Атомная бомба в контакте. Максим Соколов

   Дата публикации: 23 Март 2015, 16:47

После того как В.В. Путин в документальном фильме «Крым. Путь на родину» сообщил, что, получив известия о государственном перевороте в Киеве, российское руководство задумывалось о приведении в боеготовность ядерных сил — «Мы готовы были это сделать. Мы не собирались идти напролом, но нас на это вынудили», — это публичное признание побудило 18 марта с.г. доселе малоизвестную социологическую службу ЦИМЭС провести опрос на тему «Должна ли Россия применить ядерное оружие в случае внешнего вторжения в Крым?».

 

Атомная бомба в контакте. Максим Соколов

 

Сам вопрос был не вполне ясен — бывает ли наряду с внешним также и внутреннее вторжение? — однако это никого не смутило, респонденты отвечали бойко, и результат был следующий. «Запад не способен вести диалог, и если они готовы ввести войска в Крым, то пусть готовятся к ядерному удару — 13,8%; «Применение ядерного оружия возможно лишь в случае, если внешнее вторжение будет иметь место не только в Крыму, но и на иной российской территории» — 11,9%; «Применение ядерного оружия возможно лишь в ответ на ядерные удары по России со стороны Запада» — 21,3%; «Ядерное оружие может уничтожить человечество, а этого нельзя допускать ни при каком раскладе» — 47,5%.

 

Затруднились с ответом 5,5%.

 

Исследование ЦИМЭС, хотя эта аббревиатура вряд ли была известна многим до сего момента, вызвала немедленную борьбу за мир совершенно в советском духе. С тем только отличием, что в советские времена указывали, что «Грозит заморский нам ковбой», тут же предметом негодования было «Грозит кремлевский нам ковбой».

 

«Открытая Россия» им. М.Б. Ходорковского опубликовала плакат, где сообщалось, что «Бомбы в 10 тысяч Мт будут использованы в мировой атомной войне». До сих пор самой мощной ядерной бомбой считалась испытанная при Хрущеве «царь-бомба», чей тротиловый эквивалент составлял 57 Мт, а на сегодняшнем боевом дежурстве стоят боеголовки со значительно меньшей мощностью, но бомбы, изобретенные М.Б. Ходорковским, превышают своей мощностью «царь-бомбу» (она же «кузькина мать») в 200 раз.

 

Дежурные советские борцы за мир были несколько более компетентны в вопросе. Тем более что, как показывает опыт Хиросимы, бомба в 20 не мега-, а всего лишь килотонн — тоже не масло сливочное.

 

Но отвлекаясь от проблем борьбы за мир, попытаемся взглянуть на сенсационное исследование без эмоций. Прежде всего — кто и что исследовал?

 

ЦИМЭС (Центр исследования массового е-сознания) проводит исследования с лета 2014 года, то есть менее года, и специализируется на опросах пользователей социальных сетей. Например, вышеприведенный опрос про бомбу проводился среди пользователей сети «ВКонтакте».

 

Недостатки интернет-социологии известны: отсутствие репрезентативной выборки, а также изрядная специфика сетевой аудитории, en masse страдающей самоуверенной некомпетентностью, подверженной бурным перепадам настроений и привечающей носителей самых крайних взглядов. Мир, данный нам в офлайновых ощущениях на улице, и мир фейсбука — это две очень большие разницы. Делать далеко идущие выводы из перманентной истерики фейсбуковичей — на этом уже обжигались многие политики, а теперь туда же потянулись исследователи массового е-сознания.

 

Например, характерно, что затруднилось ответить всего лишь 5,5%. Если спросить, как лучше разместить 100 тыс. рублей, сомнений будет значительно больше, но что делать с ядерной бомбой — г… вопрос, всем же понятно. Е-сознание, как оно есть.

 

Если же посмотреть, что, собственно, исследовалось, то с поправкой на недостаточную корректность анализа — спрашивалось о применении ядерного оружия, то есть о нажатии красной кнопки, а отвечали когда о нажатии, а когда лишь об угрозе нажатия, что явно не одно и то же, но вали кулем, потом разберем, — речь фактически идет о том, как сетевые настроения корреспондируют с действующей военной доктриной РФ.

 

Пункт 27 действующей доктрины гласит: «РФ оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

 

Тогда получается, что 47,5% выборки среди пользователей «ВКонтакте» более миролюбивы, чем доктринеры, ибо считают, что бомбу нельзя применять ни при каких обстоятельствах, 21,3% согласны с доктринерами в том, что удар возмездия позволителен, но с формулой «в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства» царит разнобой, ибо разные респонденты могут по-разному оценивать угрозу существования государства.

 

Некоторые, например, считают, что потеря только Крыма — это еще не та угроза, а вот потеря и Крыма, и, допустим, Краснодарского края — это уже угроза, когда можно давать команду «Старт!». Возможно, впрочем, что и самые вышние генералы тоже не вполне тверды в понимании квалифицирующих признаков такой угрозы. Скорее всего, смысл этого доктринального положения в том, что партнер, понюхав ядерный кулак и признав, что могилой пахнет, не станет экспериментировать даже и с применением обычного оружия против России. Может быть, это и грубо, но военное сдерживание по сути своей — вещь вообще не очень вежливая. Флер вежливости на нее дипломаты набрасывают — но только флер.

 

Но самое главное — опросы о применении ядерного оружия есть дело на редкость пустое. Решение о старте ракет с ядерными боеголовками принимается не на основании соцопросов, не всенародным голосованием, не парламентом и даже не ближней радой (советом безопасности, кухонным кабинетом правителя etc.). Решение о применении ядерного оружия принимается президентом Российской Федерации. Resp.: президентом США, президентом Франции etc. — и никем больше. «Сердце царя в руце Божией».

 

Выбор этот столь страшен и в тоже время столь неотложен — счет времени идет на минуты, что его нельзя ни передоверить, на разбавить коллегиальной ответственностью. Машину Судного Дня можно запустить лишь единолично, наедине с Господом Богом — другого советчика в этом случае не будет. Поэтому серьезные социологи и не проводят опросы на эту тему в жанре «Если бы директором был я».

 

Ибо не приведи Господи стать директором, в числе обязанностей которого в известных обстоятельствах может быть использование ядерного чемоданчика по назначению. Страшен ответ царей.

 

Максим Соколов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Yadryonaya_bomba_1334027779_383438332


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1