Только дохлая рыба плывет по течению. Василий Волга

   Дата публикации: 16 марта 2015, 09:06

В январе 2015 года бывший глава Госфинуслуг, лидер партии «Союз левых сил» Василий Волга по решению Ленинского райсуда Полтавы досрочно вышел на свободу — суд смягчил приговор и постановил приговорить Волгу на оставшийся тюремный срок к 1 году и 7 месяцам исправительных работ.

Но бывший глава Госфинуслуг не намерен сидеть сложа руки. Он уже развернул политическую активность и заявил, что власти должны готовиться к национализации предприятий. В интервью РБК-Украина Василий Волга рассказал о том, каким он видит будущее своей партии, о схемах воровства при различных Президентах Украины, а также о подлинных причинах своего заключения.

 

volga_650x410

 

РБК-Украина: Кто Вы сейчас — политический пенсионер, просто наблюдатель, который осваивается в новых реалиях, потенциальный мигрант?

 

Василий Волга: Не надейтесь! У меня такое ощущение, что за прошедшие четыре года я не то, что не потерял форму — и физическую, и политическую, — но и приобрел. Может, потому что много читал, много думал. Кстати, и поддерживать физическую форму тоже была возможность.

Я очистился от большого жизненного балласта — лжедрузья, которые были со мной в успешные периоды жизни, отпали сами собой. А настоящие друзья проверены на надежность и стойкость.

Может, это звучит святотатством, но я сейчас ощущаю себя таким же обновленным, как вышел когда-то из монастыря, проведя там ровно три года. Я не просто вышел — я вернулся!

 

РБК-Украина: Вы были одним из знаковых политических «жертв» режима — пробыли около четырех лет в заключении. Хотя, скажем, были не так заметны в медиапространстве, как Юлия Тимошенко или Юрий Луценко. Тем не менее, наверное, у Вас схожий опыт, испытания, претензии, обиды к предыдущему режиму. Как Вы считаете, почему та же Тимошенко сейчас практически ничего не рассказывает о своем заключении? Ведь это наглядный урок и пример политики репрессий?

 

Василий Волга: Начну с того, что Юлии Владимировне повезло значительно меньше, чем мне. Она отбывала срок в рутинных условиях, о которых мало что можно рассказать. Типичные «четыре звезды», в которых побывали многие украинцы, когда еще массово ездили в Турцию и Египет, разве что без массажного кабинета и приемной. Поэтому ее опыт, видимо, был соответствующий

Мне же повезло значительно больше — я отбывал срок в колонии, и мог испытать все особенности, психологические нюансы, а также пройти все уроки, которые дает реальное, не приукрашенное и не оттюнингованное заключение. Поэтому, наверное, у Тимошенко накопилось впечатлений максимум на статью, а у меня — на несколько книг. Так получилось.

Одну книгу я пишу уже сейчас, и надеюсь в скором времени представить ее читателю. Вот там я подробно все и расскажу. Правда, начну с частичного опровержения вашего вопроса, есть ли у меня обида. Человек, который выбирает у нас политический путь, должен быть готов ко всему, в том числе и к заключению без всяких обид. Это часть правил нашей «большой игры».

 

РБК-Украина: И какие уроки Вы вынесли в эту книгу?

 

Василий Волга: Первый урок простой. Зона — это часть большой жизни, которая осталась за колючей проволокой. Здесь, как и в «заколючной» жизни, есть плохие и хорошие люди, есть подлецы и праведники, действуют почти те же законы, только там они называются «законы жизни», а на зоне — «законы выживания». Просто все крайне обнажено, доведено до максимальной откровенности и животной прямоты.

И, конечно, все крутится вокруг вечного и главного закона выживания — не верь, не бойся, не проси. Поэтому, попав туда, ты бесконечно много теряешь — прежде всего, общение с близкими, любимыми, но и что-то приобретаешь. Например, не боишься уже в следующий раз попасть на зону, и это отсутствие страха дает поразительное ощущение свободы.

 

РБК-Украина: Ходит много слухов о причинах, по которым Вас — известного политика, администратора, человека близкого к высшим эшелонам — вдруг неожиданно посадили. В принципе, это было нарушением правил игры, по которым верхи своих не сажают. Чем Вы так не угодили режиму Януковича?

