От морды до «Свободы». Дмитрий Коротков

   Дата публикации: 26 марта 2015, 11:37

Мустафа Найем – бывший журналист, а ныне депутат парламента, человек, который первым позвал народ на Майдан, в ноябре 2014 года дал определение главному достижению революции. Таковым является, как считает Мустафа, тот факт, что власть теперь боится общества и чувствует себя зависимым от его мнения. Эта дефиниция, видимо, так понравилась самому Найему, что он потом ее повторял неоднократно. Что вызывало немалое удивление.

 

Игорь Коломойский, Иустафа Найем

 

Постмайданная власть за время своего правления обрушила курс гривни в три раза, повысила тарифы и налоги, как минимум не снизила уровень коррупции, заморозила зарплаты и пенсии, ввергнув народ в нищету, и при этом еще и ведет, мягко говоря, не очень успешно войну на востоке с тысячами жертв. Такую власть можно заподозрить в чем угодно, только не в том, что она боится собственного народа и как то считается с его мнением. Это Виктор Янукович не понимал как он может идти на выборы, не подняв предварительно зарплаты и пенсии, а потому и торговался за более выгодные условия экономической помощи и финансовой поддержки с Западом и Россией (за что и поплатился). У нынешних правителей таких комплексов нет. Они своих избирателей не боятся, полагая, видимо, что и так проголосуют. Для тех кому интересно, могут посмотреть известное видео о беседе Порошенко с сокращаемыми сотрудниками аэропорта Борисполь. Тон общения, который даже самые «упоротые» секретари обкомов КПСС редко себе позволяли при встречах с трудящимися, говорит сам за себя.

 

Возможно, однако, что Мустафа имел в виду не весь народ, а его наиболее продвинутую часть – так называемых активистов гражданского общества, журналистов, креативный класс? Может быть их власть боится и к ним прислушивается?

 

В ночь с 19 на 20 марта и этот миф был разрушен. Лично Игорем Валерьевичем Коломойским, который в стиле бабелевских персонажей высказал журналисту радио «Свободы» все свои претензии. С матом, с чувством, с расстановкой. Причем потом извиняться перед журналистом демонстративно не стал.

 

Этот случай красноречиво характеризует деградацию отношений власти и медиа за последние 10 лет. Вспомним, какой резонанс вызвало употребление Ющенко определения «морда» применительно к лицу журналиста Сергея Лещенко после его расследования о сыне президента. Как это шокировало и возмутило всех. Вспомним как все переживали по поводу фразы, сказанной Януковичем в ответ на вопрос Найема – «я вам не завидую». Теперь же журналиста просто обкладывают матом и это на фоне происходящего в Украине не кажется чем то из ряда вон выходящим.

 

Но кто виноват в том, что самые влиятельные люди и чиновники страны так себя ведут – и с журналистами, и с народом? Увы, следует признать, что немалую долю ответственности за это несут «активисты гражданского общества» и многие промайдановские журналисты.

 

В течение всего 2014 года значительная часть СМИ и «активистов-общественников» создавала правящей верхушке имидж борцов за идеалы Майдана, спасителей от российской агрессии, старательно закрывая глаза на то, что на самом деле все эти «борцы» и «спасители» лишь отдавали на военные нужды пиар-долю от награбленного, попутно обзаводясь личной гвардией под видом добровольческих батальонов. А против тех журналистов, которые не боялись об этом говорить, тут же разворачивалась настоящая травля. Их обвиняли в работе на Россию и сепаратистов.

 

Итог оказался предсказуем.

 

Получив власть, перераспределив в свою пользу финансовые потоки, олигархи и высшие чиновники почувствовали себя мессиями. От безнаказанности у них «поехала крыша» и они перестали считаться с «обществом» в виде активистов и журналистов. И уж тем более с реальным обществом, с которым, впрочем, они никогда не считались.

 

Коломойский отказался извиняться перед Андрушко. Но вопрос не только в днепропетровском экс-губернаторе. Разве кто-то сомневается, что Арсений Яценюк, в свое время в статусе всего лишь одного из лидеров оппозиции обещавший журналисту засунуть морковку в задний проход, будет вести себя иначе сейчас, в статусе премьера и спасителя украинской экономики от краха из-за российской агрессии? Нет, потому что созданная руками СМИ каста неприкасаемых уверена, что получила индульгенцию на все.

 

Понимание происходящего приходит неизбежно. Соратник Мустафы Найема Сергей Лещенко публично высказывает разочарование в созданных Майданом героями, уже не веря в то, что они могут и хотят осуществить необходимые стране преобразования. Аналогичные мысли высказывают и многие другие видные журналисты-майдановцы. Но и здесь есть проблема. Концепция «давайте поможем власти, дадим ей кредит доверия для осуществления реформ» уже в прошлом. Но вместо нее рождается и продвигается лидерами мнений новый тезис: «да, наши правители не оправдали надежд. Поэтому им доверия нет никакого. Теперь есть одна надежда – надежда на Запад, который заставит наших чиновников проводить реформы и модернизировать страну».

 

Лучше всего эту мысль высказал Сергей Лещенко: «Не столько депутатов удалось уговорить (по поводу голосования закона по «Укрнафте»), здесь был звонок из Вашингтона нашему руководству нашему руководству. Это было прямое указание, чему я рад. Я считаю, что именно такими методами можно делать реформы в Украине».

 

То есть, за год после победы Майдана мысль трендсеттеров революции прошла действительно большой путь: от гордости за то, что «отстояли независимость» до признания факта ограниченности национального суверенитета и радости по этому поводу.

 

Впрочем, последствия претворения в жизнь тезиса «Обама прийде, порядок наведе», могут оказаться для страны еще более трагическими.

 

В своем суверенном государстве украинский народ может повлиять на власть через выборы или акции гражданского неповиновения – сменив правителей, либо заставив их считаться со своими интересами. Как, например, заставил в 2010 году Налоговой майдан Януковича пойти на уступки предпринимателям (несмотря на то, что проводимые тогда налоговые реформы ложились в логику требований МВФ, но аргумент народных протестов пересилил эту логику).

 

С потерей же суверенитета и с введением «внешнего управления» (к чему сейчас нам предлагают стремиться) эта возможность исчезнет. И когда по прошествии какого-то времени окажется, что наших западных союзников гораздо больше, чем уровень жизни украинцев, интересует контроль за энергокомпаниями и максимизация их прибыли при помощи повышения тарифов, на Майдан будет выходить уже поздно. Госдепу будет все равно.

 

На самом деле, если власть не справляется с обязанностями, не выполняет свои обещания, есть совершенно понятный европейский метод решения вопроса – перевыборы. Именно к ним, а не к вмешательству Вашингтона во внутренние дела, нужно призывать, если ты видишь, что в стране дела идут не так.

 

Дмитрий Коротков

 

P.S.
Что можно сказать о стране, в которой олигархи посылают президента, но смиренно выслушивают американского посла? Вы огромные, мы великие.

 

Лев Щаранский

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1