Подвергнем украинцев психотерапии. Дмитрий Ольшанский

   Дата публикации: 18 марта 2015, 21:57

Мои товарищи-ватники иногда удивляются: почему украинцы так упорно лезут в войну снова и снова? Зачем им это?

 

1389061949_1389058663_c5e87c999de2

 

Ведь даже ежику понятно, что против «армии шахтеров и водителей автобусов» у них нет ни единого шанса.

 

Вообще.

 

Это как советский спорт: хоккейная сборная Виктора Тихонова тоже состояла, как известно, из «любителей», и у каждого из них — у Михайлова, Петрова, Харламова, — тоже была «настоящая профессия», и они тоже официально «всего лишь водили автобус», но…

 

Тем не менее, украинцы рвутся играть в хоккей со сборной СССР снова и снова — после Иловайска, после Дебальцева.

 

На что же они рассчитывают?

 

На эту тему есть разные политические соображения, и вполне осмысленные: «американцы заставляют», «если не воевать, то у народа возникнут претензии насчет нищеты», «война укрепляет власть и позволяет сажать несогласных» и т.п.

 

Наверное, это правильно. Но мне кажется не менее важной другая, психологическая мотивация. Я думаю, что украинцы хотят воевать, потому что бессознательно они знают, что проиграют — и они хотят проиграть эту войну.

 

Военное поражение — это и есть цель. И цель не политическая, а, повторяю, психологическая.
Дело в том, что разного рода «компромиссы», «договоренности», «мирный процесс» для украинцев — это неизбежное восстановление государственности кучмистского типа.

 

Но украинцы не хотят возвращаться к кучмизму, хотя прекрасно понимают, как им выгоден кучмизм, несущий для них целой рекой путинские деньги, газ, торговые льготы и тому подобные плюшки.

 

Однако, кучмизм украинцам психологически невыносим. Будучи крайне необходим им прагматически, он заставляет их быть не тем, кем они хотели бы быть (то есть новыми хорватами и поляками), а тем, кем они по факту являются (частью большого русского народа со своей региональной спецификой).

 

Схожий синдром, кстати, был в 1941 году у товарища Гитлера, которому тоже было страшно невыгодно нападать на товарища Сталина, щедрой рукой раздававшего ему плюшки, и устраивать себе войну на два фронта, — но Гитлеру было невыносимо поддерживать добрые отношения с «евреями и коммунистами», изживание которых — в качестве символов разрушительной современности — было крайне важным для Гитлера психологическим мотивом.

 

Ему лучше было умереть, но с большевиками все-таки повоевать.

 

Украинцы прямо уж умирать не собираются — но, повторяю, собираются войну проиграть. Проиграть героически, романтически, в стиле Высоких Польских Поражений От Москальского Зверя.

 

И вот тогда — несмотря на многие деструктивные последствия этого поражения, несмотря на потерю многих территорий — украинцы смогут стать теми, кем хотят быть.

 

Они расстанутся с враждебными им совковыми промышленными городами, несущими им в прекрасный Киев отвратительных Кучм и Януковичей, расстанутся с культурно чуждыми землями, со всем, что мешает их «европейскому образу» в их же собственных глазах, — и смогут построить по-настоящему мононациональную унитарную страну.

 

Разумеется, куда проще и гуманнее было бы сделать то же самое — просто отпустив Новороссию. Но это унизительно. Это не Высокое Поражение — как у киборгов в аэропорту, — а поражение низкое, подлое, это слив. Это «Горбачев». Нет, они так не хотят.

 

Поэтому украинцы все время стремятся сделать какой-то нервный рывок — например, публично получить от американцев вполне бесполезное для себя оружие, загнать войска в новый котел, разорвать очередной «Минск» и т.п., — чтобы, наконец, грянула война, и последний бой, и разгром, и гордое отступление с поднятыми знаменами и пением гимна, и — долгожданное прощание с гадким Монголо-Кацапством.

 

Русские, со своей стороны, были бы всецело «за» подобный вариант.

 

Так что мешает украинцам только одно.

 

Им мешает Путин.

 

Именно Путин мертвой хваткой вцепился в кучмизм, в сохранение ненавистной для украинцев модели их государственности, в «единую дружественную Украину», — и делает все, чтобы не дать людям осуществить их желания.

 

А мне остается лишь пожелать им удачи. Пусть кучмизм сдохнет, а Путину — не повезет. Мы все от этого выиграем, в конечном счете.

 

Дмитрий Ольшанский

 

olshanskiy

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1