Глобальная финансово-энергетическая война. От Йемена до Мьянмы. Елена Ларина

Дата публикации: 01 Апрель 2015, 11:49

События в Йемене и Мьянме, новых фронтах мировой горячей финансово-энергетической войны, демонстрируют её непривычный облик. Нет больше разделения на традиционные войны с использованием танков, самолётов, пехоты, действий повстанческих формирований с их мобильными колоннами джипов, вооруженных ракетными установками, и на неконвенционные войны, разворачивающиеся на финансово-экономическом, энергетическом, поведенческом и иных фронтах. Нет больше пропасти между глобальным и локальным. Столкновения в отдаленных деревушках откликаются потрясениями на финансовых рынках Нью-Йорка, Лондона, Москвы и Шанхая, на энергообеспеченности континентов. Мы живем в мире, где ракетные удары наносятся во имя биржевых котировок, а атаки повстанцев организуются для перелома в ценовых трендах.

 

От Йемена до Мьянмы

 

В Соединенных Штатах 25 марта была планово обнародована информация об объеме коммерческих запасов нефти в стране. Они возросли на 8,2 млн баррелей против 5,6 ожидаемых и достигли почти 664 млн баррелей черного золота, больше, чем когда-либо в истории.Эта информация должна была обвалить цены на нефть. Ожидалось, что они уйдут к 50 долларам. Однако к концу дня цена, наоборот, выросла на 4% и пыталась пробить рубеж в 60 долларов. Цены на нефть подняли хути, начавшие наступать по всем фронтам вскоре после объявления данных о запасах.

 

Именно 25 марта они взяли аэропорт и вступили в крупнейший город страны Аден, а также к ночи установили контроль над нефтяными полями, где ранее господствовала «Аль-Каида». Кстати, по информации осведомленных источников, еще до начала наступления шиитских повстанцев на нерегулируемых SEС электронных площадках по торговле деривативами — в «черных бассейнах», было заключено много контрактов на рост цены, а не на её снижение, которое ожидалось после объявления о рекордных запасах. Кто-то все заранее знал. И это были не иранцы, а люди с Запада, глубоко осведомленные об особенностях торговых платформ, алгоритмическом трейдинге и многом другом.

 

В ответ на наступление шиитских повстанцев и стоящего за их спиной Ирана с офицерами KSIR монархии Персидского залива и их союзники действовали быстро и согласованно. В ночь с 25 на 26 марта авиация коалиции нанесла удары по территории, контролируемой хуситами, в том числе по столице страны — Сане. Было объявлено, что, если необходимо, в Йемен войдут сухопутные войска коалиции. Причём важно, что о готовности отправить свои подразделения объявил Пакистан — верный союзник Китая. Оно и понятно, Китаю совершенно не нужно повышение цен на нефть. Он заинтересован в их снижении. В итоге в противовес надеждам иранцев и примкнувших к ним биржевых спекулянтов — «быков» цена на нефть 27 марта перестала расти и постепенно двинулась вниз к 56 долларам за баррель. F-16 и ракеты «воздух — земля» сыграли свою роль в аравийском сражении мировой финансово-энергетической войны.

 

Хотя описанным выше событиям и уделяется основное внимание электронными СМИ, военными экспертами, политическими деятелями и финансовыми аналитиками, не они являются главными в разворачивавшемся чрезвычайно опасном сюжете. У кровавых и опасных событий на юге Аравийского полуострова есть ещё более зловещая подоплёка. Её то ли не видят, то ли сознательно скрывают эксперты и аналитики. Настало время обнародовать эту подоплёку. Возможно, превращение тайного в явное заставит планировщиков событий изменить свою программу, а их противников — эффективно противодействовать ей.

 

Ключевым событием йеменской трагедии стала блокировка 27 марта египетскими ВМС Баб-эль-Мандебского пролива. В самом узком месте ширина пролива чуть больше 20 км. Баб-эль-Мандебский пролив входит в число шести самых уязвимых мест для морского транзита нефти. Арифметика простая. 63% всей произведенной нефти, по данным EIA, транспортируется через моря и океаны. На долю Баб-эль-Мандебского пролива и неразрывно связанного с ним Суэцкого канала приходится почти 15% всего мирового транзита нефти. В настоящий момент фарватер залива перекрыт египетскими военными судами, пропускающими только танкеры и охраняющими пролив от возможного нападения хуситов.