 

Василий Волга: Я не чувствую себя какой-то жертвой. Тем более, пресловутого режима Януковича. Проблемы у меня начались не тогда, когда я вошел с ним в конфронтацию, категорически отказавшись сливать свою партию «Союз левых сил» в братскую могилу Партии регионов. Даже не тогда, когда я выступил против запредельных миллиардных махинаций и фальсификаций на страховом рынке страны — проблемы начались раньше.

Несколько лет назад я опубликовал программную статью, а потом брошюру под названием «Клептократия». Там я попытался объяснить, что проблема вообще-то не в личностях Президентов, а в том глобальном режиме тотальной коррупции, подлогах и воровстве, который образовался у нас фактически с самого начала. Просто каждый Президент, на котором замыкается, в силу не оптимальности нашего политического устройства, почти вся власть, привносил свой личный нюанс в это всеобъемлющее, всепоглощающее, всеохватывающее воровство.

 

РБК-Украина: Если расшифровать? Или не хотите обижать Президентов?

 

Василий Волга: Например, при Кравчуке воровство носило вкрадчивый, «ЦК-ский» характер. Главные воры тогда были бывшие парторги и комсорги, поэтому вкрадчивость их воровства заключалась в том, что они все могли оправдать казуистикой, демагогией, псевдопатриотизмом. Украли, например, самый большой в мире Черноморский торговый флот — и объяснили, что оптимизировали логистику перевозок.

При Кучме воровство приобрело разухабистый, точнее, говоря по-украински, «зухвалий» директорский масштаб. Главными ворами стали директора, которые крали заводами. При Кравчуке воровали пароходами, при Кучме — фабриками и заводами.

При Ющенко возникло тихое банковское воровство. Это когда вы садитесь, например, в банке и перед вами менеджер начинает делать манипуляции руками в белоснежных манжетах с бриллиантовыми запонками, при этом повторяет мантры «ці руки ніколи не крали». А потом вы оказываетесь владельцем убийственного кредита, и, в конечном счете, вас будут бить на площади перед Нацбанком во время какого-то кредитного или финансового майдана. Кажется, Ющенко принадлежит фраза «ворованные деньги любят тишину». В этом суть его модели.

При Януковиче, соответственно, возникла модель гигантской автобазы. Завгары крадут все: горючку, резину, запчасти, подделывают маршрутные листы, ведомости…

В общем, вроде бы режимы разные, а на самом деле все они описываются одним термином «клептократия». Вот об этом всем я написал — и сразу же за мной началась слежка.

Как, кстати, и сегодня. И я не думаю, что это чья-то конкретно злая воля. Скорее, это реакция системы на угрозу, опасность. Она выявляет человека, который ей опасен и начинает изыскивать любые способы его устранения.

 

РБК-Украина: Но примерно так же происходит и в других постсоветских странах. Может не надо бороться с ветряными мельницами? Наверное, это непосильная задача для внутренних оппонентов, потому надо дать стране возможность втянуться в общеевропейское пространство, и Европа потом все отформатирует и перемелет?

 

Василий Волга: Я один раз категорически не послушал Европу — и отнюдь не жалею.

Один мой хороший знакомый, когда меня арестовали, смог встретиться, пожалуй, с самыми влиятельными европейскими политиками — руководителями немецкого Бундестага. И там он задал вопрос: почему немецкое руководство, депутаты так активно борются за свободу Тимошенко, но никто ни разу не упомянул в подобном контексте Волгу?

И вот ему глава международного комитета немецкого парламента, который по определению владеет всей информацией, говорит: «Наверное, потому что Тимошенко сидит по ложному обвинению». А мой друг отвечает: «Так и Волга, по заключению всех юристов, сидит по абсолютно ложному обвинению».

Депутат тогда добавляет: «Ну, Тимошенко ведь глава политической партии». Мой друг: «Так и Волга — глава политической партии «Союз Левых Сил».

Депутат не сдается: «Ну, в конце концов, у Юли больная спина». У друга аргумент: «Так и у Волги болезнь спины в значительно более тяжелой форме еще со времен, когда он был офицером подводной лодки».

Тогда терпение у главы комитета закончилось и он говорит: «В конце концов, Тимошенко — женщина!». А мой друг спрашивает: «А если Волга поменяет пол, Вы будете его спасать?». — «Вот тогда — конечно!», — обрадовался депутат.

