Ли Куан Ю: Я всегда старался говорить правду, а не следить за политической корректностью. «South China Morning Post», Гонконг

   Дата публикации: 25 марта 2015, 09:51

Самые запоминающиеся высказывания сингапуского диктатора Ли Куан Ю

 

227056821

 

О мировых лидерах и политиках

 

О Дэн Сяопине (Deng Xiaoping): «Я бы сказал, что самым великим был Дэн Сяопин. Нужно быть великим человеком, чтобы в таком возрасте признать, что был неправ, что все эти идеи, марксизм, ленинизм, маоизм, все они не работают, и от них надо отказаться».

 

Еще о Дэн Сяопине: «Дэн Сяопин великий человек, потому что он изменил Китай, превратив его из государства со сломанным позвоночником, которое могло развалиться точно так же, как и Советский Союз, в то, чем Китай является сегодня — кандидатом на звание самой крупной в мире экономики».

 

О китайском руководителе Си Цзиньпине (Xi Jinping): «Я бы поставил его в категорию людей типа Нельсона Манделы (Nelson Mandela). Человек колоссальной эмоциональной устойчивости, не позволяющий своим личным неудачам и страданиям влиять на свои оценки и суждения. Иными словами, он производит глубокое впечатление».

 

О величайшем президенте США: «Если бы не уотергейтское злоключение, я бы назвал Ричарда Никсона (Richard Nixon). У него был реалистичный взгляд на мир. Он был великим реалистичным аналитиком, но также и тактиком, умевшим добиваться своего. Но его стремление все знать и желание переизбраться превратилось в навязчивую идею».

 

О самом худшем президенте США: «Я бы назвал Джимми Картера (Jimmy Carter). Я фермер, выращиваю арахис, я баллотируюсь в президенты. Вдруг бац! И он президент».

 

О британских политиках: «В Британии, если посмотреть на список лучших выпускников Оксфорда и Кембриджа, а потом проследить за их карьерами, мы увидим, что эти люди занимаются не политикой, а банковским делом, финансами, или работают в какой-то профессиональной сфере деятельности».

 

О бывшем президенте США Джордже Буше (George Walker Bush): «Я бы не стал ставить его на второе место в ряду самых худших президентов. Я бы сказал, что у Буша-младшего были меланхоличные советники … Буш-младший знал, что с опытом у него небогато. А знать себя — это достоинство».

 

О бывшем президенте США Билле Клинтоне (Bill Clinton): «Очень умный человек, настоящий политик, приятный парень, потому что у него очень легкий характер… Когда он с тобой говорит, ты самый важный человек в мире. Но я думаю, что он нарушает правила… Однако в данном случае это отчасти из-за его характера. Не знаю. Я имею в виду, что у него было трудное детство и т.д. и т.п.»

 

О своем сыне Ли Сяньлуне (Lee Hsien-Loong): «Если бы я не был премьер-министром, он мог бы стать премьер-министром на несколько лет раньше. Не в моих интересах допускать на важные посты неспособных членов моей семьи, потому что это будет катастрофой для Сингапура и для моего наследия. Этого позволять нельзя».

 

О том, гордится ли он своим сыном, который является премьер-министром: «Да, но в то же время мне приходится проявлять большую осторожность, чтобы он не поставил кляксу на нашу репутацию. Да, он получил тяжелое бремя, но у него больше ресурсов, чем у меня, когда я начинал».

 

Об американцах: «Американцы великие миссионеры. У них неудержимое стремление обращать всех в свою веру».

 

О Сингапуре

 

О приоритетах Сингапура: «Каковы наши приоритеты? Во-первых, благополучие, выживание людей. Затем демократические нормы и процессы, которые время от времени нам приходится приостанавливать».

 

Об искусстве государственного управления: «Руководящий Сингапуром человек должен быть сделан из железа. Или отказаться от своего поста. Это вам не карточная игра. Это ваша жизнь и моя. Я всю жизнь его строил, и пока я руковожу, никто его не разрушит».

 

«Я не извиняюсь за то, что ПНД (партия “Народное действие”) является правительством, а правительство является ПНД».

 

«Даже со своей больничной койки, даже если вы опустите меня в могилу, и я почувствую, что что-то не так, я встану».

 

«Почивать на лаврах? Хотелось бы, но не могу. Нет, почивать будем, когда умрем».

 

«Вы знаете сингапурцев. Это трудолюбивые, энергичные, твердые люди. Иначе мы не сдали бы экзамен. Но давайте также признаем, что сингапурцы великие ворчуны».

