Разговор с Башаром Асадом о будущем мире на фоне войны

   Дата публикации: 26 марта 2015, 22:48

Сирийский лидер в ходе беседы сравнил ситуацию в Сирии с Украиной, похвалил Россию за миротворческие усилия и рассказал, чему научился за четыре года кризиса, как называют в Сирии войну с террористами.

 

933217139

 

Журналистам попасть в Сирию не так просто — страна воюет, журналисты должны получать специальные визы и аккредитации. Но группу российских журналистов, среди которых был и специальный корреспондент РИА Новости, пригласили специально, чтобы взять интервью у президента Башара Асада.

 

Сирийский лидер в ходе беседы сравнил ситуацию в Сирии с Украиной, похвалил Россию за миротворческие усилия и рассказал, чему научился за четыре года кризиса, как называют в Сирии войну с террористами.

 

Тревожная дорога на Дамаск

 

В нашей небольшой группе было несколько журналистов, кто уже был в Сирии — но до войны или в самом ее начале. Поэтому в страну мы въезжали не без опаски — было очень печально увидеть эту некогда цветущую и мирную страну, полную древнеримских и библейских памятников, в руинах.

 

Мы делились друг с другом своими опасениями, но первое впечатление оказалось парадоксальным: да, на границе Сирии и Ливана нас встретили сначала беженцы-попрошайки, потом вооруженная охрана, а на нейтралке между странами — сгоревший автомобиль, но дальше открывался вполне мирный и спокойный пейзаж.

 

«За трассу между Дамаском и Бейрутом одно время шли бои, правительство ее не контролировало, попадались засады боевиков. Но сейчас вроде все успокоилось», — говорит проводник. Но ехать все равно надо с большой скоростью — чтобы никакой снайпер не попал.

 

Вскоре въезжаем в Дамаск — когда-то сюда можно было прилететь самолетом, а теперь только по земле. Впрочем, по городу так сразу и не скажешь, что где-то рядом происходят бои. На улицах по-прежнему много машин, которые движутся плотным, громким, сигналящим потоком. На домах и зданиях — портреты президента и его предшественника и отца Хафеза Асада.

 

Особая ситуация в стране понятна только по обилию блокпостов, укреплений и военных. По вечерам в городе слышны взрывы — это боевики, которые засели в пригородах Дамаска, обстреливают его центр.
Несколько ракет попали даже по мечети Омейядов — самой большой и красивой мечети Сирии, перестроенной из христианского собора, который, в свою очередь, сменил древнеримский храм Юпитера. Но у исламистов никакого пиетета перед святыней нет — одна из ракет попала во двор мечети, погибли два ее служителя. На древнеримских колоннах остались следы осколков.

 

Иногда гаснет свет, слышна стрельба, «падают» интернет и сотовая связь. Приходят новости: боевики штурмовали Идлиб на севере и город Босра на юге. Некоторые группировки стоят даже в пригородах Дамаска.

 

Из соображений безопасности селимся в самой хорошо охраняемой и укрепленной гостинице — знаменитой пятизвездочной Dama Rose, штаб-квартире иностранных журналистов и политиков.
Туристический и деловой туризм в стране явно не на подъеме — половина этажей гостиницы сдана под рынок, скатерти в ресторане грязные, шведский стол скудный, а окна давно не мыли. Но гостиница обнесена блокпостами бетонными блоками, а на входе — тщательный досмотр. Теракты в столице воюющей Сирии тоже не редкость.

 

Люди в джинсах. И с металлоискателями

 

Через пару дней ожидания начинается подготовка к интервью. За нами приезжает кортеж и мы без остановок мимо блокпостов и пробок мчимся в президентский дворец. На въезде машину проверяют металлоискателем и каким-то детектором радиоволн — ищут мины, в том числе радиоуправляемые.
Бросается в глаза «форма» охранников дворца — они одеты в джинсы и разномастные куртки, встретишь на улице — и не поймешь, что это коллеги наших подтянутых и аккуратных ФСО.

 

Еще одно впечатление — большая абстрактная картина при входе во дворец. Мы в светской современной стране, не похожей на тот образ «светлого будущего», который готовят для нее ваххабиты и шахиды из ИГИЛ.

 

Мы встречаемся с чиновницами, одетыми в элегантные брючные костюмы. Они спокойно курят во время нашего разговора (здесь принято курить в помещениях), дают нам инструкции. Никаких хиджабов и многоженства.

 

Элегантные чиновницы выдвигают ряд условий. Первое — вопросы надо прислать заранее. А вот на интервью импровизировать нельзя, можно будет только что-то уточнить. Если президент ответит на все вопросы, но у него еще останутся настроение и время, можно будет задать дополнительные вопросы, причем их список также согласован.

