Андрей Максимов: Киеву ещё долго будет нужна война

Дата публикации: 25 Март 2015, 15:20

Нынешнюю ситуацию на Украине и в мире анализирует политтехнолог Андрей Максимов

 

Танк ВСУ

 

— Киев вновь провоцирует Россию на военное столкновение с Западом? Верховная Рада признала Донецкую и Луганскую народные республики «временно оккупированными территориями», а также обратилась в Совет Безопасности ООН и Совет Европейского Союза с просьбой о введении на Украину миротворцев…

 

— «Ополченцы оккупировали свои города и сёла, выбив оттуда украинских освободителей»… Звучит забавно. К сожалению, современная Украина не является суверенным государством и работает в ручном режиме управления из США. Поэтому они и сами могут не знать, зачем всё это делают. Советники присоветовали (дали команду) — они выполнили. Теперь ждут печеньку. Понятно, что провокация на ослабление Европы и России заказана из США. Они хотят остаться центром мира.

 

— С начала перемирия Донецк всего несколько дней жил спокойно, потом украинская сторона вновь начала обстрелы. Из стана ополченцев приходят сообщения о том, что противник накапливает артиллерию в направлении Донецка. Вам не кажется, что Минские соглашения-2 дали трещину буквально с самого начала?

 

— Минские соглашения слишком расплывчаты. Поэтому каждая сторона понимает их по-своему. Естественно, для Украины ликвидация ДНР и ЛНР является стратегической задачей. Учитывая нарастающие социальные трудности, продемонстрировать преимущества евроинтеграции она пока не может. В ближайшей перспективе социально-экономическая ситуация будет только ухудшаться. В этих условиях иметь на территории пусть и менее успешную пока экономически, но альтернативную политическую модель — просто опасно. А вдруг окажется, что федерализм и множественность государственных языков — это реально более европейская модель, чем унитарное мононациональное государство. Есть же опыт Германии, Бельгии, Швейцарии, Испании и даже Италии, где в Южном Тироле вполне спокойно говорят и пишут по-немецки. Поэтому Украина реально намерена так интерпретировать Минские соглашения, чтобы это было абсолютно неприемлемо для руководства ДНР и ЛНР. А потом, перегруппировав войска, вновь попытаться всё решить силой.

 

— Кому больше нужно выполнение Минских соглашений-2: Москве или Киеву, ваше мнение?

 

— С точки зрения национальных интересов, любой мир лучше войны. Но реально они, конечно, невыгодны центральной власти Украины. Россия не признана в них стороной конфликта. Миф о нападении России заколебался. И как внешний гарант выполнения договоренностей Россия могла бы показать себя эффективным миротворцем. Но эта позиция категорически неприемлема для США и Великобритании. Поэтому они сделают всё возможное, чтобы так или иначе зажечь конфликт снова. Пусть русские и украинцы с обеих сторон продолжают братоубийство.

 

— Всё чаще говорят, что киевская хунта утратила все шансы на военное решение проблемы Новороссии, при этом Геращенко требует оружия от Швеции, Парубий умоляет Викторию Нуланд наладить поставки вооружений… Как долго ещё будет продолжаться война?

 

— Война является идеальным мобилизатором общественного мнения и мотиватором к долготерпению и лояльности. Поэтому нынешнему Киеву война нужна будет ещё долго. На неё можно списать всё, что вынуждены сегодня терпеть украинцы. Для внешней арены — это способ клянчить деньги и просить отсрочки по долгам. Заменить эффект войны может только эйфория сокрушительной победы. Теоретически — эта цель является основной. Практически — пока получается плохо.

 

— Говорят, лидеру «Правого сектора» Дмитрию Ярошу предложат войти в состав Генштаба ВС Украины. Ваше мнение, как это повлияет на ситуацию, если Ярош согласится на предложение, и его организацию включат в систему Министерства обороны?

 

— Теоретически можно вообще ввести институт военных комиссаров. Скажется ли это положительно на боеспособности армии? И что будут делать солдаты и офицеры, когда они освоят идеи «Правого сектора»? Нацизм ведь пока не является официальной идеологией украинской власти, она пытается от него дистанцироваться. Здесь надо определиться, кто является реальным противником и кто бенефициаром Яроша как инвестиции в политический ландшафт Украины? Возможно, этот проект имеет цели несколько отличные от декларируемых.

 

— Как отреагирует Запад на включение столь одиозного политика, как Ярош, в состав Генштаба?

