Битва сравнений. Платон Беседин

Дата публикации: 21 марта 2015, 16:26

Год российскому Крыму. Фанфары, праздники, торжества, начавшиеся 23 февраля и продолжившиеся до 18 марта. Три даты, высеченные на сакральных плитах истории: день народного волеизъявления на массовых митингах, день референдума и день присоединения полуострова к России.

 

Битва сравнений. Платон Беседин

 

«Возвращение в родную гавань», – так охарактеризует итог «крымской весны» Владимир Путин. Возвращение, которое в полной мере ещё должно состояться. От того оно продолжится в ближайшие пять-шесть лет, а дальше – дай Бог, будет так, как если ни задумывалось, то мечталось.

 

Пока же кораблю полуострова, ставшему, будто в пророческом романе Аксёнова, островом, препятствуют многочисленные рифы, один опаснее другого: будь то санкции, блокада или заминированные мосты. Но главный – острый, точно акулий зуб – риф – это, конечно, та информационная война, что ведётся по отношению к полуострову. Цель её проста и беспощадна: создать такую матрицу крымского бытия, какая Западу будет угодна. И побольше, побольше чёрных, депрессивных тонов.

 

Таких, чтобы сбылась мечта, озвученная Петром Порошенко: «Крым посмотрит, как по-европейски живёт Украина, и попросится назад». Впрочем, мечты нельзя говорить вслух – не сбудутся.

 

Тем не менее, настойчиво, снова и снова, до оскоминного мерцания в глазах, повторяются на зависть По, Лавкрафту и Кингу страшилки о голодающем, изнывающем, умирающем Крыме и почти процветающей, такой, что все вишни в садку коло хаты заплодоносили, Украине. И это интересный вопрос, конечно: они реально верят в то, что говорят, или просто нечто такое, бодрящее, озвучивать надо. Между тем, камень дезинформации и агитпропа катится с жовто-блакитной горы, грозя раздавить всех, виновных и невиновных, опасных и безобидных.

 

Фокус же и беда в том, что украинцы (из одурманенных) и россияне (из сочувствующих) многому из в горячке сказанного верят. Картина у них складывается одна, и на ней, точно на известной работе Брюллова, Крым лежит в развалинах, а между ними скитаются голодные люди. «Ничего, сами выбрали, глядишь, одумаются», – приговаривают добрые хлопцы и выдумывают очередную пакость: то транспортное сообщение оборвут, то воду перекроют, то бомбу подложат. Чтобы не расслаблялись. Забавно, но при всём этом вредительстве кто-то ещё всерьёз думает, что после такого Крым наверняка запросится в Украину. В общем, и такое бывает.

 

Само собой, не запросится. Украинского камбэка не будет. Обратного пути нет. Хотя в украинскую сторону жители полуострова посматривать, несомненно, будут. Они, собственно, уже это делают. И причина тому – как нынешние крымские реалии, так и то, что двадцать три года Крым находился в составе Украины.

 

Если тогда, что называется, под боком, только протяни руку, находился большой, крепкий сосед, жизнь в доме которого казалась сытнее, богаче, чем в собственной хате, то теперь сосед пришёл сам. Можно сравнить. На то, собственно, все эти санкции, блокады и рассчитаны. Что на полуострове возропщут, отчаются. И, прежде всего, на то, что представляемый, желаемый образ не совпадёт с сугубой действительностью, и она окажется жалкой пародией, подделкой того прекрасного, что рисовалось в воображении.

 

Да, так отчасти неизбежно случится. В силу объективных и субъективных причин. С одной стороны, появятся те многочисленные проблемы, что свойственны Российской Федерации. С другой, человеческая психика всегда полнится иллюзиями, выталкивая негативное, рисуя светлое прошлое и будущее, когда и «трава была зеленее», и «там хорошо, где нас нет».

 

Информационная война против Крыма базируется на фактуре сравнений. Украина, инспирированная США, отказавшаяся от силового решения вопроса, изо дня в день усиливает психологическое воздействие, продуцируя тонны воспалённой лжи.

