Майдан и олигархи. Василий Стоякин

   Дата публикации: 24 февраля 2015, 11:44

Если Майдан-2004 был «бунтом миллионеров против миллиардеров», то Майдан-2014 стал «бунтом миллиардеров против олигархов». Вернее — против кандидата в единственные «олигархи».

 

Olygarhy

 

Причины

 

Непосредственной причиной стояний на Майдане стала попытка «семьи» Януковича «монополизировать олигархию». В течение нескольких лет «семья» не только создала свою бизнес-империю, но и ухитрилась влезть в конфликт со всеми «заслуженными» олигархами. Системного давления, подобного тому, с которым в начале 2000-х столкнулся Константин Григоришин, ни на кого из них не осуществлялось. Однако даже изъятие небольших активов было для них унизительным.

 

Главное же заключалось в том, что традиционные методы влияния на экономические процессы начали давать сбои. Пока не системные, но вызывавшие опасения в возможности полного отстранения олигархов от привычных рычагов управления. Очевидно ведь, что олигарх, не имеющий возможности влиять на ситуацию через государственные механизмы, уже не олигарх. Последним толчком стала попытка рейдерского захвата одного из престижных киевских бизнес-центров, в который оказались прямо или косвенно вовлечены сразу несколько олигархов.

 

Технологические аспекты взяла на себя группа Фирташа в лице Левочкина. Не думаю, что Фирташ пострадал больше, чем другие олигархи, но совершенно точно можно сказать, что эта группа продемонстрировала большую политическую эффективность и имела большее влияние на власть.

 

Задачей инициаторов Евромайдана было давление на Януковича с целью его отказа от построения монополии. Предполагалась ли возможность его отстранения от власти — сказать трудно. Скорее — нет. Разве что на случай крайней недоговороспособности, но в нее все же верится мало — он все-таки на протяжении многих лет вполне нормально сотрудничал с олигархами.

 

Обращение к массовым акциям было совершенно естественным.

 

Во-первых, можно было эффективно использовать общественную волну, которая бы так или иначе поднялась после саммита ЕС, совершенно независимо от его результатов. На протяжении целого года проводилась информационно-психологическая накачка населения с прицелом именно на саммит и подписание соглашения об ассоциации. Сформировалась огромная психологическая инерция, которая просто обязана была вылиться на улицы. То ли в виде народных гуляний (в случае подписания), то ли в виде акций протеста (в случае неподписания). Думаю, что план был на оба этих случая, хотя воспользоваться первым вариантом было технологически сложнее (но вовсе не невозможно). Опять же СМИ (правда, это была уже американская разработка) старательно раскручивали в обществе агрессию — Николаев, инцидент с Титушко, «Врадиевская хода»…

 

Во-вторых, было изначально известно о нервной реакции Януковича на массовые акции протеста (сказывается травма 2004 года). Он мог пойти на значительные уступки, только бы они прекратились.

 

В-третьих, можно было рассчитывать на благожелательную зарубежную реакцию. Причем не только с Запада (что естественно), но и с Востока (Путин не очень высокого мнения о Януковиче и тем более о его политическом курсе).

 

Риски же представлялись довольно низкими.

 

Во-первых, удалось создать надежную и эффективную систему контроля над СМИ, не имевшую недостатков «темников». Кстати, создать ее удалось во многом благодаря достижениям «свободы слова» после 2004 года — журналисты стали неприкосновенной и некритикуемой частью общества, в результате чего их профессиональный уровень чудовищно упал.

 

Во-вторых, крайне маловероятным представлялось появление на Майдане каких-то новых лидеров, которые бы могли повести людей за собой. Их бы просто не пропустили лидеры официальной оппозиции, не пользующиеся поддержкой людей, а провал чьих массовых акций стал уже притчей во языцех.

 

В-третьих, можно было не опасаться вмешательства России и США. Путин просто не работает с массами, а США запланировали майдан на 2015 год, причем было известно, что именно под эту дату мобилизованы большие ресурсы.

 

 

Этап «олигархической революции»

 

В целом расчеты группы, задумавшей операцию, оправдались во всех отношениях.Не знаю, действовал ли Найем по своему усмотрению или же по наущению Левочкина, но это, собственно, и не важно. Не призвал бы он — с инициативой бы выступил кто-то другой, поскольку общество к этому было готово. Реакция была вполне ожидаемой.

 

Не совсем ожидаемо реагировал Янукович — он избрал тактику непровоцирования конфликта и самоуничтожения майдана (так же действовал Бацька, во время последней «Плошчи»). Переговоры с ним шли, судя по всему, туго. Янукович, наверное, действительно не очень-то и боялся, зная слабость отечественной оппозиции, взявшейся «порулить» майданом, и не веря в серьезные намерения украинских олигархов.

 

Его расчет себя оправдал, Евромайдан начал затухать и почти совсем было разошелся. Вот тут-то и была устроена провокация с разгоном «онижедетей». Затем последовал действительно массовый митинг 1 декабря и попытка штурма АП. Ну и дальнейшие события с регулярной поддержкой активности митингующих — то при помощи неудачных штурмов, то при помощи провокаций (в том числе случайных — как избиение Татьяны Черновол).

