Почему Путин победит, а Обама и Меркель проиграют. Виталий Третьяков

   Дата публикации: 10 марта 2015, 17:59

Споры о том, Обама ли обыграл Путина в украинском вопросе, или Путин обхитрил Обаму, продолжаются. Меркель, являющаяся то ли символом, то ли реальным главой Евросоюза, хоть боком, но в контексте этих споров тоже присутствует.

 

Почему Путин победит, а Обама и Меркель проиграют. Виталий Третьяков

 

Кто кого перехитрил и кто кого обыграл тактически, я сейчас обсуждать не буду. И в общем-то меня интересуют не Путин, Обама и Меркель, так как я хочу поговорить не о тактике и не о персональной политике каждого из этих лидеров, а о национальной стратегии глобальных игроков, которых эта тройка представляет. То есть о России, США и Евросоюзе. Оставим в стороне личные качества, успехи и провалы двух президентов и одного канцлера. Поговорим об объективно вполне уже определившихся внешнеполитических линиях Вашингтона, Берлина-Брюсселя и Москвы. И описав и проанализировав эти линии, спрогнозируем, какая из них с неизбежностью должна победить.

 

За точку отсчёта возьмём 1991 год, в конце которого перестала существовать одна из двух глобальных сверхдержав — Советский Союз. И зададимся вопросом: чем в связи с этим и после этого определялась геополитическая линия Евросоюза, США и России, ставшей по исторической и юридической справедливости правопреемницей СССР, правда, значительно уступающей ему в мощи и влиянии.

 

Если оставить за скобками все остальные факторы и обстоятельства международной политики, то ситуацию можно описать предельно ясно и кратко: началась борьба (а временами и война) за советское наследство.

 

Евросоюз пожелал подобрать всё, что выпало из рук Москвы — прежде всего, естественно, в Европе. Как часто бывает при резком ослаблении давнего конкурента, его удачливого соперника охватывает беспредельная алчность. Так и случилось: Евросоюз стал безоглядно вбирать в себя всё, что после 1991 года плохо лежало на постсоветском пространстве.

 

На момент ликвидации СССР Евросоюз насчитывал всего 12 стран, причём это были, так сказать, классические европейские страны Западной, Центральной и Южной Европы. В 1995 году к ним прибавилась Австрия и две страны Северной Европы. И членов ЕС стало 15 — как в СССР союзных республик.

 

В 2000-е годы Евросоюз вобрал в себя ещё 13 государств, причём в основном это были как раз страны бывшего советского блока (Балканы) и территории бывшего СССР (Прибалтика). То есть число членов ЕС выросло почти вдвое.

 

Аппетит, особенно у обжоры, приходит во время еды. Евросоюз раскрыл рот и на Грузию, Молдову и Украину. Правда, это не получилось, но тенденция показательна: алчность требовала проглотить всё, что когда-то было под контролем Москвы.

 

США в это время занимались тем же самым, но уже в масштабах всего мира. Благо Евросоюз, контролируемый НАТО, обеспечивал участие Вашингтона в захвате советского наследства в Европе инициативно.

 

Обрадовавшись, что Россия под названием СССР сама ликвидировала себя как глобальную сверхдержаву, Вашингтон более или менее успешно оприходовал почти всё мировое советское наследство и переключился на конкуренцию с набравшим мощь Китаем. Теперь следовало либо устранить, либо приручить нового глобального соперника — благо тылы, казалось, надёжны.

 

И действительно, с Советским Союзом было покончено не только юридически, но и фактически: и в мировом, и в европейском масштабах. Вашингтон и Берлин-Брюссель успокоились, не оценив трезво, что поставив под контроль большую часть советского наследства, они получили и сумму всех расходов, связанных с поддержанием этого наследства в работоспособном состоянии, и букет всех проблем, связанных с этими странами и территориями, с капризами и аппетитами их элит и правителей, даже и марионеточных. Вообще говоря, одному начальнику ублажать несколько десятков своих подчинённых, каждый из которых считает себя президентом, премьер-министром или даже коронованной особой, очень непросто и долго никогда не получается. А как не ублажать? Потеряешь контроль над целыми странами…

 

Россия же, вольно или невольно избавившись от большей части этого наследства, соответствующие проблемы и расходы со своих плеч в основном сбросила. Конечно, Москва российская стала гораздо слабее Москвы советской, но, во-первых, не так радикально, как это кое-кому показалось (великой мировой державой, а уж европейской и азиатской — точно, Россия всё равно осталась). А во-вторых, у России был опыт (и позитивный, и, что особенно важно, негативный) советского владения половиной мира и половиной Европы.

 

Когда победители получают всё, они не задумываются о дальних последствиях своей победы. Москва, например, знала, как тяжело управлять 15-ю союзными республиками, сильно отличающимися друг от друга экономически, конфессионально, культурно, ментально. Москва понимала, что руководить из единого центра Литвой, Латвией и Эстонией, с одной стороны, Грузией и Арменией с другой, Узбекистаном и Таджикистаном — с третьей, очень и очень непросто. А ещё страны так называемого социалистического лагеря: ГДР — это одно, Болгария — другое, Польша —третье (и это только в Европе), Монголия и Вьетнам (а это уже Азия) — четвёртое и пятое. Ну и так далее.

