Термоядерная бомба в Лэнгли. Эпилог. Татьяна Волкова

Дата публикации: 06 Март 2015, 12:59

Новая порция скандального инсайда про глупых ЦРУшников и дряхлую Америку.

 

ЦРУ

 

Предисловие Владимира Прохватилова

 

Граждане читатели, я вам сейчас объясню, как читать такие тексты, я имею в виду очередную статью Татьяны Волковой, кем бы она ни была на самом деле. Читать надо осмотрительно. Обращать внимание только на факты. Верны они или нет. В текстах Волковой, как правило, факты верны. А про интерпретацию говорить не стоит. Я даже и не заморачиваюсь по этому поводу. Нам дают информацию, а трактовать ее мы должны самостоятельно. Причем обратить особое внимание на то, кто и зачем нам эту информацию дает. Вначале о том. – кто. Создается впечатление, что Татьяна Волкова получает инсайд из самых темных коридоров американских спецслужб, что она знает о них все, даже то, что они сами о себе не знают. Вывод – или она подключена к интерфейсу Вселенной, или аффилирована с мощной, имеющей разветвленную агентурною сеть спецслужбой какого-то серьезного государства.

 

Это не могут быть разведки крупных европейских держав. Они все в той или иной степени под американцами и к самостоятельной игре не способны. Даже если захотели бы. Это не может быть разведка саудитов. При Бандаре они еще трепыхались, но сейчас зализывают раны. Да и нет у саудитов доступа к таким источникам, как у Волковой. Остается только одно маленькое, но гордое государство на берегу теплого моря, которое упорно борется за свое выживание, которое крайне недовольно внешней политикой США и которое весьма заинтересовано в том, чтобы Россия раскрыла над ним свой военный зонтик.

 

То есть это вроде бы как наш союзник. На данный момент геополитического времени. Поэтому они вполне могут быть заинтересованными, чтобы довести до сведения российского и мирового экспертного сообщества правдивую информацию о деградационных трендах в американском политикуме и силовых структурах.

 

В принципе, я благодарен Татьяне Волковой также и за небольшие, но актуальные для меня консультации по разным вопросам. Хотя девиз, начертанный на гербе Йельского университета она перевела в нашей переписке не вполне точно.

 

Надпись на гербе гласит: «Урим и Туммим». Свет и Истина.

 

Татьяна Волкова несет нам «Свет», то есть информацию. Правдивую, как правило, информацию.

 

А уж «Туммим», то бишь Истину, мы должны открыть для себя сами.

 

Я вовсе не претендую на Истину в последней инстанции. Но если если я все же прав своей идентификации уважаемой Татьяны Волковой(а она заслуживает уважения), то российским начальникам следует внимательно изучить этот мессидж(а это именно мессидж) и очень взвешенно принять решение, нужен ли нам такой союзник. Эмоции тут не полезны. Как говорил великий и мудрый Иоканаан бен Закой, «Если вы держите в руке саженец, а вам говорят, что пришел Мошиах(Мессия), сначала посадите саженец, а потом идите встречать Мошиаха».

 

 


 

 

Когда я пишу эти строки, на Восточном побережье США ещё 18 февраля. Таким образом сегодня, 18 февраля, статус заблокированной территории Разведывательного центра имени Джорджа Буша-старшего в Лэнгли, штат Виргиния, был впервые нарушен с момента начала кризиса.

 

На территорию штаб-квартиры ЦРУ проникла группа сотрудников Секретной службы США для проверки происходящего на месте – под предлогом возможной угрозы безопасности президента. Другими словами, якобы для предотвращения попытки государственного переворота. Группа была встречена у ворот высокопоставленным сотрудником разведки, пригласившим «гостей» внутрь.

 

Федеральные агенты Секретной службы прибыли без силовой поддержки, только со скрытно носимым личным оружием. Их прибытию предшествовала продолжавшаяся несколько дней серия недоразумений между сотрудниками ЦРУ и местными правоохранителями.

 

История с термоядерным зарядом была преподнесена властям округа Фэрфакс как захват заложников, что вызвало естественное желание окружного прокурора, муниципальных властей и капитана полиции принять меры, и хотя бы получать подробные доклады. Однако власти штата на территорию федеральной собственности допущены не были, что вызвало их естественное раздражение.

