Ставка на хаос. Антон Гришанов

Дата публикации: 25 марта 2015, 11:00

Украинские события последних дней красноречиво объясняют важность фактора «русской угрозы» для местного политикума.

 

Пётр Порошенко, Игорь Коломойский

 

Без консолидации, диктуемой законами военного времени, властная конструкция в стране мгновенно начинает рассыпаться – чем, собственно, и продиктовано упорное нежелание Киева идти на полноценное выполнение Минских соглашений.

 

Текущий конфликт Петра Порошенко и Игоря Коломойского является не только прямым следствием относительного затишья на юго-востоке, но и своего рода пробой сил перед более масштабными внутренними пертурбациями.

 

По мере приближения обещанной президентом децентрализации стремительно повышаются ставки в борьбе за контроль над ключевыми экономическими активами и стратегически важными регионами. И одним из козырей, имеющихся в распоряжении каждой из сторон назревающего столкновения, остается особый взгляд на перспективы выстраивания отношений с ДНР и ЛНР.

 

Ремарки того же Коломойского и его заместителя Корбана о желательности диалога с республиками говорят о первых разногласиях по данной проблеме в украинском истеблишменте.

 

Точно так же, как в России времен чеченской кампании 1994-1996 гг., вопросы войны и мира превращаются в Киеве в предмет спекуляций и торга ради получения дополнительных электоральных и финансовых дивидендов. Свой подход к разрешению кризиса на Донбассе на сегодняшний день вырисовывается у каждой из четырех неформальных фракций, доминирующих в украинском политическом пространстве. От результатов их начинающегося противостояния будет во многом зависеть и судьба всего переговорного процесса.

 

Пока что некоторым тактическим преимуществом располагает команда Петра Порошенко. Несмотря на относительно невысокий рейтинг, в сравнении с конкурентами президент до сих пор остается самым популярным политиком в государстве.

 

Сохранить поддержку избирателей ему помогает постоянное лавирование между дипломатическими усилиями в рамках переговоров с Москвой и регулярными реверансами в сторону сторонников жесткой линии. Однако конечные планируемые результаты этого курса по-прежнему выглядят неопределенными; возможно, сам Порошенко до сих пор толком не понимает, каким образом он собирается осуществить реинтеграцию Донбасса без ущерба для собственной репутации. Если в настоящий момент подобное гибкое позиционирование приносит ему результат, то со временем усталость жителей юго-востока от балансирования на грани войны и неудовлетворенность «ястребов» уступками России могут превратить президента в мишень для критики с обеих сторон.

 

Не исключено, что в таком случае некоторые ситуативные союзники Порошенко, например, Виталий Кличко и Валентин Наливайченко, заблаговременно покинут его лагерь, в котором останутся лишь наиболее преданные протеже типа Бориса Ложкина и Владимира Гройсмана. В то же время, если президентскому окружению удастся провести децентрализацию по собственному сценарию и «равноудалить» наиболее одиозных олигархов, может поменяться и его позиция по донбасскому урегулированию.

 

На данный момент позиционирование Порошенко в качестве «президента мира» позволяет ему выгодно смотреться на фоне популистски настроенных фигур из команд Яценюка и Коломойского.

 

Оттеснив их на обочину процесса принятия решений, президент получит возможность как для дальнейшего продвижения к реинтеграции Донбасса, так и для замораживания конфликта. Но тогда как первый сценарий чреват рисками и имиджевыми издержками, то второй позволит украинскому лидеру сплотить вокруг себя широкие слои населения при минимальных затраченных усилиях. Судя по непоследовательности и даже некоторой эксцентричности Порошенко в деле ведения переговоров с Москвой, ближе ему – как раз подобный путь наименьшего сопротивления.