 

Масштаб событий несколько напугал даже самих инициаторов и точно уж произвел впечатление на самого Януковича. На этом этапе, насколько можно понять, основные цели заговорщиков были все же достигнуты. В какой форме произошло удовлетворение интересов олигархов и какие гарантии были предоставлены, пока непонятно, и, вполне вероятно, что в подробностях мы никогда этого не узнаем.

 

 

Вмешательство США

 

Еще в декабре ничто не предвещало, что США поменяют свои планы.Заявления представителей США были вполне примирительными. Разумеется, с предостережениями относительно чрезмерного применения силы во время разгона демонстраций, но не более того.

 

Хорошие сигналы приходили и из неофициальных источников. Например, в декабре мне жаловался знакомый, который занимался обеспечением амуницией лагерей «Правого сектора» — дескать, рассчитанная до 2015 года программа летит к черту, он теряет прибыли…Судя по всему, решение поддержать майдан созрело где-то во время зимних каникул. Скорее всего, в Вашингтоне сочли, что тянуть нет смысла, раз уж можно все сделать сразу.

 

Организовать соответствующий уровень напряжения было не столь уж сложно.Уже после первых смертей на майдане мой знакомый сиял как новый пятак — деньги полились рекой, он получил даже больше, чем рассчитывал до 2015 года.

 

Дальнейшие события все знают и так — был реализован классический «снайперский» сценарий, который отрабатывали еще в 1991 году в Риге и Вильнюсе. Янукович бежал. Власть перешла в руки бездарной и беспомощной оппозиции.

 

Олигархи не были отодвинуты от власти, но произошло перераспределение политического влияния. Это было заметно по поведению донецкой и луганской элит, сделавших ставку на запугивание Киева «сепаратизмом», не учтя ни фактора настроений населения региона, ни планов «вашингтонского обкома», который и так собирался устроить в Украине гражданскую войну — создание народных республик было сущим подарком.

 

В новую власть вошли (причем не в качестве «агентов влияния», а в качестве высших должностных лиц) Порошенко, Коломойский и Тарута. Впрочем, последний своим новым положением воспользоваться не смог.

 

 

Результаты

 

Общие результаты майдана в контексте прошедшего года для осуществивших его олигархов оказались в целом негативными.

 

Насколько можно судить, никто из них не смог нарастить свои капиталы. Потеряли все. Не помогло и заключение соглашения об ассоциации с ЕС, которое было выгодным для ряда олигархов, прежде всего — владеющих металлургическими активами. По данным украинской редакции «Форбс», совокупное состояние первой сотни самых богатых украинцев сократилось на $ 13 млрд (с 55 до 42).

 

Даже группа «Приват», которая в условиях современной Украины может считаться эталоном успешности, еле сводит концы с концами. Совокупный капитал ее совладельцев — Коломойского и Боголюбова — сократился с $ 4,1 до 3,8 млрд. «Приватбанк», по словам экспертов, уже более полугода находится на грани прекращения платежей. Не удивлюсь, если окажется, что блокировка карточек «неблагонадежных» граждан, предпринятая недавно банком, преследует не политические, а сугубо экономические цели.

 

Вывод о том, что вложение «Привата» в постмайданную власть оказалось неудачным, следует и из интервью правой руки Коломойского — Геннадия Корбана. Существенные уступки, сделанные в последнее время Порошенко, показывают, что руководство «Привата» решило разменять свое военно-политическое влияние не на получение большей власти (что напрашивалось), а на получение больших возможностей при власти нынешней.

 

Группа Фирташа заплатила за свою активность значительной частью бизнеса («отжатой» тем же «Приватом») и существенной частью политического влияния. Вознаграждение за роль в организации Майдана свелось к личной неприкосновенности и праве быть представленной в парламенте (причем — в унизительной роли «типа оппозиции»).

 

Богатейший человек Украины — Ринат Ахметов — уже сходил на допрос в прокуратуру, а после ареста Ефремова готовится, надо думать, к выезду в более уютные места. Так же, как он вынужден был это сделать в 2005 году. Большая часть его активов осталась на Донбассе, где они частично уничтожены, частично нефункциональны. Его капитал сократился с $15 до $11 млрд.То же в той или иной степени касается всех олигархов.

 

Экономическая катастрофа Украины — это, прежде всего, катастрофа олигархической экономики и олигархических капиталов. Поразительным образом Евромайдан, для которого вовсе не были характерны антиолигархические лозунги, нанес удар по олигархам…

 

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что олигархическая модель власти и экономики в Украине все же сохранилась. Правда, сделав небольшую петлю, история вернулась назад — место «Саши-стоматолога» занял «Беня». Правда, сейчас другие олигархи не находят в себе сил, чтобы объединиться и «отодвинуть» Коломойского. Но вопрос уже назрел.

 

Василий Стоякин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1