Почему Минск-2 аннулирован. Олег Игнатов

   Дата публикации: 20 марта 2015, 16:09

За последние двое суток на Украине произошли события, которые фактически аннулируют пакет договоренностей в рамках Минска-2 и угрожают быстрой эскалацией военного конфликта.

 

Почему Минск-2 аннулирован. Олег Игнатов

 

17 марта Верховная Рада приняла (с нарушением сроков, оговоренных в Комплексе мер по выполнению минских соглашений от 12 февраля 2015 года) постановление «Об определении отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей, в которых вводится особый порядок местного самоуправления».

 

Одновременно украинский парламент вносит изменения в статью 10 закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который был подписан президентом Порошенко 16 октября 2014 года, полностью меняя тем самым содержание закона, на которое опирались договоренности в Минске. Тогда же Рада отдельным законом признает не подконтрольные Киеву районы и населенные пункты Донбасса «временно оккупированными». Совокупность этих шагов привела к тому, что 18 марта глава ДНР Александр Захарченко был вынужден констатировать, что после решений Киева «минские соглашения аннулированы».

 

Предметный анализ принятых Киевом односторонних решений показывает правоту этого утверждения — Украина де-факто отказалась от реализации минских обязательств 12 февраля и открыла дорогу возобновлению боевых действий. Если кратко описать суть происшедшего, то Украина поставила вопрос о наделении неподконтрольных территорий особым статусом в зависимость от предварительного проведения выборов по украинским законам на этих территориях, а проведение выборов — от восстановления суверенитета над Донбассом, то есть полной капитуляции и разоружения ДНР-ЛНР и восстановления контроля над государственной границей. Таким образом, Киев переписал как свои обязательства, так и обязательства других участников конфликта и переговорного процесса. Возникла совершенно новая конфигурация условий достижения мира на Донбассе, которая требует от сторон либо возобновления боевых действий, либо проведения новой встречи Контактной группы и заключения соглашений Минска-3, то есть перезагрузки мирного процесса.

 

Для того чтобы разобраться, как такая конфигурация возникла, следует посмотреть детально на положения принятых Радой законодательных актов и оценить их последствия для обязательств в рамках Минска-2.

 

Во-первых, принятием изменений в статью 10 Киев в одностороннем порядке изменил последовательность вступления в силу положений ключевого для Минска-2 закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Напомним, участники Контактной группы и «нормандской четверки» 11-12 февраля на встрече в Минске исходили из действовавшей на тот момент редакции закона, когда переговоры и нормализация не связывались никакими предварительными условиями — в 10-й статье закона говорилось, что закон (в полном объеме) вступает в силу со дня его опубликования.

 

В новой редакции 10-й статьи сказано, что статьи 2-9 закона вступают в силу «со дня обретения полномочий органами местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, избранными на внеочередных выборах, проведенных в соответствии с Конституцией Украины». Это условие означает, что закон об особом статусе начнет действовать только тогда, когда на подконтрольных ДНР-ЛНР территориях пройдут выборы по украинским законам, которые Киевом будут признаны легитимными.

 

Статьи 2-9 образуют основное содержание закона об особом статусе. Отказываясь от их немедленной имплементации, Киев, в частности, отказывается от амнистии всем участникам событий на Донбассе, от гарантий прав русского языка, от финансирования неподконтрольных территорий из государственного бюджета, от помощи в восстановлении разрушенной инфраструктуры. То есть снимает с себя любые конкретные обязательства в отношении граждан Украины, проживающих в ДНР-ЛНР.

 

В то же время изменения в статью 10 прямо описывают, при каких условиях выборы в ДНР-ЛНР Киев признает легитимными. Выборы проводятся только после «вывода всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины и в условиях недопущения незаконного вмешательства в избирательный процесс, в том числе со стороны незаконных вооруженных формирований». На практике это означает, что все вооруженные формирования ДНР-ЛНР должны быть разоружены, либо выведены с территории Украины. При этом ополченцам придется сдаться или покинуть Донбасс без получения каких-либо гарантий, поскольку амнистия вступит в силу только после проведения легитимных с точки зрения Киева выборов. Новая редакция закона также требует до проведения выборов полного восстановления на всей территории Луганской и Донецкой украинского теле- и радиовещания, обращения украинских СМИ. Другое условие — обеспечение участия в выборах всех внутренне перемещенных лиц, то есть беженцев из ДНР-ЛНР, проживающих на Украине.

 

Подчеркнем, что Киев пошел на этот шаг в одностороннем порядке, в то время как в соответствии с пунктом 4 и пунктом 12 соглашений от 12 февраля «модальности» и все вопросы проведения местных выборов должны обсуждать в рамках диалога трехсторонней Контактной группы.

 

Если первый закон в качестве начальных условий для нормализации и переговорного процесса требует политическую капитуляцию ДНР-ЛНР, то второй дополняет политическую капитуляцию военной. Выборы становятся возможными только после полного восстановления военного контроля над всем Донбассом и восстановления контроля Киева над границей на всем ее протяжении.

 

Своим вторым решением Рада практически исключила для властей Украины прямой диалог с главами ДНР-ЛНР, окончательно лишив их легитимности с точки зрения украинского законодательства. Постановление «О признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями» говорит, что отдельные районы Донецкой и Луганской областей, на которые будет распространен, согласно принятому закону, особый статус, считаются государством Украина «временно оккупированными территориями». Называются и условия, опять-таки после выполнения которых они перестанут считаться оккупированными: вывод всех вооруженных формирований и «восстановление полного контроля Украины за государственной границей Украины».

 

Важно отметить, что в своем постановлении Рада при этом обошла молчанием, кто именно является оккупирующей стороной.

 

В международном праве из признания факта оккупации следует, что государство-оккупант создает временную военную администрацию и берет на себя полную ответственность за государственное управление на оккупированной территории, включая вопросы обеспечения всем необходимым местных жителей и соблюдение законности. Так произошло с Ираком после вторжения коалиции в 2003 году, так произошло с Германией, Австрией и Японией после поражения во Второй мировой войне. Признавая часть своих территорий оккупированными, Украина на законодательном уровне отказывается от ответственности за неподконтрольные районы Донбасса, не объявляя при этом, кто же, на взгляд Киева, является оккупационной исполнительной властью на этих территориях. Мировая практика не знала примеров, когда государство проводило выборы на территории, которая им же объявлялась оккупированной. В международной практике известны примеры, когда выборы проходят в условиях фактической оккупации. Но не известны примеры, когда от оккупационной администрации — если даже руководствоваться логикой Киева — ждут, что она обеспечит выборы по законам того государства, территория которого оккупирована.

 

Законы Рады заводят имплементацию соглашений Минска-2 в тупик: отдельные районы и поселения Донбасса получат особый статус только после проведения выборов, а выборы состоятся лишь тогда, когда другой участник конфликта согласится на капитуляцию и самоликвидацию. С точки зрения Киева, выборы последуют после завершения конфликта и легитимируют возвращение суверенитета над Донбассом, а не рассматриваются как инструмент разрешения конфликта, который станет еще одним шагом к миру.

 

В итоге становится очевидным, что Украина полностью отказалась от любых самостоятельных политических действий по возвращению суверенитета над Донбассом, переложив всю ответственность на международных игроков и таким образом увязала решение проблемы Донбасса исключительно с военной победой. Процесс разрешения конфликта через переговоры и мирные соглашения требует перезапуска.

 

Олег Игнатов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1