 

Через некоторое время, убедившись, что им морочат голову сообщениями, что всё под контролем, но ужасно секретно и докладывать не обязаны, местные власти направили высокопоставленного гонца в Вашингтон. На столичный запрос из Лэнгли поступил ответ, что острая часть кризиса завершена, но теперь необходимо разобраться внутри.

 

В связи с внутренним «разбором полётов» штаб-квартира была и всё ещё заблокирована – чтобы никто не выходил, не выезжал и не связывался с внешним миром по Интернету. Телефонная связь осуществлялась через контролируемый коммутатор. При этом примерно 98% персонала креативно заняты катанием карандашей по столу, и понятия не имеют, о чём речь.

 

Вопреки моим опасениям президенту об истории с бомбой всё-таки доложили – что она успешно завершена и ведётся внутреннее дознание. По всей вероятности, так и произошло – после того, как директор Национальной разведки Джеймс Клеппер временно отстранил директора ЦРУ Джона Бреннана от исполнения обязанностей до окончания проверки и назначил его заместителя временно исполнять их.

 

Двое агентов-мусульман добровольно согласились с приказом нового высшего начальства, что бомба больше никуда не едет, а их заменит вооружённая охрана. После чего началось разбирательство в связи с тем, что вся операция с подрывом термоядерного заряда, при помощи которого планировалось уничтожить высшее руководство ИГИЛ, хотя и осуществлялась силами ЦРУ под предположительным покровительством директора Бреннана, не входила в официальные планы государства и даже собственно ЦРУ как организации.

 

На известном сленге работников спецслужб Центральное разведывательное управление США называют просто «компания». Однако к изумлению проводивших внутреннюю проверку разведчиков – до прибытия агентов Секретной службы – выяснилось, что в «компании» действует, в том числе на самом верху, группа людей другой, настоящей коммерческой компании. Для моих постоянных читателей нет необходимости повторять её название. Только сотрудники, принадлежащие к этой группе, верны не присяге, а интересам второй компании, которая лучше платит, из-за чего и разгорелся весь сыр-бор с термоядерным зарядом.

 

В Вашингтоне одни ничего не поняли, другие поняли, но ничего не сказали. Время, выпрошенное ЦРУ на внутреннее выяснение обстоятельств, истекло, и в дело вмешалась Секретная служба, агенты которой поняли в происходящем ещё меньше. Во всяком случае, в столице решили, что заблокированная в течение нескольких дней штаб-квартира ЦРУ, откуда от разных фракций доносятся противоречивые сообщения – дело подозрительное. Уж не готовится ли действительно государственный переворот? Решили, что самое время Секретной службе разобраться в происходящем.

 

С другой стороны, среди тех 2% сотрудников Разведывательного центра, которые в курсе и участвуют в происходящих разборках, сторонники верности присяге оказались если не в меньшинстве, то во всяком случае, не были твёрдо уверены в своём превосходстве. Поэтому ходят слухи, что агенты Секретной службы прибыли именно по их инициативе. В качестве своеобразного подкрепления с полномочиями разобраться.

 

Как бы ни повернулись дальнейшие события, уже можно с изрядной долей уверенности утверждать, что «ядерных спецопераций» в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе теперь можно будет избежать. Как в Ираке, так и, что нас интересует больше, на Украине.

 

Ничто из рассказанного в этих четырёх заметках, разумеется, не выплывет наружу. Разве что через несколько месяцев, по совершенно другому поводу, в ЦРУ будет принято множество кадровых решений. Разумеется, подчёркиваю, безо всякой связи с этой историей, которую теперь можно воспринимать как очередной страшный сон.

 

Напоминаю, что при расследовании актуальных событий не обладаю обыкновением дожидаться их окончания и прояснения каждой детали, чтобы представить стройную версию, к которой невозможно подкопаться. Важными, тем более драматическими, новостями и версиями делюсь с читателем сразу, а поправки вношу по мере прояснения обстоятельств.

 

Цикл материалов по событиям в Лэнгли писала по услышанным обрывкам разговоров между информированными людьми. В результате цикл оказался несколько сумбурным, и, возможно, некоторым образом сдвинутым по времени, так как публиковала сведения в порядке их поступления ко мне.