В 90-х годах кто-то из экспертов привел красивую аналогию: бывший союз — это кладбище слонов, на каждом из которых паразитирует колония поедающих их термитов, и где один из самых больших умерших слонов — это наша страна. Но я с ним не согласен. Скорее, это был некий хоспис «слонов», если использовать эту терминологию. У нас был выбор: либо вылечить этого слона специальной диетой, терапией; либо дать ему быть заживо съеденным бесчисленными «термитами» — бывшими партийными и комсомольскими секретарями, директорами, завгарами, которые вдруг превратились в олигархов, владельцев медиахолдингов, футбольных клубов и пароходов. Мы пошли по второму пути. Но, повторяю, первый был совершенно возможен.

Я всегда, как политик, выступал против этого второго пути. Признаюсь, на каком-то этапе я действительно почувствовал себя Дон Кихотом, который борется жалким своим копьем с громадными непобедимыми ветряными мельницами. Но вот сейчас, глядя на мировые тенденции, глядя на глобальный левый поворот Европы, я вижу, что не все потеряно. Более того, уже очевиден путь, как вырваться с кладбища, где нас чуть не закопали.

В начале 90-х на могилах некоторых братков их глумливые друзья оставляли надпись: «Ты умер, понял!». Так вот, я не хочу, чтобы моей стране поставили такое надгробье. Повторяю: путь есть, он уже очевиден, и именно сейчас я занимаюсь его программным, организационным и политическим оформлением.

 

РБК-Украина: Вы потеряли четыре года нормальной жизни. Как бы Вы ни обвиняли режим вообще, но, скорее всего, отдавал распоряжение о Вашем аресте конкретный человек Президента Януковича. Будете ли Вы каким-то образом мстить?

 

Василий Волга: Месть — такое же непродуктивное чувство в политике, как и обида. Поэтому об этом не может быть и речи. Другое дело, что когда наша политическая сила придет к власти, первое, что я сделаю — а я уверен, что у меня хватит сил и возможностей — в течение недели верну его в страну, чтобы он предстал перед судом. Но это будет не судилище, а именно суд.

Для всех, побывавших в местах не столь отдаленных, еще одним уроком является обостренное чувство справедливости. Один из моих политических кумиров, Президент Турции Эрдоган, сразу после тюрьмы создал партию «Справедливость и развитие». Он говорил, что прошел испытание заключением (а турецкие тюрьмы несколько другое, чем наши) только благодаря тому, что жил и выживал идеей справедливости.

Так вот, центром всей нашей программы является главная идея цивилизации — идея справедливости, в том числе, и справедливости судебной. Поэтому суд над бывшим Президентом будет, но этот суд будет публично безукоризненным по всем юридическим канонам.

 

РБК-Украина: Дальше, видимо, люстрация его приспешников. А чем это отличается от нынешней политической практики?

 

Василий Волга: Наверное, тем, что в моем понимании справедливость исключает любое унижение, издевательство над человеком, его достоинством, самолюбием. На мой взгляд, контрпродуктивная идея — считать люстрацией бросание человека в мусорный бак. Тем более, если после такой «люстрации» этот деятель приезжает в свой дом в Конче-Заспе за 20 млн долларов, выбрасывает испачканный костюм «Zilly» за 5 тыс. евро — и тут же покупает новый за десять.

В моем понимании люстрировать надо не людей, а их нечестные деньги. Это не людей надо бросать в мусорный бак, а их украденные миллионы в общенациональную казну.

Вообще, как показала мне зона, на колени своих врагов ставят только те, кто сам готов стать на колени перед более сильными врагами.

 

РБК-Украина: В каком политическом сегменте Вы видите свою политическую силу? Судя по Вашим высказываниям, среди оппозиции.

 

Василий Волга: К сожалению, в Украине сегодня нет оппозиции, в моем понимании этого термина. Когда у европейского незаурядного политика, премьер-министра Венгрии Орбана спросили, как ему удалось добиться роста экономики своей страны в наше непростое время, он ответил: «Потому что я не приспосабливался к ситуации, а жил по старой венгерской пословице: «Только дохлая рыба плывет по течению»».

Сегодня наша так называемая оппозиция — все эти «бойки», «левочкины» и прочие — это дохлая рыба, которая плывет по политическому течению. Я бы мог забрать весь их электорат в течение месяца. Но мне не нужны их электоральные симпатики — все эти бывшие чиновники, которые держат фигу в карманах, приспособленцы, отлученные от кормушки деятели всех мастей и уровней, которые опять мечтают к ней вернуться.

Мой электорат другой. Я думаю, что вы увидите его этой осенью.

 

Беседовал Игорь Медведев, РБК-Украина


Комментировать \ Comments