Куда ещё ступит нога немецкого солдата? Наталия Меден

Дата публикации: 01 Апрель 2015, 12:07

В последние мартовские выходные в Германии в небольшом местечке Königsbronn (Королевский источник) завершились «Кёнигсброннские беседы» — публичные выступления немецких политиков и военных по вопросам безопасности. Организаторы мероприятия — Германский союз бундесвера, Германский союз резервистов и Федеральная академия безопасности. «Кёнигсброннские беседы» — более деловой вариант Мюнхенской конференции по безопасности, и здесь, в отличие от Мюнхена, собираются одни немцы. На этот раз в Кёнигсбронне выступили среди прочих генеральный инспектор бундесвера Фолькер Викер, министр экономического сотрудничества Герд Мюллер, руководитель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер, уполномоченный по бундесверу в бундестаге Гельмут Кёнигхауз, эксперт по вопросам безопасности фракции ХДС в бундестаге Хенинг Отте. Говорили об умножении вооруженных конфликтов в мире и об отсутствии действенных способов их предотвратить.

 

Солдаты Бундесвера

 

По понятным историческим причинам вопрос о том, насколько оправданно использование вооруженных сил во внешней политике, стоит в Германии особенно остро. В течение семи десятилетий США внимательно следили за тем, чтобы немцы соблюдали ограничения в области военного строительства. В годы холодной войны эти ограничения носили несколько шизофренический характер: с одной стороны, бундесвер создавался не как немецкая армия, а как часть вооруженных сил НАТО; с другой – это была «ударная армия НАТО в Европе». Только после объединения Германии немецких военнослужащих стали отправлять для участия в так называемых миротворческих миссиях (в первый раз в Камбоджу в 1992 г.).

 

В 90-е гг. из уст немецких политиков еще звучали клятвенные обещания о том, что «никогда нога немецкого солдата не ступит на землю, где ступал вермахт». Однако в 1999 году НАТО напала на Югославию, немцы вспомнили о «союзническом долге», и тогдашний министр иностранных дел Германии Йозеф Фишер заговорил о том, чтобы «поставить сербов на колени». Прошло ещё некоторое время, и в 2014 году в Германии начали обсуждать возможность отправки немецких десантников на Украину. И никто из немецких политиков уже не заикнулся о том, что не следует бундесверу появляться там, где совершал кровавые преступления гитлеровский вермахт.

 

Германия постепенно освобождается от последних ограничений и запретов. Так, в прошлом году немецкие политики переступили через собственное обещание не поставлять оружие в зоны вооруженных конфликтов, отправив курдам, сражающимся против «Исламского государства» (ИГ), гранатометы, пулеметы, штурмовые винтовки. В этом году особенно тревожным симптомом стало то, что участники «Кёнигсброннских бесед» поставили ИГ на одну доску с «сепаратистами» на юго-востоке Украины.

 

Правда, некоторое стеснение в области военной политики Германия ещё ощущает. Так, Вильнюсу было отказано в просьбе заключить межправительственное соглашение на поставку танков Leopard после того, как Литва приняла решение о модернизации своей армии перед лицом «угрозы с Востока». Однако тут же МИД Германии пригласил посла Литвы выступить перед депутатами бундестага. Посол не замедлил воспользоваться трибуной немецкого парламента, чтобы рассказать о «российской агрессии» против «демократической Украины».

 

А танки, оказывается, нужны самой Германии: министр обороны Урсула фон дер Ляйен на днях распорядилась приостановить утвержденное ее предшественником списание устаревших «леопардов». Поскольку речь идёт об устаревших машинах, можно предположить, что они всё же предназначаются Киеву. В свою очередь министр финансов Вольфганг Шойбле, прежде выступавший против увеличения военных расходов, пару недель назад объявил, что с 2017 г. эта статья бюджета будет расти.

 

Помнится, прежний министр обороны Томас де Мезьер жаловался на трудности, вызываемые преувеличенным, по его мнению, пацифизмом немцев. Оригинальное решение проблемы нашла сменившая Мезьера фон дер Ляйен. Начиная с прошлого года СМИ принялись рассказывать немцам о том, как плохо оснащен бундесвер (мол, автоматы перегреваются, корабли не плывут, самолеты с вертолетами не летают и т.п.). Проведя эту кампанию, фон дер Ляйен с удовлетворением заявила, что теперь, наконец, немецкие граждане знают, что за безопасность надо платить. А ещё госпожа министр обороны ФРГ любит ссылаться на Генри Киссинджера, сказавшего как-то, что Германии не уйти от бремени ответственности.

 

В чем же проявляется сегодня ответственность и самостоятельность Германии? В том, что в Баварию прибывают новые партии американских танков? Думается, более самостоятельным политиком был знаменитый баварец Франц-Йозеф Штраус, которого совершенно не устраивало, что на немецкой земле всё ещё размещаются остатки оккупационных войск. Со смерти Штрауса прошло больше четверти века, но ничего не изменилось. И американское ядерное оружие по-прежнему размещается в Германии, даром что в 2009 г. в коалиционном договоре о создании правительства ФРГ было записано намерение добиться его вывода.

 

Так или иначе, пропагандистская кампания министерства обороны приносит свои плоды. По последним опросам, от 30 до 40% населения Германии уже принимают предстоящий рост оборонных расходов как должное. И правительство продолжает усилия в этом направлении. Примечательно, что на «Кёнигсброннских беседах» помимо 400 участников (политиков, военных, экспертов, журналистов) присутствовали еще 300 человек, в том числе 100 школьников. Пропагандистская кампания в поддержку довооружения бундесвера ведётся также в целях воспитания молодого поколения немцев. Как провозгласил участник «Кёнигсброннских бесед» капитан Андреас Штайнметц, второе лицо в Союзе бундесвера, «мы должны быть наготове».

 

А самым оглушительным оказалось выступление в провинциальном Кёнигсбронне командующего Объединенным многонациональным командованием «Ульм» генерал-лейтенанта Рихарда Россманита, который заявил: «Мир всё сильнее погружается в беспорядок, и мы, немцы, должны привести его к порядку» (!). Европе следует знать, какие речи звучат сегодня в Кёнигсбронне, на родине Георга Эльсера, устроившего в 1939 года покушение на Гитлера и его ближайшее окружение. Эльсер заложил бомбу в здании Бюргенбройкеллер – пивного зала в Мюнхене, где нацисты ежегодно в годовщину «пивного путча» устраивали торжественные собрания. Гитлер уехал из Бюргенбройкеллера за 13 минут до взрыва, а Эльсера в тот же день на швейцарской границе схватило гестапо. Его расстреляли в Дахау 9 апреля 1945 года. Сегодня в Германии избегают даже малейшего напоминания о том, что в этом году победе над немецким фашизмом исполняется 70 лет. Будет ли молодое поколение немцев при таком обращении с историей помнить, кто такой Георг Эльсер и за что он отдал свою жизнь?

 

Наталия Меден

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Bundesver_1370790136_2204327


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1