Казацкий сон. Денис Селезнев

   Дата публикации: 27 февраля 2015, 21:01

Вернулся недавно мой друг из АТО. Весь задумчивый, даже слишком. Начнешь с ним говорить, иногда с третьего раза сказать нужно, чтобы услышал. Настолько оказался погружен в свои мысли. Ну, я списал это все на поствоенный синдром, не задалбывал человека своими гражданскими расспросами. Захочет, сам ведь расскажет. И он рассказал.

 

kozaku

 

Сели мы значит выпивать, он немного расслабился. Стал я его расспрашивать, что да как. И ужаснулся. По его словам выходило, что всему конец, прут сепары, ломят наших, и никакой мочи совладать с ними нет. Сплошное паникерство в общем развел. Но как же говорю, неужели никакой нет надежды !

 

Есть! – ответил он. Есть, надежда!

 

Ты понимаешь, говорит, я все голову ломал, как же это так, мы цивилизованные европейцы, с небывалом единством нации, проигрываем каким-то бурятам и алкашам! Сколько воевал столько и думал. И вот, когда с Дебальцева драпанули, напился я в Артемовске люто, вырубился где пил и было мне озарение. В чем ведь штука ? В чем проблема ? Да в том, что мы советским оружием воюем, а оно оружие это, явно на стороне сепаров и совков. Стрельнешь вот вроде в упор, а автомат осечку. Нужно вот сейчас ударить танками, а у половины клин в двигателе. Доблесть наша выше всяких похвал, а вот техника ленинская, неправильная техника. Да и генералы наши где учились ? В советских училищах, видать что-то им там такое в мозг вживили, что как против совков станут, так сразу тупеют что твои курицы. Нужно нам отбросить это все и по-казацки воевать, вот что я понял!

 

Но понял не сразу, я такой вывод потом сделал, а тогда в Артемовске видел я сон и сон вещий.

 

Вижу поле я огромное, а по бокам ели черные, да березы. Не так как у нас сосенки да ясени, а северный лес такой. На одном краю поля окопов понарыто и сидят в них хлопцы в жупанах, да шароварах, только не тех древних, а современных с камуфляжем красивым. Хоругвь над позицией – третья дивизия киевского казачества и людей тьма тьмущая, сразу видна сила. Смотрю, а на том краю поля пехота вражья появилась, в бинокль глянул, сепары идут, перебежками, все в броне, между порядками танки ползут, «Арматы». Ну думаю, козаков с пищалям, сейчас одним махом с позции собьют, где это видано, чтобы с пищалям на пушки выступали?

 

Начали сепары сходу стрелять, но хлопцы так видно наловчились уклонятся, что ни одна пуля не попадает. Все над головами свистит да фонтанчики пыли сбивают. Кстати и земля какая-то необычная, черная, вязкая, вонючая, поганая земля сразу видно.

 

Смотрю, а поверх окопов впереди хлопцев самый знатный козак расхаживает. Присмотрелся – он, Бутусов Юра ! Ходит так важно и ус покручивает. Жди хлопцы, погоди, ближе подпусти, не торопитесь, ваш сепар от вас не уйдет. Я аж обомлел, наконец-то думаю, лучший военспец Украины и при деле.

 

Гляжу, а помеж пищалей де-не-де и пушечки стоят, небольшие, но ядер запас огромен, все ядра блестят, чистая латунь !

 

Подбегаю я к Юре, как говорю, не танков, не резервов, как остановите ? Он на меня так глядь, прищурился хитро и говорит – ставай в строй, будет тебе и танки и резерв, погоди только, хай ближе подойдут.

 

А сепары ближе. Видно что бешанные, лютуют, почуяли что пускают их козаки, потрясают пулеметами, в ярости на себе одежу рвут. Душа в пятки уходит, но козаки спокойны и я стаю, не драпаю как по привычке.

 

И ту, махнул шаблей Юра, круши говорит, бей без пощады нечисть болотную, чтобы не одна тварь в гнездо свое звериное сегодня не уползла. Подняли хлопцы пищали и залп за залпом, одни заряжают другие подают, почти что тот пулемет и каждая пуля сепара находит, ни одна без пользы в воздух не ушла. Дрогнули сепары, забеспокоились, пытаются было повернутся, но загранотряд мешает. А бьет он из-за озера, что у наступающих сепаров в тылу оказалось.

 

А козаки знай лупят. Но хоть пехота супостатов и залягла, а танки прут, не берут пищали танки советские. И тут, комдив Бутусов ус откинул, два пальца в рот, да как свиснет посвистом могучим. И тут с флангов из лесов вырвались конники – сотни, тыщи, летит могучая туча, живой таран, сотни тонн ярости лишь сабли над головам сверкают.

 

Смотрю в бинокль, а впереди, на яростном лоснящемся коне, летит увлекая за собой героев Юрка Бирюк! Казанный с него вышел знатный, куда лучше чем советник Порошка. А с другого боку 20 бронемашин вышло, тоже наши, такие как у сечевых стрельцов были, с двумя башнями, черными шинами, да блестящими клаксонами. И бьют, бьют с «максимов» по сепарам. Тут и танки дрогнули. Прыгают в люки танкисты, кривые, мерзкие, к озеру бегут. Как танки стали, так и все тогда уже побежало, даже загранотряд, тоже побежал. Кто до озера добег, тот в воду кидается, броню скидывают.

 

Тут я уже не утерпел – уйдут кричу, уплывут гады !

 

Не боись, Бутус говорит и подмигивает. Там на дне броневодолазы Антоши Геращенко, панцирями медными обвешаны, пики у них гострые, сидят на дне через соломинку дышат, засада наша, беспощадная.

 

И вправду, гляжу одна голова под воду ушла, другая, третья. Ни один до того берега не добрался, всех утопили. И на поле тоже ни одного не осталось. Разгром полный. Если так на глаз посмотреть дивизию бронетанкового спецназа положили, а то и больше. Сто тыщ рядами лягли, не шевелятся. А козаки уже к танкам побегают, да факелами подпаливают. Себе мерзость советскую не берут, все уничтожают, под чистую.

 

Что за озеро говорю, где мы ? Это, отвечает Бутус-атаман – Истринское водохранилище поганое, близко мы к логову людоедскому. Да что мы, мы ведь только клешня северная, гнездо звериное окружающее, а южнее хлопцы Тымчука уже Тулу сожгли, еще неделя и сомкнемся с братьями. Измором возьмем эту помойную яму, а там камня на камне не будет. Думали пан атаман верховный Сэмэн захочет парадом по площади Красной, пройти. Нет говорит, не оскверниться чобот казацкий таким парадом. Плугом пройдем и навеки пусть будет слава армия козацкая, могучая сила украинская.

 

Сказал это друг и аж светится, глаза горят, сам даже вроде как выше ростом стал, будто и вправду под Москвой побывал. Я, говорит, завтра в Генштаб пойду и все как на духу расскажу им. Много чего сделать нужно: и пищали, и конница, да и броня сечевая, но верю, что настанет день и потонут в Истринском море полки поганыя, за Украину милую, за слезы ее горючие.

 

Слава Украине, слава Козакам!

 

Денис Селезнев

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1