 

И, отвечая на неё (а отвечать, безусловно, надо), важно не скатиться в елейный сценарий, где Крым предстанет реинкарнацией Эдема, а в нём – одна лишь благодать и достаток. Нельзя идти по украинскому информационному пути, фурами отгружая читателю, зрителю выдумки и провокации. Потому что любое заигрывание, преувеличение или недоговорки будут идти лишь в минус, давая повод для очередного злословия и обвинений, а главное – вступая в противоречие с увиденным непосредственно на полуострове. И тогда вся чистота идеи, рафинированность того невероятного патриотического духа, коим запылал Крым в феврале-марте 2014 года, сойдёт на нет, растворится. А допустить этого ни в коем разе нельзя.

 

Умеренная, взвешенная объективность – вот тот рецепт, то оружие, коим должно пользоваться в информационной битве сравнений, где не год и не два происходящее на полуострове будет коррелироваться с украинской ситуаций.

 

Принципиальных, кардинальных отличий здесь нет и в ближайшее время быть не может. Хотя бы потому, что прошло слишком мало времени: российский год против двадцати трёх украинских лет. Какого пронзительного откровения, коренного переворота тут можно ждать?

 

Я далёк от агрессивно-упаднической риторики, изображающей Украину в виде этакого беспощадного монстра, пожирающего, разоряющего Крым и ничего больше, но, тем не менее, очевидно: за годы незалежности рационального, здравого применения богатствам полуострова так и не нашли, что делать с ним стратегически, не знали, и от того он изнашивался, хирел. Печальное зрелище, особенно учитывая колоссальный потенциал региона. Чуда возрождения за год логично не случилось.

 

Другой вопрос, что те шаги, которые предпринимаются сегодня властями полуострова, на самом разном уровне, вызывают подчас либо непонимание, либо возмущение. В них слишком много аллюзий на деструктивные девяностые, когда сначала национализируют, а после приватизируют. А что народу? Много красивых патриотических слов.

 

На Украине, собственно, происходит нечто похожее. Ещё более акцентированное, беззастенчивое и в условиях братоубийственной войны.

 

Но и власть имущие в Крыму, по большей части, остались от прежних, украинских, времён. Они не сменились, не вставили себе новое сознание. Просто вместо портрета Януковича-Кучмы повесили в своих кабинетах портрет Путина. И это весьма крепкая связующая цепь.

 

Важно понимать, что долгое время Крым будет оставаться зависимым от Украины. Это естественно в силу экономических, социальных, географических причин. Вот только страха от этого быть никакого не может. Потому что Крым, как и Донбасс, в идеале должен стать точкой консолидации России и Украины, без которой их дальнейшее будущее видится проблематичным.

 

В психологической же, метафизической, если угодно, составляющей есть базовое отличие Крыма и Украины. Отличие это – ясное осознание того выбора, что был сделан, и последующих за ним целей и задач. Есть ожидание не странного заграничного дяденьки, обещающего вот уже десяток лет взять на попечение, но приход родной матери, отсутствовавшей в силу вынужденных причин.

 

Крымчане понимают, за что они стояли в феврале-марте 2014 года, и от этого чувства уже никогда не открестятся, наоборот, постараются согреться им в трудную минуту. На полуострове сейчас, прежде всего ментально, культурно идёт очищение от всего инородного, фальшивого, наносного. Евромайдановская же эйфория рассеивается, уходит, и на место её приходит пустота из мёртвых перспектив, где все заявления США, ЕС остаются лишь вербальными обёртками, в коих нет и быть не может ни конфет, ни печенек.

 

За прошедший с референдума год Крым морально, психологически окреп, избежав страшнейшего – войны и коллапса. На Украине с этим оказалось проблематичнее. Как и с самоидентификацией на личностном, перспективном уровне. И сегодня это, пожалуй, главный системообразующий отличительный момент.

 

Платон Беседин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1