Не будем спешить с выводами. Сергей Роганов

Дата публикации: 28 февраля 2015, 17:21

… Увы, убийство Бориса Немцова не позволяет тактично ограничиться словами человеческой скорби. Глубокой ночью я вдруг представил себе реакцию Бориса Немцова на собственное убийство и внутренне вздрогнул. Не столько от того, что, возможно, сам до конца не верю в случившееся, сколько от возможных речей оппозиционера в первые часы после своей гибели или на траурном марше, который намечен в центре Москвы вместо Антикризисного марша 1-го марта в Марьино.

 

Борис Немцов

 

Шокирующая нелепость убийства пришлась бы ему по нраву, и он уж точно не ограничился бы скупыми соболезнованиями – вот повод, так уж повод проклясть режим, президента России, войну, санкции и призвать сплотить ряды для последнего и решительного боя. Его соратники и партнеры, собственного говоря, своими словами будто уже озвучивают и озвучат до конца все, что он, безусловно, высказал бы сам и не раз.

 

Роскошному сценарию убийства можно только аплодировать с гримасой отвращения по отношению к авторам и исполнителям. В двух шагах от Кремля и Собора Василия Блаженного, под записи видеокамер, в обществе юной киевской модели хладнокровно и профессионально расстрелять… совершенно безобидного человека, который волею спотыкающейся от одышки судьбы, стал «ярким лидером» и символом российской оппозиции, и, конечно же, — личным врагом Владимира Путина, как тут же заголосили CNNи BBC.

 

Я возьму на себя ответственность и успокою незадачливых лидеров оппозиции, в том числе и господина Гозмана, который в Нью-Йорке тут же узрел «черную метку» для всех оппозиционеров и твердо заверил всех, что несмотря ни на что, он все-таки вернется в Москву. Господа борцы, — ручаюсь, что все, что делает проклинаемая вами власть, так это только бережет вас как зеницу ока, и даже вовремя дает 15 суток, дабы уберечь от неожиданных инцидентов на очередных маршах. Потому что лучшего могильщика любого более или менее критичного взгляда – я уже не говорю оппозиционного — на существующий порядок вещей в России, чем вы сами и покойный Борис Немцов, трудно отыскать. Все, что можно было сделать, чтобы навечно оттолкнуть от вас любых здравомыслящих людей, вы сделали в самом лучшем виде. Эффективности вашей работы на этом поприще можно только угрюмо аплодировать, как и сценарию убийства Бориса Немцова.

 

Абсолютно никакой опасности, тем более для России и Владимира Путина, Борис Немцов не представлял, и представлять не мог, кроме как в воспаленном воображении западных яростных критиков «путинизма» и обезумевшей части креативного населения Москвы и крупных городов. Ни-ка-кой опасности.

 

Слушая оппозиционера, оценивая его заявления можно было только изумляться тому, что кто-то воспринимает его всерьез и может говорить с ним о чем-то действительно значимом. Но слушали и воспринимали, — и роль его брошюр в отставке политического мастодонта Юрия Лужкова, или заявления о многомиллиардном состоянии Владимира Путина. Теперь заявляют о готовящемся докладе Бориса Немцова об участии российской армии в украинском конфликте, или еще лучше – о том, что некие «черносотенцы», «антимайдановцы» решились на такое отчаянное, но в высочайшей степени профессиональное убийство политика под стенами Кремля.

 

Призывы опомниться, разумеется, бессмысленны. Как и призывы, наконец, отнестись к самим себе хотя бы с оттенком самокритики и самоиронии.

 

Карта такого масштаба – убийство Бориса Немцова в подобных обстоятельствах – разыгрывается крупнейшими игроками мировой политики, и, совершенно очевидно, реакция российского общества и лидеров западных стран будет использована в пока неясной игре по-крупному. На кону, конечно же, Украина, а не только киевская модель, спутница Бориса Немцова, и жесткое противостоянии России и США.

 

Речь идет здесь о масштабно организованной провокации на глазах у Кремля, более того – своего рода политической демонстрации против России… чьей? Здесь пока можно только гадать, не располагая никакой достоверной информацией. Единственно, кому можно абсолютно доверять, так это самой России и силовым ведомствам, — только в их интересах максимально быстро если не раскрыть все преступление, то хотя бы выйти на исполнителей.

 

Увлечение Борисом Немцовым как крупным политиком, врагом Владимира Путина — это как раз черта сторонних наблюдателей и участников, для российского же общества это такая же чушь, как и планы не сегодня – завтра опрокинуть страну в майданные революции. Так же не думаю, что Франсуа Олланд или Ангела Меркель, то есть Франция или Германия, которые не так давно метались между Киевом и Москвой, могли быть причастны к такой провокации, — не тот масштаб. А для обвинений непосредственно в адрес США ни я, ни вы не располагаем ничем, кроме предположений, но и собственных мозгов, потому не будем лепить ахинею в стиле оппозиции.

 

В ближайшие дни и недели картина и атмосфера вокруг этого убийства будут проясняться действиями основных игроков на международной арене в развитии или, наоборот, в локализации гражданской войны на Украине. И, все же, такая будто бы очевидность, как обвинение Соединенных Штатов в организации убийства слишком уж настораживает. Слишком уж красочная картина маслом получается. Слишком уж очевидна американская «черная метка» всей России.

 

То, что хлынет на головы граждан России в ближайшие дни и недели будет сродни невиданному цунами, которое сметет любые остатки любого здравомыслия, — боюсь, что через какое-то время будет страшно заглядывать в новостные ленты или на страницы ведущих СМИ. А перед глазами – жизнь самого Бориса Немцова, которому судьбой было уготована незавидная роль «сакральной жертвы» в крупной, но совсем не его масштаба игре мировой политики…

 

Сергей Роганов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1