Глава Гагаузской автономии: В Москве с нами говорят, а в Кишиневе — нет

   Дата публикации: 24 марта 2015, 10:34

Впервые главой Гагаузской автономии Молдавии стала женщина. Независимый кандидат Ирина Влах, поддерживаемая пророссийской Партией социалистов, 22 марта победила на выборах башкана — руководителя региона. По предварительным данным, она набрала 51,1 процента голосов, почти на 30 процентных пунктов обогнав своего основного соперника, депутата от правящей Демпартии Николая Дудогло.

 

 

Ирина Влах

Ирина Влах

 

В интервью Ирина Влах рассказала о влиянии российского фактора на ее победу, ситуации в автономии и своих первых шагах на посту главы Гагаузской автономии.

 

— Госпожа Влах, в вашей избирательной кампании активно использовался российский фактор. В Москве вы встречались с руководством Госдумы, сюда приезжали ее депутаты, выступали звезды российской эстрады. Это при том, что 2 февраля прошлого года на референдуме в Гагаузии 98 процентов избирателей проголосовали за евразийский вектор развития Молдавии и вступление в Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России. На ваш взгляд, какую роль сыграла «российская составляющая» в вашей победе на выборах?

 

— У нас в регионе действительно пророссийские настроения. Тут несколько причин, экономические в том числе. Но результат прошлогоднего референдума показал не только то, кто ближе гагаузам духовно, исторически, но и их отношение к действующей власти.

 

Россия — наш стратегический партнер, а мы аграрный регион. Наша продукция не интересна Европе, она интересна России, даже такого качества, какое есть сегодня. После введения российского эмбарго на молдавскую сельхозпродукцию нам удалось разблокировать поставки яблок в Россию, сейчас обсуждаем возвращение на тамошний рынок нашего винограда, персиков, консервов. Мы подписали ряд соглашений с российскими регионами, сейчас с Татарстаном подпишем. Наработки очень хорошие.

 

В Москве с нами говорят, а в Кишиневе — нет. Руководители страны к нам не приезжают и с нами не встречаются. Ни разу не появился президент Николае Тимофти. Юрий Лянкэ, когда был премьером, приехал однажды в канун референдума и все. Люди обижаются. У нас все хотят хороших отношений с Кишиневом, это надо понимать.

 

Все хотят диалога. Гагаузы видят себя только в составе Молдавии, это показывают все опросы. То есть со стороны жителей региона здесь есть нормальный государственный подход. Но такого подхода нет со стороны властей. Между тем гагаузы требуют к себе внимания. Мы так устроены: любим, чтобы с нами беседовали, прислушивались к нам, сотрудничали. Это переносится и на политический уровень.

 

— Какой политический проект вы готовы предложить Кишиневу?

 

— У меня нет никаких политических проектов. Моя задача состоит не в ведении политических диалогов между Кишиневом и Комратом (столица Гагаузской автономии. — Ред.). Меня в первую очередь интересует экономическое развитие региона. Я готова предложить Кишиневу стабильность в регионе — экономическую, политическую, какую хотите — взамен на то, что власти повернутся к нам лицом, с нами будут говорить, наше мнение будут учитывать при рассмотрении бюджета, при распределении фонда регионального развития.

 

Сегодня существует много сфер, где интересы Гагаузии никак не учитываются. Это ощущается. Мы сегодня по уровню заработной платы, развития инфраструктуры очень отстаем от других районов страны. Вот этими проблемами я собираюсь заниматься. Надеюсь, что буду услышана официальным Кишиневом.

 

— Попав в новый парламент по спискам Партии коммунистов, вы на первом же заседании в декабре 2014 года сообщили о своем выходе из фракции и стали независимым депутатом, а потом и кандидатом в президенты. Между тем известно, что коммунисты хотели вас выдвинуть на пост башкана. Не проще было бы вести с такой поддержкой избирательную кампанию и потом работать уже в должности главы региона, тем более, что сегодня коммунисты очень близки с правительственной коалицией?

 

— Сегодня коммунисты во власти, завтра в оппозиции, послезавтра еще где-то будут. Я что, должна быть приспособленцем и плясать под дудку партии власти? Проблема не в моей партийности или беспартийности, а в том, что я представляю регион, автономию, народ. В этом качестве со мной и надо говорить. Не надо использовать партийные рычаги. Я и без них готова делать хорошие предложения для тех, кто сегодня правит в Кишиневе.

 

Во время предвыборной кампании меня поддерживали социалисты. И не только на словах. Мы хорошо сотрудничали. Вместе выезжали на встречи в Российскую Федерацию, проводили встречи здесь.

 

— Как, кстати, в дальнейшем вы планируете сотрудничать с Россией?

 

— У нас есть очень хорошая традиция регионального сотрудничества. В этом смысле речь идет не только о России, но и о регионах других стран. У нас, например, много соглашений с регионами Украины и стран-членов Европейского союза. Мы будем работать в рамках законодательства, тех возможностей, которые существуют. А если появится поддержка первых лиц страны, это, естественно, повлияет на расширение такого сотрудничества.

 

— Ваши первые три шага в должности башкана?

 

— Дел так много, что невозможно сказать, какое из них самое главное. Могу пока сказать, что я заинтересована в том, чтобы сразу выстроить хорошие отношения с Народным собранием (парламентом автономии. — Ред.). Это очень важно. Две ветви власти должны работать в унисон.

 

Я намерена выстроить хорошие отношения с Советом старейшин. У него есть представители во всех населенных пунктах Гагаузии, это очень уважаемые люди, к чьему мнению прислушиваются. Кроме того, я планирую объединить всех бывших башканов и председателей Народного собрания в консультативный совет для решения важных проблем автономии и реализации новых, интересных и полезных для Гагаузии идей.

 

Беседовали Юлия Семенова и Виталий Кэлэгуряну (DW)

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1