Крепость Крым. Сергей Ищенко

   Дата публикации: 18 марта 2015, 11:04

Как выглядят российские оборонительные порядки на полуострове

 

Крепость Крым. Сергей Ищенко

 

Едва ли не самое главное политические событие последних дней в мире – демонстрация в России телевизионного фильма журналиста Андрея Кондрашова «Крым. Путь на Родину». Те, кто его смотрел, наверняка обратили внимание на одну из заключительных реплик президента Владимира Путина о том, что за год мы сделали полуостров неприступной крепостью, «защищенной и с моря, и с суши». Насколько обоснован такой оптимизм главы государства и каков сегодня боевой потенциал «крепости Крым»?

 

Если даже судить лишь по сообщениям в открытой печати, объем проделанной работы на этом направлении и впрямь поражает воображение. На создание и обустройство новой мощной межвидовой войсковой группировки на сравнительно небольшой территории до 2020 года выделены огромные средства – порядка 90 миллиардов рублей. При этом около половины этих денег уже освоены. То есть – за год потрачены не менее 40 миллиардов рублей. В результате к концу минувшего года в Крыму, по словам министра обороны Сергея Шойгу, в дополнение к тому, чем располагал Черноморский флот, появились семь новых воинских соединений и восемь воинских частей.

 

Каких именно? И какие воинские части появятся в Крыму в ближайшее время? Об этом чуть ниже. А пока отметим, что процесс все же далек от завершения. Во всяком случае, на выездном заседании Совета безопасности РФ 13 августа в Севастополе министр обороны заявил: полное развертывание группировки войск даже при благоприятных условиях (бесперебойном финансировании, достаточных человеческих ресурсах, запасов вооружений и военной техники) возможно не ранее 2016 года.

 

Понятно, что в целом процесс укрепления обороны полуострова идет по планам, утвержденным на коллегии военного ведомства РФ в апреле 2014 года. Документ, родившейся в тот день, военные условно стали называть «планом обороны Крыма». Но жизнь тут же принялась вносить в него серьезные изменения.

 

«Министерством обороны разработан проект плана до 2020 года, он включает оснащение современными и перспективными образцами вооружения и военной техники, повышение боевой готовности и боевой способности, а также уровня боевой подготовки всех соединений и воинских частей, дислоцированных в регионе», — заявил Шойгу. Причем, судя по высказываниям некоторых членов коллегии МО РФ, работать предполагалось вовсе не в лихорадочном темпе. Во всяком случае, один из неназванных генералов заявил информационному агентству: «Нападать на Крым пока никто не собирается, поэтому вводить дополнительные войска в Крым сейчас нет никакого смысла. Мы такими шагами только еще более разозлим украинскую сторону и западных партнеров».

 

То, что стало происходить дальше вокруг Украины и Крыма, опрокинуло всякие надежды на плановость и постепенность. Вспыхнул вооруженный конфликт в Донбассе, быстро переросший в кровопролитную и затяжную гражданскую войну. Ракетоносные корабли НАТО, прежде появлявшиеся в Черном море от случая к случаю, приступили к боевому патрулированию этих вод в беспрерывном режиме. Причем – целыми боевыми соединениями. У Перекопа с недвусмысленными целями окопалась внушительная группировка украинских военных, а над узким перешейком закружили ее разведывательные БПЛА.

 

Апрельский «план обороны» затрещал по всем швам, и укреплять рубежи в Крыму российским военным пришлось в режиме «ошпаренной кошки». И вводить дополнительные войска – тоже. Что получилось в итоге? Оговоримся сразу – об обновлении корабельного состава ЧФ речь не пойдет, об этом «Свободная пресса» в последнее время писала регулярно и много. Предмет нашего интереса — лишь то, что стоит теперь в обороне на крымском берегу.

 

 

На земле

 

Основа сухопутной группировки на полуострове – 126-я отдельная бригада береговой обороны Черноморского флота, которая стоит в поселке Перевальное между Симферополем и Алуштой. В недавнем прошлом — 36-я отдельная механизированная бригада береговой обороны украинской армии. Но от того, прежнего соединения, остались лишь солдаты и офицеры, принявшие российскую присягу. Вооружение списано фактически подчистую. Ни одного старого украинского танка Т-64 БВ уже не осталось. Все они заменены на новые российские боевые машины Т-72Б3.