 

Вторая по влиятельности «группа интересов» на Украине объединена вокруг «Народного фронта» Арсения Яценюка. Добившись неожиданного успеха на выборах в Раду и закрепив за собой контроль над важнейшими министерствами – юстиции и внутренних дел, «фронтовики» этим не ограничились и вынудили Порошенко назначить Александра Турчинова секретарем СНБО с беспрецедентным расширением полномочий. В юридическом плане именно ставленник Яценюка Арсен Аваков и тот же Турчинов обладают наиболее существенными рычагами воздействия на многочисленные добровольческие батальоны МВД и Нацгвардии.

 

В свою очередь, вице-спикер парламента Андрей Парубий пользуется существенным авторитетом в среде радикальных националистов, которых он, при желании, также может мобилизовать на организацию новой волны уличных протестов. «Народному фронту» открыто симпатизируют негласный модератор украинских политических баталий, посол США Джеффри Пайет, равно как и вашингтонские лоббисты поставок Киеву летального оружия.

 

Впрочем, ахиллесовой пятой Яценюка остается крайне невысокий КПД по итогам годичной работы на посту премьера и неуклонно снижающийся рейтинг; не могут похвастаться личной популярностью и представители его окружения.

 

Подобно своей бывшей политической наставнице, Юлии Тимошенко, руководители «Народного фронта» комфортно чувствуют себя лишь в условиях кризисов и конфронтации, чем и обусловлена их целенаправленная работа на саботаж даже тех незначительных усилий, которыми отметился в направлении мира на Донбассе президент.

 

Поддерживая (пока что достаточно пассивно) Порошенко в противостоянии с Коломойским, «фронтовики» пытаются закрепить собственный «особый статус» в украинской политической системе и поставить главу страны в зависимость от собственных интересов. После чего останется лишь ждать от президентской команды осечек и неудач, и даже подталкивать ее к оным.

 

Подобно упомянутой Тимошенко, в конце 2000-х годов формально являвшейся партнером Ющенко по коалиции, но в действительности работавшей на подрыв его авторитета, Яценюк явно надеется в момент падения рейтинга Порошенко перехватить инициативу и оттеснить президента на второй план. Но добиться этого ему удастся только при сохранении должного уровня националистической истерии, которую могут гарантировать следующие этапы эскалации насилия на Донбассе. Только таким путем премьер способен на время отвлечь внимание сограждан от собственных управленческих провалов.

 

Третьей силой, бесспорно, остается Игорь Коломойский с пестрой коалицией своих соратников. Днепропетровский губернатор за прошедший год отметился не только инвестициями в снабжение многих печально известных добровольческих батальонов, но и вложениями в политический рост широкого спектра партий и лидеров – от крайних радикалов («Правый сектор» Дмитрия Яроша) до умеренных сторонников «европейского пути» («Самопомощь» Андрея Садового) и даже формально пророссийских персонажей («Сильная Украина» Сергея Тигипко).

 

Однако все эти маневры не обеспечивают олигарху контрольного или даже блокирующего пакета при определении политического курса страны. Попытки объединить находящихся на содержании депутатов Рады пока что не принесли ему результата; что касается силовых подразделений, то они де-юре подчиняются МВД и могут в любой момент быть распущены решением министра или президента.

 

Тот факт, что активность Коломойского на национальном уровне остается достаточно беспорядочной и несфокусированной, позволил Порошенко перейти в наступление и добиться некоторых промежуточных успехов. У колебаний президента, далеко не сразу решившегося отправить своего оппонента в отставку, были свои резоны: Коломойский с помощью сохраняющихся финансовых ресурсов «Приват-банка» способен в кратчайшие сроки дестабилизировать украинскую экономику (с ущербом для личного состояния Порошенко, разумеется).

