Есть ли жизнь после кредита МВФ. Глеб Простаков

   Дата публикации: 07 марта 2015, 12:18

На этой неделе, пожалуй, впервые за много месяцев тема войны в умах украинцев уступила место теме экономического бедствия. Паника населения, скупающего продукты в супермаркетах, ажиотаж вокруг валюты и выросшие тарифы на все — начиная с общественного транспорта и заканчивая газом и теплом — сделали свое дело. Цены и курс кажутся большим злом, чем Путин, а матерные слова и злые шутки в отношении первых лиц государства уже не сдерживает никакой патриотизм. Быть мужиком и не скулить о долларе, как советует у себя в фейсбуке нардеп Борис Филатов, выходит не у всех. Самого Филатова, понятное дело, граждане добрым словом тоже не балуют.

 

Есть ли жизнь после кредита МВФ. Глеб Простаков

 

Авторитетный журнал The Economist прогнозирует, что украинцы к концу года будут на треть беднее, чем в момент распада СССР. А агентство Bloomberg поставило Украину на четвертое место в списке самых «несчастных» экономик мира. Мы едва отстаем от ЮАР и Аргентины и сильно пропускаем вперед Венесуэлу — но там совсем ад.

 

К осени этого года в Украине едва найдется человек, желающий стать премьер-министром. Камикадзе правительственные функционеры так и не стали, но заветные некогда портфели — теперь токсичный политический актив.

 

Собственно, правительство и парламент уже сейчас ведут себя как расстрельные. За неделю до приезда миссии МВФ принимаются законы, урезающие пенсии работающим пенсионерам, повышается рента на добычу нефти и газа, коммунальные тарифы взмывают до небес. Это, конечно, не реформы, но кредит, судя по всему, дадут. Мы больше не проедаем, но мы как бы и не едим. Экономику ввели в искусственную кому: государство обеспечит видимость макроэкономической стабильности, балансируя на минимальных значениях — экспорт по инерции при мизерном импорте и нарастающем дефиците.

 

Гривна укрепилась до значений, которые еще пару месяцев назад казались заоблачными, а сейчас вполне сносными. Цена вопроса — повышение учетной ставки НБУ и жесточайший валютный контроль. Такая политика напрочь остановит банковское кредитование — но мертвому деньги ни к чему. Грядущая ликвидация системного «Дельта Банка» отбивает желание заиметь депозит даже у самого отчаянного авантюриста. Но гривневые вклады банкам сейчас не очень-то и нужны — рынков недвижимости, авто и бытовой техники, дававших повод брать в долг, больше нет. А валюту в банк и сумасшедший не понесет. Теперь $100 — для многих месячный заработок.

 

Экономика в режиме спячки, население в режиме выживания. С таким бюджетом, налогами и монетарной политикой бизнес уйдет в тень. Уже ушел. Стихийный обмен, секонд-хенды и комиссионные магазины — это украинское будущее, заимствованное прямо из прошлого. Плюс новая волна мобилизации как способ борьбы с безработицей.

 

Вероятно, с нынешней властью Украина попрощается еще до первой платежки за отопление, которая ляжет в почтовый ящик в ноябре этого года. Сработает инстинкт самосохранения. Прощание будет бесславным. Вот президент Уругвая Хосе Мухика, сложивший на днях свои полномочия, ушел с рейтингом народной поддержки в 65%. Мухика запомнился тем, что жил скромно, дружил с Кастро и продвигал уругвайское мясо на азиатские рынки.

 

А еще Мухика легализовал марихуану. Так старый партизан не только одолел наркокартели, которым стало трудней сбывать тяжелые наркотики, но и обеспечил поступления в бюджет от торговли каннабисом. Решение спорное, но эффективное. Его аналогом в Украине могла бы служить отмена популистского решения о запрете игорного бизнеса. Легализация казино и лотерей способна принести миллиарды от продажи лицензий и сбора налогов. Удивительно, но для парламента и правительства заставить вновь вращаться рулетку почему-то оказалось сложнее, чем отобрать несколько сотен гривен у пенсионера.

 

Глеб Простаков

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1