 

В 1995 году, через четыре года после распада СССР, состоявшего из 15 республик (фактически — стран), в Евросоюзе стало столько же членов — 15 государств. Видимо, именно в 1995 году (заметим, ещё до принятия в ЕС собственно постсоветских — балканских и прибалтийских государств) Евросоюз перешёл границу естественной эффективной управляемости создававшегося Берлином-Брюсселем межгосударственного союза в форме то ли конфедерации, то ли даже федерации.

 

А США создали (из мирового советского наследия) ещё более сложную и многосоставную глобальную конфедерацию, для соблюдения порядка в которой нужны были не только гигантские расходы (и прежде всего военные), но и диверсифицированная политика, к чему американцы никогда не были особенно склонны. Поглотить советское наследство, конечно, приятно (да и желанная мечта о глобальном господстве почти сбылась), да только руководить внешней и внутренней политикой полусотни, а то и больше, стран мира из Вашингтона — это не домашняя западная мигрень, а глобальная головная боль. Тут и проблемы Евросоюза с его всего лишь 28 членами покажутся игрушечными.

 

А что Россия, сегодня и в перспективе? Россия, сначала в силу своей ослабленности, а затем (начиная со второго срока Путина) сознательно отказалась как от глобального доминирования, так и от восстановления своей власти в тех пределах, до которых распространялась власть СССР в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. Зато она очертила на постсоветском пространстве несколько красных линий (Чёрное море, Кавказ, Каспийский регион, отчасти Центральная Азия, Приднестровье, Украина и Белоруссия), переход любого мирового игрока через которые очевидно ущемлял бы её стратегические национальные интересы, прежде всего — интересы военной безопасности и 25-30 миллионов русских, оставшихся после распада СССР за пределами страны. На этих линиях Москва и сосредоточилась. В остальном мире Россия умерила свои амбиции до сотрудничества исключительно с теми странами, которые такового сотрудничества сами желают.

 

Итак, США и Евросоюз взвалили на свои плечи управление всем миром и фактически всей Европой (ведь и Россию они хотели поставить под свой контроль), то есть как минимум полутора сотнями государств. И вот тут нужно было не только радоваться, но и приступить (особенно Евросоюзу) к внимательному изучению негативного опыта СССР. Но Запад не таков — фанаберия не велит. Самым умным он считает только себя.

 

Конечно, никому не возбраняется почувствовать себя Господом Богом или властелином человечества, но история показывает, что надрываются от такой ноши даже самые могучие, амбициозные и хорошо отлаженные внутри себя государства очень быстро. Фактически в пределах жизни одного-двух поколений. Что мы и видим сегодня.

 

Я уверен, что и без совершенно провокационной прошлогодней попытки разом и окончательно оторвать Украину (и это при том, что там не менее 20 миллионов русских!) от России (когда и с крохотным Приднестровьем не справились), Евросоюз уже надорвался в своём безудержном расширении (говоря по-медицински, болезненно распух). А уж это попытка обернулась абсолютной авантюрой и, в конечном итоге, провокацией не столько против России, сколько против самого Евросоюза и его будущего. Распад данной европейской конфедерации явно не за горами.

 

Болезненное глобальное распухание США тоже очевидно. И от этой империи постепенно откалывается то один, то другой кусок. Другое дело, что здесь агония продлится дольше и, видимо, с более болезненными последствиями для всего мира. Впрочем, это тема отдельного разговора.

 

Нынешняя компактная геополитическая линия России, усвоившей негативные уроки глобального господства Советского Союза, и тактически, и стратегически является более эффективной. Мы это уже видим. Скоро увидим ещё отчётливей. А вот глобальные гигантизм и гегемонизм США и Евросоюза всё чаще дают сбои. Ситуация с Украиной и вокруг неё это демонстрирует. И американские танки, массово переправляемые ныне к границам России, делу не помогут. Разве что Вашингтон решится развязать большую европейскую войну, в которой угробит прежде всего своего главного союзника — тот же Евросоюз.

 

Вот почему победит Путин, а Обама и Меркель проиграют. Точнее говоря, если опять же отвлечься от личностей, вот почему в перспективе Россия выиграет, а США и Евросоюз, если не умерят свои аппетиты, на что пока не похоже, проиграют. Как минимум, опыт двух европейских диктаторов ХIХ и ХХ веков, желавших создать «единую Европу», и исключительно под своим началом, тому исторической порукой. А ведь у тех диктаторов было в момент их максимального могущества не меньше союзников, чем сегодня у Вашингтона и Берлина. Довольно быстро эти союзники разбежались, хотя и умасливали их, и запугивали…

 

А нынешним «мировым и европейским» лидерам надо бы ещё помнить, что те властители, при которых их империи распадаются, никогда не остаются в истории своих стран с добрым именем. Разве что Наполеон, да и то потому, что победители его империю разрушили не до конца, а лишь до естественных для неё тогда границ. Вот и нынешним европейским и американским наполеонам нужно бы вернуться в естественные границы своих империй. Пока ещё есть такой шанс…

 

Виталий Третьяков

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1