 

Численность личного состава 126-й бригады – 2000 солдат и офицеров. 90 процентов из них контрактники.

 

Стоит заметить, что Перевальное стало одним из самых крупных крымских гарнизонов. Потому что там же стоит еще и 8-й артиллерийский полк флота (бывшая 406-я артиллерийская группа ВМС Украины), численностью в 700 человек. На вооружении 60 артиллерийских систем. В их числе противотанковые комплексы «Хризантема», 152-миллиметровые гаубицы «Мста-С», оснащенные автоматизированной системой наведения, а также реактивные системы залпового огня «Торнадо-Г». Большая часть полка сегодня – на позициях под Джанкоем, на въезде в Крым.

 

Не исключено, что именно в Перевальном наглядней всего можно увидеть перемены в организации обороны новых субъектов Федерации. Потому что на приведение только этого гарнизона в божеский вид из бюджета выделено около 7 миллиардов рублей. На эти деньги ОАО «Оборонстрой» к концу нынешнего года возведет шесть казарм на 1800 военнослужащих, новую столовую на 1200 мест, плац, продовольственный склад, помещения караульного городка, отапливаемые боксы для обслуживания оружия и боевой техники, семь жилых домов на 48 квартир каждый, школу, детский сад и много чего еще.

 

Оборонять Крым с моря поставлена отдельная береговая ракетно-артиллерийская бригада. Та самая, что успела стать костью в горле у моряков НАТО, корабли которых подозрительно зачастили в Черное море. Все дело в мобильных ракетных комплексах «Бастион-П» со сверхзвуковыми крылатыми ракетами «Оникс» (дальность стрельбы до 450 километров), доставленных сюда из такой же бригады (11-й), стоящей под Анапой.

 

Впрочем, кроме «Бастиона-П» у береговых ракетчиков ЧФ есть теперь и мобильные ракетные комплексы «Бал» с менее дальнобойными и дозвуковыми, но тоже весьма эффективными ракетами «Уран-У» (дальность стрельбы до 130 километров). А вот доставшиеся «в наследство» от Украины советские еще береговые противокорабельные ракетные комплексы «Редут» и «Рубеж» списаны в утиль.

 

Что еще есть в Крыму для боя на берегу? Ну, 810-я отдельная бригада морской пехоты в Казачьей бухте Севастополя – это понятно. Ее никогда и не расформировывали. И именно эта бригада сыграла выдающуюся роль в обеспечении безопасности «русской весны» в здешних краях.

 

Но рядом с морской пехотой в грозный час теперь готовы встать сформированные в прошлом году в Крыму 4-й полк химической, радиационной и биологической защиты (в его составе боевые машины огнеметчиков БМО-Т на базе танка Т-72 и тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Буратино»), морской инженерный полк, 219-й отдельный полк радиоэлектронной борьбы, 3-й отдельный путевой железнодорожный батальон (Керчь), 133-я отдельная бригада материально-технического обеспечения, 127-я отдельная разведывательная бригада (обе — Севастополь).

 

Тылы способна охранять получившая на днях Боевое знамя 112-я бригада внутренних войск. Ее подразделения уже обеспечивают правопорядок и безопасность в Симферополе, Севастополе, Евпатории, поселках Гаспра и Краснокаменка.

 

Но и при этом усиление крымских гарнизонов продолжается. До конца 2015 года по планам Генштаба авиация Черноморского флота должна пополниться отдельным полком беспилотных летательных аппаратов. Главным оружием полка станет БПЛА «Орлан-10», способный в течение 10 часов вести разведку как над морем, так и над сушей. Например, наблюдать за действиями кораблей НАТО в Черном море.

 

 

И в небесах

 

Год назад наши ВВС и ПВО на полуострове представляли лишь достаточно хилые силы Черноморского флота. Из ударных средств – всего 18 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и 4 тактических самолёта-разведчика Су-24МР 43-го отдельного морского штурмового авиаполка (аэродром Гвардейское под Симферополем). А воздушному противнику должны были противостоять 18 стареньких комплексов ПВО «Оса-АКМ» 1096-го зенитно-ракетного полка, который входил в состав 810-й отдельной бригады морской пехоты.