 

Поначалу эти сообщения вызывали понятное недоверие в силу невероятности всей этой истории, но после публикации одним из федеральных агентств новостей основанной на моих материалах, во всяком случае со ссылками на два поста из этого цикла о бомбе в Лэнгли, статьи их шефа редакции аналитики, мы живём в новой информационной реальности — когда правда о самых экзотических проделках могущественных корпораций и спецслужб всё же пробивается на поверхность.

 

К моим старым источникам присоединились добровольцы из среды читателей. Благодаря их помощи удаётся шире отслеживать происходящее. Теперь эта драма завершилась, благодаря чему появилось немного свободного времени, что позволило привести записи в какое-то подобие порядка.

 

Вот и начнём по порядку. Отвечу на многочисленные вопросы читателей, как я себе представляю суть этих событий, какие интересы в этом вопросе преследовало ЦРУ и т. п. Здесь не основываюсь ни на каких сообщениях, а на общем видении ситуации.

 

ЦРУ в этой истории никаких интересов не преследовало. У ЦРУ вообще нет и не может быть никаких интересов. Они выполняют задачи, поставленные правительством через директора, либо заказанные Вангард через того же директора. Отдельные сотрудники, или группы сотрудников, как водится, ещё и работают «налево», на свои собственные интересы.

 

Вангард, торгующая на мировом рынке «кровавой нефтью» ИГИЛ — об этой торговле я уже вывесила несколько постов — понимает, что долго это продолжаться не может, и опасается разоблачения. Им пришло в голову убить двух зайцев: взорвать своих бизнес-партнёров, т. е. тех руководителей ИГИЛ, которые могут оказаться опасными свидетелями, и при этом заразить большой регион. Поскольку Вангард — организация многопрофильная, им всё равно, зарабатывать на нефти или на ликвидации последствий катастрофы, поставках в зараженную зону и т. п. Как мы постоянно наблюдаем, в их решениях главную роль играют не отраслевые или стратегические интересы, а бухгалтерское сальдо.

 

Мне не известно, какое количество людей в руководстве ИГИЛ контактируют непосредственно с менеджерами Вангард (или подконтрольных ей нефтяных корпораций), как часто они собираются в одной деревне, и т. п. Полагаю, что планировщики операции такие детали знали.

 

Так как заряд не стандартный армейский, а собран из компонентов, предоставленных Вангард (предположительно изготовленных на основе или с использованием расщепляющихся материалов, захваченных с подачи ЦРУ «Исламским государством» в университете Мосула — об этом не только я, но и крупнейшие СМИ тоже сообщали в своё время), то Вангард могла получать от ИГИЛ нефть за помощь в изготовлении бомбы.

 

При этом Вангард получала возможность «подарить» своим людям в ЦРУ бомбу, во взрыве которой можно обвинить ИГИЛ, а также «доказать» наличие в Ираке оружия массового поражения, которое прежде лишь «случайно» не было обнаружено. Ведь после взрыва было бы установлено, что использовались расщепляющиеся материалы иракского, а не американского происхождения. В ИГИЛ служат бывшие генералы Саддама Хусейна, которые могут подтвердить всё, что потребуется халифу.

 

Не исключено, что получив заряд, халиф Ибрагим намеревался снова выступить с угрозами в адрес Саудовской Аравии, и взрыв, произведённый в другом месте, планировалось продать лидерам королевства в качестве части операции по спасению их страны, святых мест и их лично. Особенно, если бомба изготовлена не в единственном экземпляре.

 

Халиф Ибрагим уже публично обещал уничтожить Мекку и Медину, и «цена вопроса» в таком случае понятна, хотя количество нулей в сумме остаётся за пределами моего воображения. Таким образом, потенциальных источников дохода от этой операции было несколько, что соответствует обычному планированию компании Вангард.

 

Обострение ситуации началось с третьей декады января. Когда надёжные и опытные сотрудники спецслужбы, агенты ЦРУ Джонатан Талабани из Отдела специальной деятельности (SAD) Национальной тайной службы (NCS) и Джозеф Куфтаро из Антитеррористического центра/Специальные операции (CTC/SO), также входящего в Национальную тайную службу, получили приказ о применении в специальной операции в Ираке термоядерного оружия, обоим стало ясно, что что-то пошло не так.

