Попытается ли Россия заполучить Эстонию, Латвию и Литву? «The Financial Times», Великобритания

   Дата публикации: 24 марта 2015, 09:37

После того, как Россия аннексировала Крым и дестабилизировала ситуацию на востоке Украины, военная конфронтация между Москвой и Западом из-за стран Балтии стала вполне возможной. При каких обстоятельствах она может начаться? Каким образом мог бы развиться такой конфликт, и что могло бы произойти после окончания такой войны?

 

JWNEw

 

Такая широкомасштабная война в Европе — даже без ядерной составляющей — сотрясла бы весь мир, угрожая перевернуть весь мировой порядок, сложившийся после холодной войны. Если бы Организация Североатлантического договора (НАТО) не смогла защитить страны Балтии или проиграла бы России, это дестабилизировало бы Азию и Ближний Восток, поскольку усилились бы сомнения в надежности США как союзника. А это привело бы к еще большей дестабилизации геополитического климата, как это было в 1930-е годы.

 

Весьма сомнительно, что Россия стремится к конфликту с Западом, поэтому любая акция против стран Балтии была бы результатом просчета с ее стороны. Конфликт на Украине показал, что Россия все чаще воспринимает плохое положение (истинное или мнимое) этнических русских за рубежом как возможный повод для вторжения в соседние государства. Этнические русские составляют четверть населения стран Балтии. Многим тысячам этнических русских было отказано в гражданстве. Поэтому в странах Балтии существуют серьезные опасения в связи с возможной военной интервенцией со стороны России.

 

Как может начаться конфликт?

 

Возможными поводами, способными спровоцировать российскую интервенцию, могут стать ожесточенные столкновения между местными националистами и этническими русскими, принятие законов, понижающих статус этнических русских, перестрелка между пограничниками или конфронтация между российской и натовской авиацией в воздушном пространстве над Балтийским морем.

 

Неизвестно, будет ли возможные действия России против стран Балтии предприняты в отношении всех трех государств или же только одной или двух. В целом, российская интервенция в страны Балтии может быть осуществлена двумя основными способами:

 

1) Cкрытые попытки дестабилизации: Кремль обвиняют в провоцировании беспорядков между пророссийскими сепаратистами и нерусским населением восточной Украины, отправке профессиональных военнослужащих и работников спецслужб для руководства пророссийскими силами, снабжении сепаратистов оружием и организации их подготовки. Существуют предположения, что для осуществления этих целей в зону конфликта было направлено несколько тысяч военнослужащих.

 

Вполне допустимо, что Россия могла бы попытаться повторить подобные действия и в странах Балтии и после нескольких месяцев боевых столкновений потребовать урегулировать конфликт с помощью мирового соглашения, который предоставлял бы этническим русским больше полномочий в решении вопросов внутренней и внешней политики Эстонии, Латвии и Литвы. Или же она могла бы разместить небольшой «миротворческий» контингент для восстановления порядка.

 

Однако я полагаю, что любая попытка Кремля активизировать этнических русских в странах Балтии была бы сопряжена с более серьезными трудностями, чем в восточной Украине, поскольку уровень жизни, ответственности властей и организации управления в странах Балтии гораздо выше. Захват Крыма Россией не стал поводом для мобилизации русскоязычного населения стран Балтии к сближению с Россией.

 

2) Стремительная оккупация: В качестве варианта Россия могла бы захватить страны Балтии в ходе стремительной операции, возможной с учетом небольшой численности вооруженных сил этих стран. Однако «внезапный» захват маловероятен, поскольку России пришлось бы, во что бы то ни стало, искать оправдание своим действиям. Менее жестким вариантом этого сценария стала бы переброска российских войск на территории Эстонии и Латвии, расположенные ближе к российской границе, на которых проживает значительная часть этнических русских. Либо захват важнейших объектов инфраструктуры — портов, аэропортов и железных дорог.

 

Как бы отреагировал Запад?

 

Действия России против стран Балтии стали бы для США и стран Европы самым серьезным внешнеполитическим кризисом за несколько последних десятилетий, поскольку они обязаны защищать станы-члены НАТО.

 

Вот что говорится в Статье 5 Североатлантического договора от 1949 года:

 

«Договаривающиеся стороны соглашаются с тем, что вооруженное нападение на одну или нескольких из них в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на них в целом и, следовательно, соглашаются с тем, что в случае если подобное вооруженное нападение будет иметь место, каждая из них, в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону, признаваемого Статьей 51-ой Устава Организации Объединенных Наций, окажет помощь Договаривающейся стороне, подвергшейся или Договаривающимся сторонам, подвергшимся подобному нападению, путем немедленного осуществления такого индивидуального или совместного действия, которое сочтет необходимым, включая применение вооруженной силы с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона».

 

Правда, вполне вероятно, что не все и не срезу воспримут скрытые действия России по дестабилизации ситуации как «вооруженное нападение». Кроме того, понятие «действие, которое сочтет необходимым» не гарантирует ответа с применением вооруженных сил. Таким образом, возможно, стратегическое руководство НАТО для начала прибегло бы к санкциям и дипломатическим шагам. И, тем не менее, учитывая то, что большинство членов НАТО понимают Статью 5 как предоставление полноценной гарантии безопасности, любой отказ альянса от своих обязательств и от ожидаемых от них действий значительно подорвал бы доверие к нему.

