Хунта сошла с ума: Проигравшие войну диктуют условия мира. Максим Равреба

   Дата публикации: 19 марта 2015, 12:25

Сначала – о моем, личном отношении к Минскому процессу. Я считаю, что он – фикция. Украинское общество расколото не по вопросу Донбасса, «русской весны», потери Крыма или даже «нападения России на Украину». Украинское общество расколото внутри. Причина в том, что евромайдан представлял собой не всю страну. Условно – ее часть. Другая часть евромайдан не приняла и осуждала его. Естественно, что последние были шокированы и напуганы неожиданным бегством законного Президента и воцарением на Украине тех, кого они осуждали, пресловутых «майдаунов», творивших на глазах у всех свои преступления и безумства. Каждый человек в той ситуации выбрал свою сторону. А кто не выбрал, того логика гражданской войны заставит сделать выбор.

 

Хунта сошла с ума: Проигравшие войну диктуют условия мира. Максим Равреба

 

За год после раскола, две половинки Украины, безотносительно даже к боевым действиям на Донбассе, разбежались, поляризовались и достигли динамического равновесия. Сегодняшнее украинское общество – это два полюса: «укроп» и «вата». Они кипят в социальных сетях, выплескивая шторма ожесточения. Общение между двумя группами отсутствует, взаимодействие тоже. Перебежчиков из одного лагеря в другой тоже не замечено. Вместе с тем, «укропы» захватили власть над Украиной, за год стали жесточайшей фашистской диктатурой, которая жестко подавляет и угнетает «ватников». Именно поэтому, последние с надеждой смотрят на юго-восток своей страны, где земляки и соотечественники взяли в руки оружие, чтобы путем войны выяснить, кому принадлежит это государство.

 

Вот на такой сцене и появился «минский процесс», когда иностранные лидеры, не имеющие отношения к Украине, над головой граждан страны, решают их судьбы. Точно так же все было в марте 1918 года, в Бресте. Мало кто понимает, что такое минские переговоры. Мало кто знает, о чем там, в Минске договаривались. Скажу больше: мало кто читал тексты этих протоколов. Но чем дальше, тем острее ощущается то, что в Минске разговаривали не те и не о том. Те – это хунта и повстанцы. О том – это как нам жить дальше, если мы ненавидим друг друга и желаем уничтожения друг друга. Такова суть гражданской войны, увы. Но «хунта» — это не вся Украина. Внутри Украины сидят две вышеописанные группы соотечественников, охваченных яростью по отношению друг к другу. Ватники вне себя от мерзостей бандеровщины, возведенной в ранг государственной идеологии, махновщины в государственном аппарате, «титаника» в экономике. А главное – тем, что они угнетаемы, преследуемы и унижены.

 

Ну а укропы тоже в ярости. Они захватили власть, но им не дают ею пользоваться. Мало того: их забирают в армию и отправляют на переработку железными зубьями артиллерии советских повстанцев Новороссии. Это не все страдания укропов. Их заставляют присоединиться к Минскому процессу. Запад не хочет вводить войска на Украину. Все вышеперечисленное — это претензии «укропов» в социальных сетях. Бесят укропов и ватники. Они везде, они рядом, они недовольны и не скрывают недовольства ни в магазинах, ни в очередях, ни в банках, ни в кино, ни в театрах. Все реже возмущенные ухудшением экономики спичи встречают ответные спичи в общественных местах. Все чаще ряды «ватников» пополняются неофитами из не определившегося «болота». Ряды повстанцев растут. Это приводит в ярость укропов, но военное поражение на Донбассе так просто не преодолеть: нужна победа, которой, с точки зрения «укропов», и мешает тот самый «минский процесс». Убеждение в этой иллюзии рождает ту же ошибку, что была у противников евромайдана. Они считают, что власти достаточно отдать приказ армии. Точно так же думал и я в 2013 году, относительно «Беркута».

 

Итак, мало кто интересуется сутью «минских пактов». Мало кто читал, что там написано. И никто, кроме участников переговоров не знает о чем там шла речь на самом деле. Но частью этих соглашений было вчерашнее голосование в Раде. От парламента, где конституционное большинство в руках узурпаторов и мятежников, ждали признания «особого статуса» территорий, подконтрольных «императорам» Новороссии. Боевым командирам ополчения. Результат, по факту, таков: поправки, внесенные воинственными депутатами, фактически денонсировали «минские соглашения».

 

Почему? Территорию Новороссии определить было не сложно. Но поправки, вроде «поправки Ляшко», фактически отменили закон от 16 сентября 2014 года. То есть «особый статус» Новороссии не предоставлен. Не признана Новороссия. Ополчение не признано воюющей стороной, силами повстанцев. Конфликт не признан гражданской войной, решение конфликта находится не в диалектической связи с логикой и последовательностью событий: евромайдан-переворот-гражданская война. Из этих «трех китов» исключены два первых пункта. Как исключены и миллионы «ватников».

 

Получается так, что война трактуется не как гражданская, а как нападение России на Донбасс, что, конечно же — ложь. Вчерашний «пакет» отрицает, вернее, «не видит» русскую весну, одесский и мариупольский погромы, свирепые, варварские обстрелы мирных городов и массовую гибель гражданского населения, миллион с лишним беженцев.

 

Но и это еще не все. Поправки, внесенные вчера «ястребами», делают хунту победительницей, устраняют из политического и переговорного процесса восставших граждан Украины. При этом те, кто проиграл войну, диктуют условия мира и «особого статуса»: выборы по украинским законам (читай: при участии киевских чиновников). Разоружение вооруженных сил Новороссии и эвакуация добровольческих интербригад. Это, друзья, ни что иное, как «соглашения евромайдана с Януковичем-2:0». Никто выполнять такие условия без демобилизации украинской армии и пиар-фашистских батальонов, демилитаризации Украины, отвода войск с Донбасса, выполнять не будет. Верхом презрения хунты к повстанцам Новороссии является то, что с изменениями руководство ЛДНР даже не познакомили.

 

По вине Киева «минские соглашения» приказали долго жить. Дело в том, что провести местные выборы в этом году никак не получится, если Киев не откажется от контрпродуктивных поправок и планов «весеннего наступления», которое готовится полным ходом, при участии всех украинских СМИ. Также статус «оккупированных» вместо статуса «особых» много что меняет в системе международных, юридических координат. Например, делают территорию Новороссии подконтрольной юрисдикции гаагского суда, к которому хунта истерически апеллирует. Не говоря о том, что выборы не могут проводиться на «оккупированных» территориях.

 

Реакция Москвы была однозначной. Терять авторитет, российская дипломатия, поставившая подписи на минских соглашениях, тоже не собирается. Хвост не машет собакой, как говорится.

 

На что рассчитывает хунта? На то, что де-юре, вчерашнее голосование нельзя считать нарушением условий «Минска-2». А если неприемлемые условия, поставленные Радой, не будут выполняться в Новороссии, то повстанцев обвинят в нарушении «Минска-2».

 

Впрочем, даже лояльные к «Минску-2» политологи (естественно европейские) говорят о том, что выборы в Новороссии по минской версии возможны не раньше, чем черед два года. Можно бы подождать, но не в условиях, когда отмобилизованные силы сторон стоят там, где еще дымятся развалины Дебальцево и Горловки, Снежного и Донецка. Где кровь еще не впиталась в землю, и на ее месте не взошла молодая трава.

 

Максим Равреба

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1