 

Куфтаро и Талабани — американцы во втором поколении, горячие патриоты США. Чтобы наш читатель немного почувствовал себя в их шкуре, и разобрался в мотивах их действий, приведу с купюрами, но всё же обширную выдержку из присланного мне читателем недавнего поста гражданского активиста Майка Адамса «Я скучаю по Америке».

 

Очень многое в этом крике души американского патриота покажется нам до боли знакомым. Немудрено: Америка смертельно больна, и метастазы этой болезни в начале девяностых были распространены на нашу страну:

 

«Я скучаю по Америке, где усилия по надзору и наружному наблюдению были направлены на внешних врагов, а не собственных граждан. Я скучаю по Америке, где граждане уважали местных полицейских, как «блюстителей порядка», а те существовали, чтобы «служить и защищать». Я скучаю по Америке, где ветераны были в почёте, их привечали, а не осуждали и не оставляли без медицинской помощи. Я скучаю по Америке, где открытая клятва верности Конституции Соединенных Штатов не приводила к тому, что ваше имя попадало в списки отслеживания ФБР. Я скучаю по Америке, где церкви верили в Бога, а не в правительство. Я скучаю по Америке, что победила во Второй мировой войне и сбросила тираническое фашистское правительство во имя свободы и демократии. Сегодня оккупационное американское правительство стало абсолютно тем же тираническим фашистским агрессором и притеснителем, которого когда-то стремилось победить. Я скучаю по Америке, где врачи пытались помочь людям выздороветь, а не брали взятки от фармацевтических компаний, чтобы подсадить больше пациентов на больше препаратов. Я скучаю по Америке, где телевизионные новости были похожи на правду, а не представляли собой замаскированный под новости пропагандистский рэкет Белого дома. Я скучаю по Америке, где при создании некоммерческой организации для рассказа людям о Библии или о Билле о правах, вас злонамеренно не делали мишенью карательных налоговых проверок. Я скучаю по Америке, где только что назначенные представители власти не нарушают Конституцию уже на следующий день после того, как присягнули ей. Я скучаю по Америке, где члены Конгресса читали законопроекты, прежде чем принимать законы. Я скучаю по Америке, где федеральные регуляторы использовались для ограничения мощи глобалистских корпораций, а не вступали с ними в сговор для расширения их власти над людьми. Я скучаю по Америке, где Генеральным прокурором был не спекулирующий оружием уголовный гопник, стремящийся захлестнуть Америку вооруженным насилием, чтобы уничтожить Вторую поправку к Конституции. Я скучаю по Америке, где президент не считал себя диктатором, и не применял указы для навязывание диктовать стране своих незаконных порядков. Я скучаю по Америке, где патриотизм служил признаком чести, а не основанием для обвинения в терроризме. Я скучаю по Америке, где можно было расплатиться наличными без того, чтобы на вас донесли в ФБР как на «подозрительную личность». Я скучаю по Америке, где ФБР пыталось предотвращать преступления, а не посвящало большую часть своего времени выдумыванию сфабрикованных террористических заговоров, подставляя уличных пьяниц и бездомных наркоманов, чтобы «схватить террористов на месте преступления». Я скучаю по Америке, где можно было фотографировать правительственные здания в публичном пространстве, не будучи немедленно окружённым вооруженными государственными головорезами, обвиняющими вас в «террористической деятельности». Я скучаю по Америке, где валюта по-прежнему обеспечивалась золотом, и Федеральная резервная система не могла волшебным образом бесконечно печатать новые деньги в радикальном всемирном бесконтрольном финансовом эксперименте, который пошёл наперекосяк. Я скучаю по Америке, где вы могли вывесить американский флаг на балконе собственной квартиры, не опасаясь проблем. Я скучаю по Америке, где люди получали честную заработную плату за свой тяжёлый труд, а не просто голосовали за того политика, который обещает им право на большую халяву. Я скучаю по Америке, где полицейские не хватали вас, чтобы отобрать все ваши деньги под предлогом диковинных интерпретаций законов о «гражданской конфискации». Я скучаю по Америке, где ваш голос на самом деле считали, и где выборы не фальсифицировались систематически чёрным ящиком электронных машин для голосования. Я скучаю по Америке, где настоящая правдивая журналистика поощрялась, а не осуждалась.

