А товарищ мой, этой зимой умер в возрасте 25 лет. Хороший был парень. Денис Селезнёв

Дата публикации: 21 марта 2015, 04:55

Однажды с товарищем, нам нужно было найти заброшенную воинскую часть в лесу на левобережье Днепра южнее Киева. Собственно от этой воинской части нам ничего не нужно было, кроме точных координат давно сгоревшей и обвалившейся казармы. До нужной казармы мы планировали добраться по светлому, однако по пути встретили неожиданное препятствие — густая сеть топей, болотец и руслец бесчисленных речек, которыми была испещрена пойма Днепра, где нам пришлось идти. К сожалению, эта пойма появилась спустя годы после того как была составлена выданная нам генштабовская километровка. А потому маршрут выбран был неудачный и весь день прошел в борьбе с отвратной земноводной поверхностью. К северной окраине леса, в которой находилась часть, мы добрались только на закате.

 

selezniov01

 

Был теплый сентябрь и дабы отдохнуть от трудов, мы сели на поваленном дереве у опушки. Поросшее мягким нежным мхом, бревно было удобнее любого кресла. В небе, над бескрайними топями, разыгрывалась впечатляющая драма лилового заката. Там на этой опушке мы сидели и смотрели в вечность. Десять лет могли пролететь, как одна секунда.

 

Но низменное давало о себе знать. Проклятые болотные комары, которые так любят усыпанные хвоей лесные опушки, вскоре засекли нас и атаковали без всякой пощады. Минуты гармонии кончились и не смотря на всю усталость, мы двинулись в лес.

 

Ориентироваться в темнеющем лесу было просто, достаточно держаться южного направления. Но чем темнее становилось среди деревьев, тем явственнее созревало смутное ощущение чего-то неправильного в этом лесу. Ни звука, ни шороха. А мягкий песок под ногами, делал и нас самих бесшумными. Фонари не включали из опаски быть обнаруженными и в опустившейся тьме вскоре наступило полное погружение в лес. И когда мы растворились, стало ясно, что мы единственные живые существа которые в здесь есть. Даже кровожадные комары не решились преследовать нас и вернулись в свои болота. Дальше была бездонная мертвая пустота.

 

Ощущение дискомфорта усугубляло и то, что лес казался идеальным. Медные стволы деревьев не закрывал подлесок, а песчаные тропинки будто искусственно окаймлялись пушистой травой. Все это напоминало декорацию для какого-то чудовищного шоу, в котором актерами должны были стать мы вдвоем. Детский страх закрался глубоко внутрь и пускал лучи холода по всему телу. Обернувшись на товарища, я увидел что и он побледнел и выглядит не таким уж уравновешенным. Впрочем, бледность могла быть лишь отблеском луны, которая выйдя из-за мрачных туч, рассеяла их о светила и нас и окружающий лес.

 

Так шли мы три часа и в конце концов достигли мрачного, поросшего вьюном забора воинской части. Найдя пролом, я оставил товарища сторожить, а сам направился внутрь. Луна щедро освещала разорванные внутренности зданий, поросший травой плац, какой-то брошенный сгнивший грузовик. Но хуже всего была казарма, с обугленными стропилами и острыми зубами обвалившихся стен. Заходить внутрь желания не было. Просунув через окно руку, для очищения совести, я засек координаты. И двинулся к пролому. Ни звука, ни шороха, ни ветерка. Абсолютно вымерший мир вокруг.

 

Я вышел и задание было выполнено. Предстоял еще долгий путь и лучше его было проделать ночью. Но силы были на исходе. И я решил что будем спать. Так как мы были в летнем снаряжении, а ночью порядком похолодало, то разожгли костер. Тем более что никакого лагерного снаряжения, кроме плащпалаток у нас не имелось. В лесу однозначно никого не было, а выбранное в овраге место исключало вариант, что нас засекут издалека. Насобирав сухих веток, мы начали греться. Расслабились, свет вернул ощущение реальности.

 

И тут в лесу раздался истошный вопль, шел он со стороны воинской части. Не думая ни секунды, я стал забрасывать костер песком. Пока занимался этим делом, о происходящем совсем не думалось и было не страшно. А вот товарища моего проняло конкретно. Что это за хрень ??? Что это ? Начал кричать он мне. Но откуда же я знал. Заткнись говорю, просто молчи.

 

Как только костер погас и мы оказались в темноте, вопль стал казаться еще более громким. Более того, он явно приблизился. Нечто яростное неслось к нам через лес, по прежнему не издавая никаких иных звуков кроме мерзкого вопля. В ужасе мы прижались к земле, не понимая что вообще можно поделать в таком случае. Вопль приблизился на минимальную дистанцию, но стало ясно, что он прошел мимо, как бы пытаясь найти нас, но не находя. В этом момент мне приходило всякое в голову и запах костра, и следы на песке ведущие от части, и отблески костра — тысяча мелких деталей демаскировала нас и казалось, что обладатель вопля сейчас наткнется на одну из них и мы будем настигнуты чем-то лютым, нечеловеческим. Но он удалялся. Еще раздался раз или два и исчез. Бесследно.

 

Завернувшись в плащпалатки мы спали поочередно, охраняя друг друга. А утром, когда взошло солнце, лес ожил. Оказалось, что в нем живут сотни птиц а на одной из сосен я даже заметил белку. Раздавшийся крик вороны, мне напомнил на мгновение ночной ужас. И я даже сейчас думаю, не испугались ли мы обычной вороны, которая в ночной тишине превратилась в нечто запредельное. Может быть и так. Может быть в этом лесу некая особая почва, испарения которой повергают в беспричинный ужас. Ведь и до и после, мне приходилось и самому ходить и спать в самых дремучих лесах, но никогда и нигде не было столь ужасно и безнадежно как той ночью.

 

Впрочем утро принесло некоторые неприятности. Нормальная вода у нас закончилась и вскоре пришлось обеззараживать таблетками воду из Днепра. Напившись этого отвратного пойла, весь последующий жаркий день я только и мечтал о хорошей ледяной воде. И лишь поздней ночью, мы смогли проникнуть в село, где с уличной колонки пополнили запасы.

 

А товарищ мой, этой зимой умер в возрасте 25 лет. Хороший был парень. Поэтому сидит сейчас на таком же райском бревнышке, на котором мы сидели с ним на краю болота и беседует с другими хорошими парнями. В небе разыгрывается все тоже представление, вот только его уже не жалят назойливые комары, а в термосе у ног, всегда есть вдоволь холодной и вкусной воды. До смерти богов мой бывший друг!

 

На фото произвольный лес и фото товарища, сделанное за несколько секунд до того, как мы услышали первый вопль.

 

Денис Селезнев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1