 

«Если ты можешь вывести население, которое хорошо образовано, должным образом воспитано, то тебе не придется часто пользоваться кнутом, так как люди уже натренированы. Это как с собаками. Ты воспитываешь и тренируешь ее со щенячьего возраста. Она знает, что писать и какать надо на улице, а не дома. Нет, у нас общество не такое. Нам пришлось воспитывать взрослых собак, которые даже сегодня специально мочатся в лифтах».

 

О демократии

 

«Я всегда старался говорить правду, а не следить за политической корректностью».

 

«Один человек — один голос это исключительно трудная форма правления. Результат может оказаться непредсказуемым».

 

«Мы либо верим в демократию, либо нет. Если верим, то должны сказать категорически, сказать безоговорочно, что нельзя допускать никаких ограничений демократических процессов, кроме как в соответствии с обыкновенным правом страны. Если мы верим в демократию, мы должны верить в нее без оговорок. Если мы верим, что люди должны быть свободными, то у них должно быть право на свободу собраний, на свободу слова, на свободу публикаций. Тогда закон не должен допускать, чтобы эти демократические процессы ни во что не ставили».

 

«Это поразительно, но в современном западном мире людям во власти не нужно специальное образование, подготовка и квалификация. Многих избирают, потому что они хорошо выглядят на экранах телевизоров и хорошо говорят. Результаты этого могут оказаться плачевными для их избирателей».

 

О жизни, любви и противоречиях

 

«За мою жизнь меня обвиняли во многом; но даже самые заклятые враги никогда не обвиняли меня в том, что я боюсь высказываться откровенно».

 

«Я бы хотел встретиться с женой в потустороннем мире, но думаю, этого не произойдет. Я просто прекращу свое существование, как она прекратила свое существование. Иначе тот мир был бы перенаселен».

 

О любви: «Я не верю в любовь с первого взгляда. Я считаю это большой ошибкой. Тебя влекут физические характеристики, а потом ты сожалеешь об этом».

 

«От вежливости мы ничего не теряем. Можно говорить “нет”, но говорите это вежливо и приводите причины. Объясните, почему “нет”. Не меняйте “нет” на “да”. Не будьте глупцом. Если есть достаточные основания для “нет”, оно должно оставаться “нет”, но говорить это надо вежливо».

 

«Жизнь — это не просто еда, питье, телевизор и кино … Человеческий мозг должен созидать, творить. Он не должен зависеть от гаджетов, которые его развлекают».

 

О евгенике: «Есть много сыновей врачей, которые женятся на врачах. Те, кто вступает в брак не с такими умными супругами, как они сами, рвут на себе волосы, потому что их дети не добиваются успехов в жизни. Я прожил достаточно долгую жизнь и видел, как это происходит».

 

«Поэтому когда выпускник ВУЗа женится не на выпускнице ВУЗа, я говорю ему, что он дурак и глупец. Женишься на человеке без высшего образования, и у тебя будут проблемы. Одни дети будут умными, а другие нет. И тогда начнешь рвать волосы на голове. Здесь не должно быть осечки. Это как игра в кости. Выбрасываешь пару, и выигрыш у тебя в кармане».

 

О регулярных занятиях: «Сейчас я хожу по беговой дорожке три раза в день: 12 минут утром, 15 минут после обеда и 15 минут после ужина».

 

«Я играл в гольф, но потом понял, что он не дает мне жизненных сил, потому что это вялая игра. На девять лунок в гольфе у тебя уходит полтора-два часа. Я бегаю по 20 минут. И чувствую себя лучше. Так что расчет затрат-выгод заставил меня отказаться от гольфа».

 

О телесных наказаниях: «Я никогда не понимал, почему западные педагоги так решительно выступают против телесных наказаний. Ни мне, ни моим одноклассникам они вреда не нанесли».

 

О гомосексуализме: «Это не образ жизни. Можно прочитать сколько угодно книг, сколько угодно статей. Мы знаем, что есть генетические различия. Они просто такими рождаются, и все. Поэтому если два мужчины или две женщины так устроены, надо просто оставить их в покое».

 

О СМИ: «Свобода прессы, свобода новостных средств массовой информации должна быть подчинена первостепенной потребности в безукоризненной репутации Сингапура, и главенству цели избранного правительства» (Обращение к Генеральной ассамблее Международного института прессы в Хельсинки, Июнь 1971).

 

О моде: «Мне неинтересно менять мой костюм, мою машину и все прочее с каждым изменением моды. Это не имеет значения. Я сужу о себе и о своих друзьях не по модной одежде. Конечно, я не одобряю людей, одетых небрежно, в потрепанной одежде, неопрятных… Но костюм от “Армани” за пять или десять тысяч долларов меня не впечатляет».

 

«South China Morning Post»

 

оригинал публикации


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1