 

— Думаю, такое включение все-таки маловероятно. Функции Генштаба несколько отличаются от развешивания москалей по гилякам. С не меньшей пользой для самостийности и незалежности Яроша можно было бы назначить главным инженером «Южмаша». Хотя нынешний Запад поддержит всё, что будет сделано по совету США. Европа в украинском вопросе сломалась и полностью отказалась от роли независимого арбитра.

 

— Кстати, на том же Западе все чаще раздаются призывы к прямому военному вмешательству в гражданскую войну на Украине. Недавно старший научный сотрудник вашингтонского Brookings Institution Констанце Штельценмюллер призвал Германию вместе с США ввести войска на Украину, чтобы «повоевать с ужасной Россией»… Ещё полгода назад представить, что официальные лица в США и Европе могут позволить себе публично высказывать подобные мысли, было очень трудно. О чём говорят подобные призывы?

 

— Об умственной деградации тех, кто полагает себя учёными людьми. И о всеядности западных СМИ, когда им поставлена задача поливать Россию помоями. Ответственные люди понимают глупость подобных тезисов. Поэтому приходится прибегать к услугам маргиналов. Забавно видеть звание «старшего научного сотрудника» применительно к американским структурам. Кстати, всё это может оказаться и обыкновенным фейком.

 

— Насколько, по-вашему, вероятен прямой вооружённый конфликт между Россией и НАТО?

 

— Крайне маловероятен. Он не нужен ни одной из сторон. Хотя если ВСУ сшибут ещё один боинг, может случиться всякое. Пока они выступают в роли идеального провокатора.

 

— Военные успехи донбасского ополчения, достигнутые в последнее время, породили в кругах сторонников Новороссии оптимистические настроения относительно дальнейших перспектив — перехода ко второму этапу наступления, преследующему еще более далеко идущие цели. Насколько реалистичны наступательные планы ополчения, и можно ли рассчитывать на сохранение нынешних положительных тенденций в изменении соотношения сил на фронте?

 

— К сожалению, военные успехи ополчения не подкреплены экономическими и социальными успехами ДНР и ЛНР. А без этого они перестают быть привлекательной политической альтернативой. Даже несмотря на общее падение уровня жизни на контролируемых ВСУ территориях. Все-таки экономическая блокада Новороссии показывает свою эффективность. Там падение уровня и качества жизни ещё значительнее. Понятно, что они долгое время находились на грани выживания. Однако опыт показывает, что победа возможна в условиях, когда силу оружия дополняют эффективная идеология и разделяемая большинством социальная модель. Плюс — жизнеспособная экономика. Иначе можно будет одержать военную победу, но получить пустые города, из которых все жители разбегутся, кто в Украину, кто в Россию.

 

— Что ждет Украину в ближайшем будущем: дефолт, военный переворот, приход к власти откровенных фашистов с установлением в стране военной диктатуры, распад?

 

— Экстремальные модели возможны только в условиях самостоятельного существования Украины. Но она сейчас не субъект, а объект. Внешнее управление вряд ли всё это позволит. Там будет продолжительный экономический спад с резким падением уровня жизни, имитационная демократия, крайне жёсткое управление СМИ и контроль над интернет-сетями. Такая латиноамериканская демократическая диктатура в стиле «банановых республик». Судя по всему, и с «эскадронами смерти», потому что это самый эффективный для диктатуры способ утилизации протеста.

 

— В завершение пару слов о России, чем отличаются «патриотический фронт» с Путиным и «патриотический фронт» без Путина, о котором сейчас всё чаще говорят особо рьяные патриоты нашей страны?

 

— Это всё игра слов, не более. Все патриотические проекты пока проходят кастинг. Очень слабая проработка идеологии и отсутствие реальных оргструктур. А патриотическое бла-бла-бла имеет не больше веса, чем либеральные охи и ахи. Пафос — это вообще слишком лживая упаковка для живой идеи. С моей точки зрения, патриотизм — это прежде всего ответственная, честная и качественная работа всех на своих постах. Ради своей семьи, страны и общества. И выпуск такой продукции, качество которой станет ориентиром для всего мира. И достижение такого уровня жизни, когда патриотизм станет естественным внутренним чувством, без всяких аффектаций и сгонов массовок для размахивания знаменами. Патриотизм — это естественное чувство Гражданина.

 

— Сейчас очень часто звучит тезис о том, что Россию нужно спасать. Вы согласны с этим?

 

— Не надо мешать России работать. С нашим богатством надо просто дать людям возможность спокойно и без страха перед властью создавать и вести своё дело. А спасать Россию надо от дураков и воров. Что постепенно и делается. Как и дороги.

 

Беседин Александр Дремлюгин, «Зеркало Крыма»

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
VSU_ukraina1_3


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1