничего забавного. На своем посту в информационной войне она работала по целям ничуть не хуже «Томагавка». Это мы по старинке продолжаем полагать, что война – это танковые клинья, ковровые бомбардировки и сплошной напалм. А Джен Псаки в бусиках и платьицах – это как бы из другой оперы. Над ней можно похихикать и передохнуть от ужасов войны.

 

Официальный представитель Государственного департамента США Джен Псаки возле перевернутой карты мира

 

В действительности, современная война – это меланж из обстрелов и твитов, автоматных очередей и постов в фейсбуке, ракетных залпов и пресс-конференций официального представителя Госдепа. Тут все имеет значение. В том числе, и идиотские ошибки, оговорки, незнание матчасти, а также бусики и туфельки.

 

Как это делается? Берется девушка – молодая, красивая, забавная, умом не блещущая. «А давайте поставим ее на пост официального представителя Госдепа США!», — решают умные люди. То есть на высокую должность, которую в не столь продвинутых странах занимают пожилые дяденьки с двумя высшими образованиями в генеральских погонах и почтенных сединах. Ну, что ж, уже смешно. Псаки что-нибудь ляпает, а опровергать ее выдвигается убеленный сединами представитель нашего МИДа, к примеру. Он аргументирует, опровергает, разоблачает и сдержанно иронизирует. А Псаки хихикает и продолжает гнать свою пургу. Ну, и вот вам наглядная разница между странами – сразу ясно, кто здесь гегемон и может себе позволить, а кто — «региональная держава» и должен вечно оправдываться.

 

На своем посту Псаки веселит весь честной мир. Тут и избирательные карусели с лошадками, и шестой флот у морских берегов Белоруссии. Идеальным напарником барышни выступает журналист Assoshiated Press Мэтт Ли. Он задает вопросы, она говорит глупости, белый и рыжий клоун снова с вами. Журналисты хохочут, все довольны.

 

И впрямь это же невероятно прикольно – следить, как хорошенькая Джен путается во всех этих непроизносимых Debaltsevo, Slavyansk, Kolomoiskii, Yatsenyuk. Мы-то, русские, здесь нервно вздрагиваем. Потому что для нас это реальная кровь и трупы соотечественников. Но для остальных-то журналистов, не замешанных в споре славян между собою, это просто очаровательная развлекуха.

 

Вот, сидит, к примеру, немецкий или там бразильский газетчик, пялится с удовольствием на рыженькую Джен. Она чего-то такое там щебечет, в деталях путается, на вопросы ответить не умеет. Ну и что? Зато клевенькая такая. Платьице там, бусики. И мало-помалу все эти Debaltsevo начинают казаться действительно какой-то экзотической, смешной и никому не нужной ерундой. Ну, как, например, названия «тутси» и «хуту» могут показаться забавными тем, кто ничего не знает о геноциде в Руанде. И кровавый конфликт на Украине начинает выглядеть в глазах журналистов прикольной фигней, по поводу которой нормальному человеку и париться не стоит.

 

И все эти «ашипки и ачепятки» – это отнюдь не просто глупость «тупых американцев». Нет, это еще одна демонстрация силы и довольно удачный ход в информационной войне. Вы, мол, здесь никто и звать вас никак, – таков нехитрый месседж этих ошибок. И Джен Псаки со своим невысоким IQ тут совершенно не причем. Она просто продолжает добрую старую традицию позиционирования России как сугубо непонятного Мордора – слепого пятна западной культуры.

 

Любой из вас, наверное, сталкивался с этим в своей читательской жизни: листаешь какой-нибудь крутой американский детектив и просто наслаждаешься тем, как отчетливо, добросовестно, в деталях выписано устройство пистолета-пулемета производства, допустим, хеклер-унд-кох. Как четко знает автор структуру и взаимодействие отделов ЦРУ. Как сочно и точно описывает погоню в нью-йоркской подземке или процесс подкупа портье в нью-йоркском отеле. Всему веришь, все прямо так и видишь перед собой.

 

Но стоит тому же автору начать описывать события, происходящие, по сюжету, в советской армии, начинается просто адский трэш и угар. Появляются какие-то непонятные женщины-замполиты в Афганистане, шинели 1980-х, пробитые пулями «еще в Сталинграде», ну и, натурально, секс на этих шинелях снайпера и его жены-замполита в обстановке боевых действий. И автор спокойно все это пишет. И редакторы, корректоры, консультанты крупнейшего издательского дома, выпускающие его книгу, спокойно это все пропускают. Хотя, ошибись он с хеклер-унд-кохом, уж, наверняка поправили бы.

 

В голливудском – да и шире, в западном – кино Россия и русские – это давно уже территория вечнозеленой клюквы. Но у киношников есть оправдания. Во-первых, они снимают в основном «фэнтези», где реализма ждать как-то глупо. Во-вторых, им активно помогают киношники отечественные, из года в год отгружающие на зарубежные фестивали образ России как заснеженной, нищей и умирающей страны и образ русского как заросшего, вечно пьяного убийцы.

 

Любые наши попытки тут оправдаться заведомо слабы и служат только доказательством нашего общего безобразия. «Слепое пятно», да еще и выступает! Печальный парадокс в том, что, указывая на ошибки, мы только раскручиваем все эти русофобские вымыслы. Сочиняя видеоприколы и рисуя фотожабы на Джен Псаки, мы только повышаем ее рейтинг цитируемости. Эта безобидная, казалось бы, глупость американской пропаганды делает и нас ее подельниками. Маховик информационной войны, приведенный в движение умными людьми, дальше уже раскручиваем мы сами – какие бы мы там ни были патриоты.

 

Так что, кроме фамилии, в Джен Псаки ничего смешного нету. Это живое воплощение идеи «The medium is the message». И месседж этот для нас, русских, чрезвычайно внятен и неприятен. Наши мертвые – это хиханьки-хаханьки, бусики, платьица, фотожабы и видеоприколы. Удачный ход в информационной войне, на который, на самом деле, у нас нет пока ответа.

 

Виктория Никифорова

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1