Писатель Беседин: Донбасс должен стать зоной консолидации интересов РФ и Украины

   Дата публикации: 20 Март 2015, 17:36

О своих впечатлениях от визита в Луганскую Народную Республику, о восприятии Донбасса, о проблемах войны и будущего мира делится известный российский писатель, литературный критик и публицист Платон Беседин.

 

Писатель Беседин: Донбасс должен стать зоной консолидации интересов РФ и Украины

 

— 11-15 марта ты посетил Луганщину. Какова была цель твоего визита?

 

— Всё очень просто: Донбасс – не чужая для меня земля. Здесь мои родственники, мои коллеги, мои друзья. И хочется приехать, поддержать их, в том числе и материально. Но главное – увидеться, поговорить. Я, может быть, скажу нечто странное, но мне нравится здесь, даже сейчас, в это жуткое время. Я люблю Донецк, Луганск, чувствую силу, наполняющую эту великую землю.

 

Ну и есть момент писательский в моей поездке, конечно. Как писатель, как публицист я должен быть здесь, со своим народом. Плюс это, безусловно, материал для публицистики, для книг. Та самая фактура, которую надо увидеть своими глазами, услышать, прочувствовать.

 

Такова была моя изначальная цель. Попутно она обросла просьбами от различных городов – Ровеньки, Первомайск – о помощи, прежде всего, медикаментами. Я организовал сбор средств, люди – спасибо им! – откликнулись, и таким образом моя поездка во многом превратилась в гуманитарную миссию. Было немало сложностей, конечно, но задачу мы решили, доставив всё по месту назначения.

 

— Сильно ли изменился Луганск по сравнению с твоим пребыванием здесь в сентябре 2014 года?

 

Он наполнился витальной энергией. Это главное, безусловно. Не только на бытовом уровне – появились продукты, вода, свет, – но и на метафизическом, если угодно. Происходит то, что, собственно, называется жизнью. Улицы не пусты, не безлюдны больше. На них есть люди. Они улыбаются, покупают еду, говорят друг с другом. Да, обычные вещи, конечно, но в таких условиях они имеют колоссальное значение. Тогда же, в сентябре, Луганск был скорее городом-призраком. Я возвращался из него с тяжёлым чувством обречённости. Сейчас есть свет. Во всех смыслах. Я планирую вернуться в Донбасс в конце апреля. Дай Бог.

 

— В этот раз ты побывал и в других городах ЛНР, как оцениваешь ситуацию в целом по Республике?

 

Я был в них и в прошлый раз, как и в ДНР, к слову. Ситуация очень разная. Где-то вроде бы обычная жизнь, не видно разрушений, а в других местах – всё очень и очень непросто: разрушенные здания, коммуникации, нет воды, как, например, в Первомайске. Тут, мне кажется, вопрос степени катастрофы, степени беды. То есть, везде печаль, тоска, трагедия, боль, но разного масштаба. Впрочем, она не перестаёт быть в зависимости от глубины проблем легче или сложнее. Крест есть крест, независимо от его тяжести. В Дебальцево в собственном доме лежит человек, – его ранило осколками, нечем лечить – и он буквально гниёт заживо. В Луганске у моего знакомого повесилась соседка, ей нечего было есть. Я видел прямо в центре, в парке Шевченко, например, множество нищих, замученных людей. Они не просили милостыню, таково воспитание, но они крайне нуждались. И даже если есть деньги, что редкость, конечно, то сложно купить те же медикаменты, их толком нет в аптеках.

 

То, что я увидел – это боль. Сейчас, полагаю, мы не понимаем всей её полноты, мы ещё в борьбе, в трагедии, но время снова и снова будет напоминать нам об этом безумии. Ужасно, что, пережив столько войн, мы в наших странах и городах так ничему и не научились.

 

— Каковы, на твой взгляд, прогнозы развития ситуации на ближайший период, а также на средне- и дальнесрочную перспективу?

 

Знаешь, у меня есть ощущение, что мы провалились в бездну, попали в яму, темноту, а из неё, в ней, право, не слишком хорошо видно. Хотя прогнозы нынче дают все, один сокрушительнее, оглушительнее другого. Вот только смысла, истины в них, как правило, не слишком много или вообще нет.

 

Я не хочу загадывать, кликушествовать и пророчить, в том числе, и потому, что большая часть моих прогнозов касательно украинских и российско-украинских событий сбылась. Это грустно. Ведь то, что я увидел на Луганщине, к сожалению, даёт мне основания не для самых радужных надежд. Нависла угроза войны, она никуда, собственно, и не уходила. Вокруг этого всё вертится.