 

Теперь все круто переменилось. В Крыму сформирована 27-я смешанная авиационная дивизия. 43-й омшап ( отдельный морской штурмовой авиационный полк), естественно, вошел в ее состав, но перелетел на аэродром Саки. Потому что в Гвардейском началась масштабная реконструкция взлетно-посадочной полосы. Зачем – стало окончательно ясно во вторник. В ходе начавшейся 16 марта внезапной проверки боеготовности отдельных частей и соединений Северного флота, Западного, Южного и Восточного военных округов, а также командования ВДВ, передислоцироваться в Крым приказано дальним самолетам-ракетоносцам Ту-22М3.

 

Будет это пробный перелет или мощные ударные самолеты, на Западе известные как «Бэкфайер», так и останутся в Гвардейском, пока неясно. Понятно лишь, что если останутся – в радиусе их действия могут оказаться восточное Средиземноморье, Болгария, Румыния, Греция и Турция. А это коренным образом перекраивает баланс сил на юге Европы и даже в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

 

«Бэкфайеры» в Крыму наверняка составят 5-й гвардейский или 943-й морской ракетоносный авиаполк. Потому что именно в составе этих полков в советское время Ту-22М3 стояли на заброшенных теперь крымских аэродромах Веселое и Октябрьское, где базировалась 2-я гвардейская Севастопольская морская ракетоносная авиадивизия.

 

Однако и без них в составе 27-й смешанной авиадивизии сегодня еще два полка – 62-й истребительный на аэродроме Бельбек под Севастополем (с ноября 2014-го — десять истребителей Су-27СМ и четыре Су-30М2), а также 39-й вертолетный полк, базирующийся на аэродроме в Джанкое. Понятно, почему местом сосредоточения боевых вертолетов Ка-52 «Аллигатор», Ми-28Н «Ночной охотник» и транспортно-боевых Ми-8 различных модификаций, прибывших в Крым с 393-й авиационной базы на Кубани, выбран именно Джанкой. Отсюда до Перекопа, за которым позиции украинских военных – считанные минуты полета.

 

Учтем, что кроме самолетов и вертолетов 27-й смешанной авиадивизии в крымское небо из-под Качи способна подняться и авиация Черноморского флота. А это дополнительно четыре противолодочных самолета-амфибии Бе-12, несколько транспортных Ан-26, а также до 30 вертолетов Ка-27 и восемь вертолётов-постановщиков помех Ми-8.

 

Противовоздушная оборона Крыма теперь тоже выглядит внушительно. Ее основа – сформированная в минувшем году 31-я дивизия ПВО (штаб в Симферополе). В составе дивизии – два зенитно-ракетных полка (зрп) – 12-й и 18-й.

 

18-й зенитно-ракетный прибыл в Крым с территории континентальной России (прежде именовался 1537-м зрп). Но вооружении полка три зенитно-ракетных дивизиона С-300 последних модификаций и «Панцирь-С1». Места дислокации – аэродром Гвардейское, мыс Чауда и мыс Ильи.

 

12-й зрп – это бывшая украинская 174-я отдельная зенитно-ракетная бригада, присягнувшая России. Вооружение – три зенитно-ракетных дивизиона С-300 ПС. Полк дислоцирован в окрестностях Севастополя. Там же, где и 100-я радиотехническая бригада (бывшая 40-я Крымская радиотехническая бригада ВСУ).

 

Согласитесь, в совокупности такая военная мощь выглядит впечатляюще. Но даже на этом фоне не очень понятно беспокойство главнокомандующего силами НАТО в Европе американского генерала Филипа Бридлава, признавшегося, что очень он тревожится по поводу действий российского Генштаба и Минобороны в Крыму. По мнению Бридлава, размещаемые на полуострове вооружения – в том числе противокорабельные крылатые ракеты и зенитно-ракетные комплексы – влияют на весь Черноморский регион.

 

Так ведь это хорошо, что влияют. И что именно – на Черноморский регион. Вот когда бы ракеты ЧФ влияли на состояние дел где-нибудь в Карибском море – ну, тогда Пентагону и Бридлаву стоило бы обеспокоиться. А так – спите спокойно, генерал. Но отодвиньтесь подальше от Крыма.

 

Сергей Ищенко

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1