Глупые селедки и Великая Отечественная. Денис Селезнев

   Дата публикации: 31 марта 2015, 09:33

Наткнулся на пост некой глупой селедки из Одессы, в котором крякается о том, как Красная Армия подло оставила Одессу. Ну пусть это останется на совести селедки, которая вряд ли имеет хоть малейшее представление об истории обороны города.

 

11076237_1424297017881218_4454419825285541072_n

 

В связи с этим вспомнил так сказать серию стратегических ходов советского Генштаба, которые связывают сразу три города — Одессу, Севастополь и прародину Руси Мелитополь.

 

В общем в июле до того выжидавшая момента 11-я армия Манштейна начала наступление на южном украинском направлении. Не все у них получалось как надо, но все же откат частей Южного фронта происходил. В итоге образовалась так называемая Приморская группа или Приморская армия, которая вскоре была отрезана от основных сил Южного фронта и тылом опиралась на море. Эта Приморская армия вполне успешно выполняла задачу по обороне Одессы и могла бы достаточно долго её выполнять, так как основная нагрузка по осаде города легла на румынские дивизии. А даже балабам думаю ясно, что румыны не очень сильные вояки.

 

Однако 11-я армия продолжала движение на восток и в конце концов вышла к Крыму. В составе этой армии был горно-стрелковый корпус генерала Штюльпнагеля (если правильной помню с номером 49). Этот корпус находился в резерве 11-й армии штурмовавшей позиции 51-й советской армии на крымских перешейках.

 

Тылы же корпуса Штюльпнагеля прикрывали опять же румыны.

 

К этому моменту сразу несколько армий Южного фронта откатились уже к Мелитополю. И тут Генштабу стало очевидно, что немецкий тыл держится исключительно на румынах. Было принято решение атаковать румын и нанести поражение корпусу Штюльпнагеля. В итоге был нанесен удар и румыны как обычно побежали. К тому времени 11-й армии уже удалось ворваться в Крым и свежий корпус Штюльпнагеля должен был нанести удар по Севастополю, который к тому моменту не имел полноценного гарнизона.

 

Однако, получив удар в тыл, горно-стрелковый корпус должен был развернуться и вести бой с мелитопольскими армиями. Возникло замешательство, которым и воспользовался Генштаб для оставления уже обреченной Одессы и переброски Приморской армии в Севастополь. Что и было с большим успехом проделано. Армии Южного фронта бились настолько отчаянно, что только вмешательство освободившейся после после киевского окружения танковой армии Клейста, позволило Вермахту отбиться и даже окружить мелитопольские армии вокруг Мелитополя. Однако, дело было в открытой степи, глубокой осенью, потери немцев уже слишком велики, так что большей части мелитопольской группировки удалось вырваться к Донбассу.

 

К слову сказать в это окружение попал и товарищ Покрышкин, который пытался вывезти на грузовике из кольца свой подбитый МиГ и только после прямого письменного приказа встреченного генерала авиации, сжег его. Тут же в этом окружении, в самом Мелитополе, Покрышкин увидел умирающего мальчика с распоротым осколком животом. Этот мальчик, стал для него символов мотивирующим его беспощадно уничтожать врага. Вспоминая его, он шел в свой последний бой над Берлином.

 

Но это было много позже. А пока воспользовавшись ударом Южного фронта, Красная Армия укрепила Севастополь, который продержался еще много месяцев. Доковылявший сюда Штюльпнагель, уже имел вполне потрепанный вид. Так армии в сражении под Мелитополем, положили начало новой легенде. А молниеносная эвакуация Одессе, дала Севастополю защитников.

 

Впереди было еще много трагедий и поражений, но уже тогда немцы поняли, что имеют дело не с какими-то там французами или упаси господи чехами, а с реальными пацанами, с которыми предстоит воевать так серьезно, как некогда ранее.

 

Ну а селедка это просто селедка. Что можно ей сказать, разве что буль буль.

 

Денис Селезнев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1