 

Еще условие — ответы Асада должны быть полными, обрезать их нельзя. А то однажды Асад на вопрос, будет ли Сирия воевать с Израилем, ответил, что «будет, если Израиль нападет», а американское телевидение оставило только «будет».

 

Очаровательный человек

 

Наконец, «день икс» настает. За нами приезжает кортеж из машин представительского класса, снова везут во дворец. На въезде изымают все камеры — снимать будут местные операторы и фотографы. На уже знакомом входе во дворец тщательно обыскивают, изымают теперь еще и все телефоны.

 

И вдруг — сюрприз: интервью будет вовсе не в этом здании. Нас снова, но уже без камер и телефонов, сажают в кортеж, вывозят с территории дворца и куда-то везут по Дамаску. Минут через 20 замечаем, что нас катают по кругу — мы снова проезжаем и мимо регулировщика, и мимо одной и той же больницы. Видимо, путаем следы.

 

Но вот, наконец, кортеж сворачивает и мы подъезжаем к небольшому красивому зданию. Это так называемый «старый дворец». Поднимаемся на второй этаж, и нас с широкой улыбкой встречает высокий, уже не совсем молодой мужчина. Узнаю в этом простом радушном человеке того, чьи портреты расклеены чуть ли не на каждой площади и машине в Дамаске — президента Башара Асада.

 

Он за руку здоровается с каждым из журналистов и приглашает всех в зал, где пройдет интервью. Учтиво, как и полагается хозяину, пропускает всех впереди себя. Вскоре технические приготовления, которые Асад ждет терпеливо, с юмором общаясь с гостями, заканчиваются.

 

Перед нами — сдержанный просвещенный руководитель страны, которая досталась ему процветающей и стабильной, а уже теперь провалилась в войну, сначала в гражданскую, а теперь и настоящую, против боевиков и целого «Исламского государства».

 

Влияние Запада и параллели с Украиной

 

По мнению президента, все происходящее в Сирии — следствие влияния иностранных держав, прежде всего, США и Англии, а также Израиля, Турции и стран Залива, в частности, Саудовской Аравии.

 

«Братья-мусульмане» возникли в Египте в начале 20 века при поддержке Великобритании, а не Египта. Англичане создали ее для того, чтобы в случае нужды, использовать для дестабилизации Египта. Ее влияние распространилось на другие арабские государства, в том числе Сирию», — напомнил Асад. По его словам, Сирия впервые столкнулась с этой организацией еще в 60-е годы.

 

Как только где-то удается ограничить помощь боевикам из-за рубежа, их активность заметно падает, замечает президент Сирии. «По пути национального примирения удалось продвинуться там, где удалось ограничить помощь Турции», — заметил он.

 

В этой связи довольно странно, считает Асад, всерьез обсуждать борьбу с ИГИЛ и другими группировками иностранной коалиции: «Нелогично, если с терроризмом борются страны, которые сами поддерживают терроризм».

 

«Так называемая антитеррористическая коалиция наносит около десяти ударов (авиационных — ред.) в день в Сирии и Ираке. В эту коалицию входит 60 развитых и богатых государств. В то же время маленькие по сравнению с коалиционными сирийские ВВС за один день наносят в несколько раз больше ударов. Это очевидно. Даже если ты не военный, поймешь, что это нелогично. Это указывает на несерьезность их намерений», — сказал Асад.

 

Вообще же происходящее в Сирии очень напоминает, по мнению Асада, события на Украине — там, по его оценке, тоже страны запада вмешались в жизнь страны, чтобы сменить правящий режим. А вот Россию Асад, наоборот, похвалил — в начале апреля в Москве пройдет второй раунд межсирийских консультаций, где власти Сирии встретятся с легальной оппозицией (которая, впрочем, на вооруженных боевиков никакого влияния не оказывает).

 

С Россией Сирия настолько дружит, что власти Сирии не будут возражать против решения России превратить ремонтную базу в городе Тартус в полноценную военную базу, если такое решение появится.

 

«Мы приветствуем расширение российского присутствия в Восточном Средиземноморье, особенно у наших берегов и в наших портах… Оно необходимо для поддержания баланса, который был потерян после распада СССР более 20 лет назад. Для нас чем больше укрепляется присутствие России в нашем регионе, тем более стабильным он становится, поскольку Россия играет очень важную роль в укреплении стабильности во всем мире», — считает сирийский лидер.

 

Отведенный на интервью час заканчивается. Президент вежливо прощается с журналистами, на прощание всех угощают легендарными сирийскими сладостями. Нас везут в гостиницу — ждать, пока сирийская сторона подготовит и заверит дипломатически верный перевод ответов президента. А в городе снова слышны взрывы. Над центром Дамаска пролетает ракета, потом поднимается черный дым.

 

РИА Новости 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1