 

Прежде всего, я скучаю по Америке, где хорошие, честные, трудолюбивые, говорящие правду граждане не должны жить в постоянном страхе быть обвинёнными, арестованными, заключёнными в тюрьму, оштрафованными или терроризированными их собственным правительством.

 

Благослови Бог Америку, которая у нас была. Да поможет нам Бог восстановить её снова».

 

(сокращённый перевод от 16 февраля)

 

Подобную ностальгию по другой Америке испытывает далеко не только Майк Адамс. Джонатан Талабани попал в Отдел специальной деятельности (SAD) Национальной тайной службы (NCS) из Боевой морской особой группы быстрого развёртывания (NSWDG). Люди не стремятся нести самую тяжёлую даже среди прочих «морских котиков» службу — в оП БТМ (6-й отряд) СпН ВМС США — если они в первую очередь думают не о родине, а о себе. Джозеф Куфтаро служил в Антитеррористическом центре/Специальные операции (CTC/SO) — и тоже не в хлеборезке. Силой их туда никто не загонял.

 

С психикой у обоих всё в норме. Как обеспокоенные, но законопослушные государственные служащие они нашли легитимный способ обойти своё руководство, которому не могли доверять — обратившись в Белый дом, откуда должен был исходить приказ о взрыве водородной бомбы, будь он на самом деле санкционирован государством.

 

Когда чиновники оправились от услышанного (не знаю, сколько раз в рамках этого процесса им пришлось менять брюки), они потребовали от руководства ЦРУ разъяснений. Результатом стала договорённость между директором Джоном Бреннаном и главой Национальной тайной службы Фрэнком Арчибальдом о том, что Фрэнк уйдёт в почётную отставку, а Джон — в глухую несознанку.

 

Главу Национальной тайной службы можно убить, но его нельзя уволить без почестей. Человек он небогатый, и, оставшись без пенсии, вполне может обидеться и решить, что «один сидеть не будет». Для заказчиков иракской операции из компании Вангард Груп, стремившихся избавиться, как от ненужных свидетелей, от своих сообщников в руководстве ИГИЛ, и на этом ещё заработать, было важно любой ценой оставить на месте Бреннана, которому была оказана всемерная поддержка, и он поклялся Джеймсу Клепперу, Джозефу Клэнси и Бараку Обаме, что понятия не имел о «самоуправных» художествах Арчибальда.

 

Ему, конечно, не поверили, но спорить не стали. Прежде Обама уже дважды предлагал директору ЦРУ уйти в отставку, но тот неизменно отказывался, и не было никаких оснований полагать, что согласится на этот раз. Его тоже можно убить, но нельзя просто уволить. Потому что он тоже может обидеться, а уж Бреннан-то тем более «один сидеть не будет».

 

Было найдено креативное решение. В ЦРУ пройдёт структурная реорганизация, под предлогом которой людей Бреннана (или Вангард, кому как удобнее называть) подвинут. На место Арчибальда назначат бывшего резидента в Кабуле (это отдельная песня, для другого поста), который присмотрит за директором. Я лично убеждена, что справится (пройдоха — пробы негде ставить).

 

Однако двое обеспокоенных агентов, прекрасно знающих о роли директора ЦРУ, восприняли все эти подковёрные комбинации в поднебесных высях, будто их предупреждение не повлекло за собой никаких результатов. Только так они могли интерпретировать ту малую часть событий, которую наблюдали своими глазами: происходит бюрократическая мышиная возня, но по поднятому ими вопросу меры не приняты. С календарным планом операции Куфтаро и Талабани были ознакомлены заранее. Час «Ч» неотвратимо приближался, а им ничего не говорили. Начальство в своих аппаратных играх забыло о вскрывших проблему агентах.

 

Вопрос о вывозе «левой», не принадлежащей Вооружённым Силам водородной бомбы — сложная бюрократическая задача. Особенно, когда задействовано столько ведомств, и при этом необходимо соблюдать строжайшую секретность. Куда ни увези подобное изделие — попробуй там объясни, откуда оно взялось, с чем его едят, по какой графе принимать, и где гарантии, что не долбанёт, с одной стороны, и пригодно к использованию либо подлежит утилизации — с другой.

