«Русская весна» навсегда. Всеволод Непогодин

   Дата публикации: 18 марта 2015, 14:38

События, случившиеся год назад и получившие название «Русская весна», сейчас часто всплывают в памяти. До той поры мы, русские патриоты Украины, были разобщены и мало знакомы между собой.

 

«Русская весна» навсегда. Всеволод Непогодин

 

Вспоминается, как мы с первыми лучами мартовского солнца переулками пробирались к Куликову полю, выискивали в толпе людей, запомнившихся по сетевым дискуссиям, и робко протягивали друг другу руки. Сразу бросались в глаза и одновременно радовали неаккуратные буквы на плакатах. Обычно ведь если происходили митинги, то шрифты на плакатах были все как под копирку — агитматериалы заранее заказывались в полиграфических фирмах.

 

А на Куликово поле люди выходили с самодельными плакатами. Люди в возрасте покупали ватман, доставали из шухлядок кисточки и акварель, а потом собственноручно изготавливали плакаты с требованиями к узурпаторам власти. И никого не смущали корявые буквы и подтёки на плакатах, ведь чувствовалось, что лозунги написаны от души, а не по чьей-то указке сверху. И никого не удручали охрипшие голоса стариков, рвавшихся к микрофону — профессиональных ораторов как раз старались не допустить на трибуну. Каждый человек мог выступить со своим обращением к собравшимся — демократии было больше, чем на любом мероприятии записных либералов.

 

Самое главное ощущение того времени — это понимание того, что здесь все свои и никто не будет притворяться, строя из себя непонятно что. Мы выходили на улицы, устав от менторских нравоучений всевозможных проамериканских грантоедов, настойчиво пытавшихся навязать свою точку зрения по любому поводу. Мы выходили на площади против засилья вестернизированных деятелей, заполонивших все музеи с галереями и нацеленных на тотальное вытеснение русской культуры и русского языка. Мы сплотились, чтобы вместе бороться за свои права и не дать Украине превратиться в еще одну безликую страну, поглощенную Западом и глобализацией.

 

На Куликовом поле хватало и жовто-блакитных стягов — тогда еще национальный флаг Украины не был опошлен до неприличия львовскими маргиналами и свидомитами всех мастей. Каждое воскресенье мы приходили на митинг как на праздник и встречу старых добрых друзей. Лица были и улыбчивые, и тревожные. Мы понимали, что наш массовый демарш против государственного переворота раздражает новую киевскую власть, и она постарается сделать все возможное, чтобы потушить всё разгоравшийся костер одесских протестов. К самодельному мемориалу, посвященному павшим в феврале «беркутовцам», горожане все время несли цветы, и у него не затухали свечи.

 

А возле Дома профсоюзов в палатках бесплатно угощали чаем с лимоном (каждый желающий мог бросить гривны в коробочку на общее дело) и собирали подписи за проведение референдума об административно-территориальной реформе, при которой 70% доходов должны оставаться в регионе. Но Турчинов с Яценюком не захотели обратить внимание на требования одесситов. И когда 10 апреля в день освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков по Ришельевской от Оперного театра к Куликову полю прошло тридцать тысяч человек, неся над головами российский триколор размером семь на три метра, Киеву стало ясно, что, если не предпринять срочные меры, то в Одессе может повториться крымская история.

 

Три недели спустя Одессу уничтожили самыми безжалостными методами. Вечером 2 мая я шел домой с Куликова поля, где разъяренные нацисты забрасывали коктейлями Молотова Дом профсоюзов, и понимал, что проиграна битва, но не война. Можно снести палаточный городок, но не удастся погасить огонь в русских сердцах. Можно запретить проведение митингов, но не получится завладеть думами тех, кто не желает становиться безмолвными и покорными рабами Америки.

 

А потом Украина стала расползаться как пирог по противню у неумелой хозяйки. После «Русской весны» настало горячее лето Донбасса. «Русская весна», благодаря которой наконец-то пробудилось самосознание у миллионов русских Украины, никуда не делась. Она просто немного видоизменила свою форму и по-прежнему живет в душах многих активистов. «Русская весна» сейчас переместилась с площадей в подполье, но она еще непременно вернется на улицы и заставит капитулировать власть, опирающуюся на неонацистов. «Русская весна» навсегда влюбила в себя толпы русских патриотов, и она непременно приведет к их победе. Фрагменты «Русской весны» невозможно забыть и стереть из памяти. «Русская весна» — это одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. И пускай её попытались растоптать 2 мая, но она все равно никуда не исчезла. «Русская весна» это как первая любовь — бывает лишь одна и никогда не забывается. «Русская весна» — это навсегда.

 

Всеволод Непогодин


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1