 

С позиций НАТО было бы более целесообразным разместить в странах Балтии свои войска при первых же признаках межэтнической дестабилизации и предотвратить эскалацию Россией каких-либо беспорядков или отправку собственных войск.

 

Хотя наступление России на страны Балтии стала бы явным актом агрессии, я мог бы предположить, что военные действия во многих странах Запада вызвали бы значительное сопротивление из-за опасности применения сторонами ядерного оружия либо, по меньшей мере, из-за возникновения полномасштабной неядерной войны. Таким образом, НАТО, возможно, пришлось бы созывать «Коалицию доброй воли» (международные коалиционные войска — прим. перев.), в которой должны были бы присутствовать и США — несмотря на измотанность их войск в боях в Афганистане и Ираке.

 

Как бы эта война проходила?

 

Думаю, что ведущие члены НАТО в конечном итоге вступили бы в войну, чтобы пресечь военные действия России в странах Балтии. Однако главный вопрос заключается в том, удалось ли бы России и НАТО ограничиться действиями на территории стран Балтии. Возможно, Россия атаковала бы Польшу или захватила бы принадлежащий Швеции остров Готланд в Балтийском море, НАТО же, возможно, нанесла бы удары по целям в России.

 

Опаснее всего было бы применение ядерного оружия. Конечно же, неизвестно, что стало бы поводом для этого, но в любом случае, операции осуществлялись бы с применением тактического ядерного оружия (то есть, оружия поля боя), а не стратегического (которое предназначено для поражения городов). И даже если бы использовалось «только» тактическое ядерное оружие, это вызвало бы всеобщую панику в северном полушарии на фоне растущей обеспокоенности в связи с возможной эскалацией и угрозой обмена стратегическими ядерными ударами.

 

Вооруженный конфликт между Россией и Западом стал бы потрясением для мировой экономики в результате нарушения порядка, сложившегося после холодной войны. Взаимное введение санкций, а также прекращение воздушных и морских перевозок в Северной Европе нанесло бы колоссальный ущерб международной торговле. Произошел бы резкий скачок цен на нефть с учетом опасений, что поставки углеводородов из России будут отменены или сорваны.

 

Европейской экономике был бы нанесен значительный ущерб в связи со срывом поставок газа из России, особенно если это произошло бы в зимнее время. А действия Москвы по сокращению поставок энергоносителей в Европу привели бы к значительному сокращению объемов поступлений в российский бюджет.

 

Что бы произошло после войны?

 

В случае победы России

 

Победа России над самым мощным военным альянсом в мире подтолкнула бы некоторые страны Восточной Европы, входящие в состав Евросоюза, к попытке достичь с Москвой какого либо соглашения. При этом Азербайджан, Казахстан и Узбекистан, вероятнее всего, согласились бы на гегемонию России в Евразии. Одержавший победу Кремль мог бы в таком случае оказывать давление на США и ЕС с целью формального раздела Европы на две конкурирующие сферы влияния.

 

Европе пришлось бы настраиваться на продолжительную новую холодную войну, хотя по масштабам она и не была бы глобальной, поскольку с 1980-х годов значение европейской экономики значительно сократилось. Кроме того, в новом противостоянии не было бы идеологической составляющей.

 

В России президент упивался бы успехом после восстановления контроля над балтийскими республиками, страну охватила бы новая волна патриотизма, но экономика в результате масштабных санкций была бы разрушена. На фоне растущих экономических проблем президент смог бы взять курс на официальный авторитаризм.

 

В других частях планеты ненадежность договоров о коллективной безопасности подтолкнула бы Японию и Южную Корею к наращиванию военной мощи для противостояния соответственно Китаю и Северной Корее — вероятнее всего, за счет создания своих собственных ядерных арсеналов. Аналогичные тенденции получили бы развитие и на Ближнем Востоке, где Саудовская Аравия и ряд ее соседей опасаются ядерной программы Ирана.

 

В случае победы НАТО

 

Альянс продемонстрировал бы свое непоколебимое превосходство в Европе, несмотря на сокращение расходов на оборону в течение многих лет. США решительно дали бы понять, что будут поддерживать своих союзников, даже если для этого придется вступать в конфликт с мировой ядерной державой.

 

Поражение России значительно дискредитировало бы руководство страны, которое обвинили бы в безответственности и некомпетентности. По всей вероятности, президент разделил бы судьбу аргентинского военного диктатора Леопольдо Галтьери (Leopoldo Galtieri), который был смещен со своего поста в 1982 году — через несколько дней после того, как страна потерпела поражение в Фолклендской войне с Великобританией.

 

После этого в 1983 году военный режим пал, и в результате новых выборов в стране была восстановлена демократия. Проигравшая Россия по-прежнему оставалась бы слишком мощной державой, чтобы подчиняться Западу, но ее новые лидеры могли бы постараться выбрать менее конфронтационный путь в надежде на то, что возможная нормализация отношений с США и Евросоюзом стала бы залогом экономического возрождения России.

 

Йоэль Сано — глава отдела оценки политических рисков макроэкономической исследовательской группы Business Monitor International

 

оригинал публикации «The Financial Times»

 

 

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1