 

Не могут не пугать Банковую и перспективы выхода из-под ее контроля регионов, находящихся в орбите влияния олигарха – не только Днепропетровской, но и Одесской, Херсонской, Николаевской и (в меньшей степени) Харьковской областей. Но самым существенным козырем одиозного бизнесмена может стать его готовность выступить в роли миротворца и перейти к сепаратным переговорам с ДНР и ЛНР. В самих республиках такую перспективу пока что оценивают критически, но этапы карьеры Коломойского, для которых характерны резкие повороты с большой долей авантюризма, заставляют серьезно относиться даже к столь неожиданным заявлениям с его стороны.

 

В случае, если днепропетровский губернатор (при поддержке своих ставленников в обладминистрациях и Раде) сможет предложить план по выходу из кризиса, он лишит и Порошенко, и Яценюка значимого ресурса для дальнейшей мобилизации электората. Однако пока что обозначенный крен в сторону миротворчества выглядит скорее попыткой шантажа Банковой и заявкой на особую роль после грядущей децентрализации Украины.

 

За столкновением Порошенко и Коломойского внимательно следят и другие региональные «царьки», например, так называемый «хозяин Закарпатья» Виктор Балога, и от исхода противостояния, которое может растянуться на месяцы, зависит коллективное желание олигархического сообщества продолжать работать на сохранение шаткого внутриполитического единства.

 

В выигрыше от разгоревшейся борьбы могут оказаться ушедшие в тень экс-руководители «Партии регионов», которых ныне не без успеха пытается консолидировать Сергей Левочкин, бывший глава администрации Януковича. Среди его союзников выделяются такие знаковые фигуры, как олигарх Ринат Ахметов и отставной губернатор Харьковщины Михаил Добкин. Параллельно Левочкин, как считается, финансирует «Радикальную партию» Ляшко, оттягивающую голоса у других националистических объединений, а также располагает значимыми медиа-ресурсами.

 

Прошедший в Раду «Оппозиционный блок», созданный вчерашними «регионалами», воздерживается от участия в развернувшихся баталиях недавних лидеров Майдана, рассчитывая, что, нанеся друг другу взаимный ущерб, они откроют дорогу для возвращения Левочкина и его команды в исполнительную власть.

 

Шансы на такой вариант существуют – как показали парламентские выборы, в большинстве областей юго-востока ветераны ПР все еще пользуются поддержкой местного населения. Добавить им популярности может и конструктивная позиция по донбасской проблеме. Так, именно руководство «Оппозиционного блока» предложило создать в Раде комитет, сосредоточенный на воссоединении с Донецком и Луганском.

 

То обстоятельство, что у команды Левочкина больше всего оснований претендовать на роль конструктивных переговорщиков с ДНР и ЛНР, может в будущем превратить их в тактических союзников тех киевских политиков, которые будут добиваться воссоединения с республиками. Если же конфликт президента с Коломойским и другими олигархами положит начало негласному дроблению Украины, влияние бывших «регионалов» в своих вотчинах позволит им вновь ярко заявить о себе на областном уровне.

 

Конечно, коррозию той конфигурации политических институтов, которая была выстроена в Киеве в результате событий прошлого года, нельзя назвать неожиданной. Возникшая буквально из хаоса расстановка сил не устраивала как внезапно получивших власть «революционеров», так и население, столкнувшееся с обвальным снижением уровня жизни.

 

Донбасская война, сопровождавшаяся волной агрессивной пропаганды и «закручиванием гаек» в регионах, оставалась единственным сплачивающим новых лидеров страны элементом. Говорить о полномасштабном коллапсе украинской государственности в условиях хрупкого мира на юго-востоке преждевременно, но намерения противостоящих лагерей играть на обострение и добиваться перераспределения властных полномочий видны невооруженным глазом.

 

Финал этого многостороннего противостояния может принести Украине как восстановление единства с Донбассом, так и окончательную, хоть и не оформленную юридически, дезинтеграцию.

 

В любом случае, лидерам ЛНР и ДНР предстоят тревожные месяцы наблюдения за киевскими интригами и баталиями, придающие актуальность известному принципу – «хочешь мира, готовься к войне».

 

Антон Гришанов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1