Юридическая ответственность Киева за Одесскую резню абсолютно неоспорима. Юрий Селиванов

Дата публикации: 19 Март 2015, 17:53

До первой годовщины одной из самых страшных трагедий 21 века, вошедшей в историю под названием «одесской Хатыни» осталось меньше двух месяцев. Прошедшего времени вполне достаточно, чтобы, независимо от хода официального расследования, сделать основные выводы. Каковы они на наш взгляд?

 

Юридическая ответственность Киева за Одесскую резню абсолютно неоспорима. Юрий Селиванов

 

Полную меру ответственности, в том числе ответственности юридической за эти трагические события априори несут действовавшие на тот момент власти Украины (представленные группой лиц, совершивших государственный переворот 21.02.14 г.). Факт их безусловной вины не может являться предметом дискуссии, поскольку государственная власть (в данном случае неважно – законная или нет) по определению несет всю полноту ответственности за обстановку в стране, в том числе и за возникающие на данной территории «нештатные» ситуации. Государство на то и существует, чтобы полностью исключить создание предпосылок и условий для любых неправовых действий граждан, тем более таких катастрофических по масштабу, как события в Одессе 2 мая.

 

Таким образом, даже если допустить, что эти события были спонтанными и не носили со стороны властей планового характера, они обязаны понести юридическую ответственность за то, что их вообще допустили.

 

В данном случае к ответственности должна была быть привлечена вся вертикаль власти, на которую по закону возложено обеспечение общественного порядка и предотвращение условий для их крупномасштабного нарушения. В том числе – реальные руководители узурпаторского режима, такие как А. Турчинов, А. Яценюк, А. Парубий, А. Аваков, а также функционеры регионального звена, такие как бывший губернатор Одесской области В. Немировский, ряд руководителей силовых структур и так называемых «патриотических» вооруженных бандформирований.

 

Однако никто из вышеперечисленных лиц по истечении 10 месяцев к ответственности привлечен не был, что является прямым подтверждением виновности правящего режима, который не пожелал наказать никого из лиц, либо непосредственно причастных к организации преступления, либо явно виновных в преступном попустительстве при его подготовке.

 

Кроме того, обычный порядок, существующий на этот случай в любом цивилизованном, правовом государстве, предполагает, что должностные лица, допустившие подобного рода тяжелые просчеты, (даже без их прямого участия в преступлении), подают в отставку со своих постов и принимают на себя моральную ответственность за трагедию.

 

В данном случае, ни одного случая добровольной отставки также не было.

 

Таким образом — налицо факт моральной и правовой ответственности киевской хунты за события в Одессе, которые на сегодняшний день не получили никакого удовлетворительного разрешения.

 

Однако киевские власти не только не обеспечили безусловно необходимое в таких случаях наказание должностных лиц хотя бы по очевидному факту допущенной ими крупномасштабной служебной халатности, приведшей к массовым человеческим жертвам, но и фактически ничего не сделали для проведения юридически полноценного, поддающегося независимому контролю и результативного расследования данного преступления. Подтверждением чему служит тот факт, что за 10 с лишним месяцев следственные действия не дали практически никакого результата, как на уровне МВД и прокуратуры, так и в рамках специальной парламентской комиссии.

 

Такой итог, при достаточно очевидной картине преступления, массе свидетелей и доказательных улик имеет только одно объяснение — киевский режим не заинтересован в воссоздании подлинных обстоятельств трагедии. А заинтересованность в полном сокрытии таковых может быть объяснена, с точки зрения формальной логики, только тем, что истинная картина событий однозначно указывает на прямую причастность и непосредственную виновность правящего режима в массовом убийстве одесситов.

 

Именно по этой причине до сих пор втайне от общественности держат практически всю совокупность фактических данных по одесской Хатыни, которыми, несомненно, располагает официальное следствие. Более того – сокрытие этих данных позволяет властям произвольно манипулировать информацией, бездоказательно педалируя выгодные им версии и выдвигая обвинения против самих жертв преступления, либо против малоценных «стрелочников» (типа начальника одесской милиции полковника Д. Фучеджи).

 

Атмосфера секретности, которой окутано это дело, не позволяет с доверием относиться даже к официально утвержденной цифре жертв этой трагедии и побуждает внимательно прислушиваться к мнению тех, кто считает, что в реальности жертв было гораздо больше.

 

Прямая заинтересованность хунты в определенной минимизации масштабов трагедии, позволяет предположить, что власти сделали все возможное для вывоза с места событий избыточного с их точки зрения количества трупов с их последующей негласной ликвидацией.

 

Однако предположения о том, что такая операция могла быть осуществлена непосредственно в Одессе, представляются в принципе неверными, поскольку они не учитывают специфику населения данного города, где любое событие моментально становится предметом всеобщих пересудов и сплетен. В связи с этим тайное захоронение тел на любом из одесских кладбищ выглядит нереальным. Куда более вероятна версия транспортировки «груза 200» в Киев, где в распоряжении национал-экстремистов находится городской крематорий, захваченный «правым сектором» еще в период февральского путча.

 

Что же касается молчания родственников предположительно погибших, то его исчерпывающим образом можно объяснить как царящей в городе атмосферой страха, затыкающей рот даже самым смелым журналистам, так и коммерческими аргументами, наверняка предложенными властями гражданам с целью замести следы.

 

Руководствуясь древнейшим вопросом юриспруденции – «кому это выгодно», можно констатировать, что организация массовой расправы над одесситами в целях устрашения всего населения города отвечала интересам, прежде всего, тех сил, которые были намерены удержать его под своим контролем, даже несмотря на то, что подавляющее большинство местных жителей категорически не восприняло государственный переворот. То есть, это было необходимо самой киевской хунте и ее американским покровителям.

 

Одесса ключевая стратегическая точка Украины, поскольку контроль над этим регионом обеспечивает бандеровскому режиму, после потери Крыма и Азовской акватории, практически единственный выход к морю, а США — единственный морской доступ к подконтрольной Киеву территории. Именно поэтому задача его удержания хунтой должна была решаться любой ценой. И это цена была заведомо велика, потому что город был резко настроен против режима и для его усмирения требовались самые сильнодействующие средства.

 

Поэтому ни о какой «спонтанности» одесских событий и случайности объявленного количества жертв не может быть и речи. Все было точно просчитано и спланировано заранее. Причем, с учетом крайней тупости и непрофессионализма киевских исполнителей, общее, а возможно и непосредственное, руководство одесской спецоперацией осуществляли, с высокой степенью вероятности, спецслужбы Запада. При этом, не имеет существенного значения — кто именно из местных «ворлордов» играл главную скрипку. Так как все они, примерно в равной степени, находятся под каблуком Вашингтона и без его ведома даже шагу ступить не могут.

 

Юрий Селиванов

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
Odessa_ode


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1