 

Даже если безопасно и пригодно: где завизированные руководством правила хранения, обслуживания и наставления по применению? Что эта бочка с электроникой снаружи вообще из себя представляет? Не боеголовка, не авиабомба, и даже не ядерный ранец. Термоядерный фугас? Конструкция не утверждённая, компоненты частного происхождения, ни по каким бумагам ничего не проходило, что каким военным спецификациям соответствует — непонятно. Вот бомба и оставалась в Лэнгли, усиливая подозрение Куфтаро и Талабани в том, что операция не отменена.

 

Беспокойство агентов как за жизнь их родичей на исторических родинах, так и за остатки международного престижа США в случае приведения безумного плана в исполнение, нарастало. С приближением назначенного срока бойцы не видели другого выхода, кроме как начать собственную «операцию», чтобы остановить запланированную, об отмене которой в суматохе никто не потрудился их уведомить. Не исключаю, что в своём стремлении подтолкнуть к принятию разумного решения они намеревались просто попугать начальство — и это в полной мере удалось.

 

Первое сообщение, свидетельствующее о том, что в Лэнгли происходит что-то неладное, появилось 14 февраля. Тогда сообщили, что въезд на территорию штаб-квартиры ЦРУ (и выезд с неё) перекрыт полицией в связи с демонстрациями протеста против убийств с использованием беспилотников. С ноября 2012 года раз в месяц дороги у Лэнгли рутинно перекрывались из-за демонстрантов на 3-4 часа. Похоже, что к этому мероприятию решили приурочить проверку Секретной службы и начало «чистки рядов». В это время сотрудникам было запрещено покидать территорию разведцентра.

 

19 февраля была предпринята ещё одна попытка дезавуировать просочившиеся слухи. В интернете в программе (начиная с 44 минуты записи) некий профессиональный актёр рассказал утрированную до абсурда версию этой истории, представив её в качестве собственной выдумки, время от времени наигранно посмеиваясь над собой. Некоторые мои читатели в США предположили, что речь идёт о попытке дезавуировать мои посты, но сильно в этом сомневаюсь.

 

Мои сообщения вывешены раньше, и учитывая, что оппонент контролирует техническую сторону Интернета, они бы потрудились хотя бы фальсифицировать дату выхода «радиопостановки». По всей вероятности, программа была изготовлена на всякий случай, в качестве общей страховки против возможной утечки.

 

Так или иначе всё прошло относительно тихо, если не считать визита Бортникова, выторговавшего за молчание России ряд преимуществ. Но и в этом вопросе уже достигнуто взаимопонимание, в силу определённого тактического совпадения интересов.

 

Агенты Джонатан Талабани и Джозеф Куфтаро переведены в относительно безопасное место — в Академию ФБР на территории базы морской пехоты в Квантико.

 

Директор Национальной тайной службы Фрэнк Арчибальд объявил о своем уходе «после выдающейся карьеры в ЦРУ», — по формулировке слова пресс-секретаря ведомства. Пресса вспоминает его роль в свержении сербского президента Слободана Милошевича, и связывает отставку с сообщениями о внутренних противоречиях в ЦРУ и публикациями о пытках.

 

Что происходит в привязке к истинной сути этих «противоречий», мы продолжим отслеживать. Не исключено, что вся эта возня способствовала провалу провокации в Харькове, порученной организованной Арчибальдом ещё против Милошевича НПО CANVAS. Как прикажете работать в условиях такой нервотрёпки?

 

Сегодня ЦРУ официально сообщит о начале «запланированных» структурных изменений. За пределами сообщения останется тот факт, что цель реформ сводится к оттеснению людей Вангард с ключевых позиций в этой организации, и к выдвижению нового директора Национальной тайной службы на роль своеобразного комиссара, приставленного приглядывать за директором ЦРУ Бреннаном.

 

Бывший директор Центральной разведки и глава ЦРУ Джордж Тенет в своей книге называл нового директора Национальной тайной службы «Грегом В.». Собственно, «Грег» он такой же, как и я, но в любом случае этот персонаж, бывший резидент ЦРУ в Кабуле, заслуживает отдельного поста, на который обещаю читателям выкроить время, несмотря на ожидающееся обострение обстановки на Украине.

 

Татьяна Волкова

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
CIA


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1