 

Но военного решения, как и решения политического, тут нет и быть не может. Петля затянулась туго-натуго. Донбасс, конечно, не сдастся, не ляжет – он будет стоять, будет бороться; здесь живут стальные люди. Украина – её, скажем так, нездоровая часть – будет гнать войска вперёд, для того есть как справедливые, так и абсурдные, кощунственные причины. А Россия, от которой напрямую зависит боеспособность ополчения Народных Республик, «сливать» Донбасс не станет, многое на кону, но ей он, фактически, не нужен. Я, кстати, не сильно уверен, что и Донбассу нужна Россия, хотя, я видел это, многие люди того хотят. Значит, будет война – изматывающая, вялотекущая. И это печалит. Донбасс будут втискивать туда, куда он совсем не хочет. Люди вновь станут сопротивляться.

 

— Крымский опыт – поможет ли он восставшим республикам Донбасса?

 

Крымского сценария на Донбассе в любом случае не будет. Россия пошла по иному, более беспощадному, суровому пути. А, значит, какой-либо опыт тут бессилен. И Донбасс стоит сегодня не только, скажем так, за себя, но и прикрывает мирную жизнь в Крыму.

 

Кроме того, необходимо понимать ещё одну, довольно удручающую вещь. Безусловно, на фоне Донбасса в Крыму всё относительно приемлемо и терпимо, но есть масса дурных сложностей, главная из которых – разбазаривание, «отжатие» земли, объектов. Уверен, Донбасс, наученный войной, сделать это столь легко, как на полуострове, не даст. Поэтому я, может, выскажу и парадоксальную мысль, но при всех тех адских моментах, что творятся сейчас, Донбасс имеет больше шансов на позитивный конечный результат, так как регион более крепок, сознателен, независим. Люди здесь реально понимают цену каждому действию, каждому слову.

 

— Как нам всем жить в дальнейшем, после войны?

 

— Всё будет зависеть от того, в каких территориях, в какой формации окажется Донбасс после войны. Идеальным сейчас видится российский вариант, но, как по мне, с ним не так всё оптимистично. Приграничные шахтёрские города тут могут стать наглядным предупреждением. Да и России сегодня Донбасс не нужен. Украина ещё более смутно представляет, что делать с регионом. Нет средств, нет видения, а главное – нет компромиссных, эффективных решений. Да и как сможет Донбасс быть в Украине после этой сатанинской войны? Однако и сам по себе, в формате независимых республик, он вряд ли безоблачно сможет существовать.

 

Идеальным, конечно, мне видится Донбасс как зона консолидации России и Украины, как место, где и по которому будут договариваться. Собственно, этот вариант, безусловно, во многом фантастичен, на первый взгляд, но именно он, по большей части, единственно верен. Успех всегда лежит вне зоны комфорта.

 

Однако сейчас это во многом лишь представление, лишь мечта. Как в известной антивоенной песне Джона Леннона, если помните. Общество всё активнее формирует запрос на войну, снова и снова. Люди, со свойственными им идиотизмом и ограниченностью, всегда свято уверены в своей правоте. Но сейчас информационная матрица вкладывает в их мозги множество доказательств оного, и от того им делается легче, делается совсем хорошо. Убивай врага, убивай несогласного – вот и весь метод.

 

Эти пули, снаряды выпущены конкретными людьми. Да, никто не снимает с них ответственности. Но, прежде всего, они следствие той ненависти, что воцарилась в обществе, жаждущем бойни. Люди Донбасса умирают сегодня во многом потому, что людское зло приняло конкретные, материальные формы.

 

— Твои пожелания всем нам?

 

— Мирного неба, что называется. Это, конечно, главное пожелание. Будет мир – будет многое другое. Уверен, люди Донбасса трудолюбивые, волевые, решительные смогут восстановить прежнее и достичь большего. Они могут, они умеют. Лишь бы был мир. Это наша общая цель. Я бы, конечно, ещё пожелал прозрения, настойчиво бы так пожелал использовать свой мозг и органы чувств не только ради поглощения и генерирования инфернального потока мерзости, но и для созидания мира – однако тут надежд мало. Общество сегодня напоминает обезумевшего олигофрена, которому достался автомат.

 

К слову, что меня приятно поразило в Луганске и области – люди здесь подчас более человечны, милосердны, чем те, кто находится вне зоны войны.

 

Беседовал Глеб Бобров

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Besedin_dw710h420


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1