 

Переместимся из Йемена в Мьянму. За последние четыре года от морского побережья страны до внутренних районов Китая проложен нефтепровод, обеспечивающий транзит 8% импортируемой в страну нефти. В конце января нефтепровод был торжественно открыт, а нефть из первого танкера была закачана в трубу. Построенный нефтепровод призван был избавить Китай от опасности блокировки Малаккского пролива. Через пролив в страну попадает львиная часть импортируемой нефти. На Малаккский пролив приходится 27% мирового транзита нефти. При этом уже сегодня в проливе имеется много проблем с пиратами. К тому же он весьма узок и уязвим для атак. Согласно специализированным военно-морским изданиям, малотоннажные быстроходные морские суда (МБМС), вооруженные компактными ракетными комплексами, «умными» торпедами и боевыми дронами корабельного базирования, способны незаметно войти в пролив со стороны Индонезии и потопить крупный танкер, заблокировав Малаккский пролив. Все эти боевые и транспортные средства легко купить на «белых» и «черных» рынках.

 

А теперь о главном. В феврале повстанцы приграничной с Китаем народности кокан (мьянманские этнические китайцы) начали боевые действия против центрального правительства в Рангуне, нарушив длительное перемирие. С каждым днем эскалация насилия нарастает. Во второй декаде марта мьянманская авиация нанесла удар по базам повстанцев — коканов, расположенным, как утверждают рангунские власти, на территории Китая. Все эти события по странному стечению обстоятельств случились там, где проходит только что построенный нефтепровод, и в момент, когда на другом конце планеты — в Йемене, разгорается опаснейший конфликт. В результате конфликта нефтепровод технически не обслуживается и не может нормально функционировать. Нефтепровод и земли коканов расположены в районе знаменитого «золотого треугольника». На маковых полях этого треугольника производится 80% мирового опиума. Район коканов контролирует в значительной степени клан Ло Сик Хана. Его старейшины живут в Сингапуре. Известно, что они уже длительное время связаны с действующими и отставными командирами британских сил специального назначения и американской военной разведкой.

 

В романе Ф. Форсайта «Дьявольская альтернатива» описано, как мировая экономика погрузилась в хаос, в том числе из-за атаки на танкер в одном из узких мест морских перевозок. В нашей реальности египетский корабль уже занял место в Баб-эль-Мандебском проливе. Одной ракеты хватит, чтобы отправить этот корабль на дно, при удачном стечении обстоятельств полностью прекратив судоходство в проливе, а при других — неимоверно его затруднив. Мьянманско-китайский нефтепровод уже заблокирован. Теперь если нанести удар по одному из танкеров в Малаккском проливе, то получится следующее. Больше 40% мировых нефтяных артерий окажутся закупоренными. Возникнет гигантский тромб, чреватый инсультом мировой экономики. Цены на нефть могут взлететь до 500-700 и выше долларов. Но это уже никого не обрадует. Находящаяся в квазиравновесном состоянии мировая посткризискная экономика не перенесет такого удара, и начнется не просто глобальная депрессия, а Армагеддон с Апокалипсисом в обнимку.

 

Описанный сценарий — не фантастика, а эскиз операционного плана. Требуемых для его реализации условий с каждым днём становится всё больше. Это говорит о высокой вероятности того, что подобный план не только существует, но и осуществляется. Как показывает история, в подобных ситуациях даже те, кто стоял у истоков динамичных процессов, в какой-то момент переставали контролировать. События начинают развиваться по собственной логике. Сегодня этой логикой может воспользоваться любая, в том числе третья, сила. Поэтому, пока еще не поздно, необходимо остановить конфронтацию от Донецка до Рангуна, от Дамаска до Адена, и всем ответственным силам начать договариваться.

 

Елена Ларина

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
jemen_povstantci_reg-big


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1