Как Порошенко будет нарушать Минские соглашения. Геворг Мирзаян

   Дата публикации: 24 февраля 2015, 10:49

Украинские власти не оставляют попыток сорвать минские соглашения и сохранить общество в состоянии войны. Для них это вопрос собственного выживания.

 

Пётр Порошенко

 

Петр Порошенко после подписания Минских соглашений поставлен перед необходимостью исполнять обязательства, которые приведут либо к федерализации Украины, либо к провалу всего минского формата по вине Киева. Российский президент при этом напоминает, что речь идет уже не просто о меморандуме, подписанном несколькими уважаемыми людьми. «Минские договоренности остались не только документом, который выработан четырьмя участниками минского процесса — они закреплены в резолюции Совбеза и обрели форму международно-правового акта. И я очень рассчитываю на то, что они будут исполняться», — пояснил российский президент. Кроме того, он дает понять, что срыв соглашения по вине Киева будет крайне негативно воспринято европейскими партнерами, искренне желающими «найти такие компромиссные решения, которые привели бы к окончательному урегулированию». По словам Путина, конкретный список мер по децентрализации в минском соглашении был составлен именно Олландом и Меркель.

 

В свою очередь, Берлин и Париж отчасти оправдывают кредит доверия, выданный им Путиным — они так же давят на Порошенко, требуя исполнять устные и письменные пункты минских соглашений. Сначала они позволили ополченцам зачистить Дебальцево, а сейчас фактически не поддержали попытку Порошенко сорвать мирный процесс через идею о привлечении европейских миротворцев под эгидой Организации Объединенных Наций. «Миссия ООН может столкнуться с серьезными препятствиями: опыт показывает, что нужно несколько месяцев для того, чтобы подготовить миротворческие войска для развертывания. Для этого еще нужно получить мандат ООН. Вопрос: возможно ли это при поддержке России или Китая?, — риторически вопрошает министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер — В любом случае, с или без мандата ООН мы не можем терять время и должны иметь данные с места происшествия гораздо быстрее, чтобы контролировать соблюдение соглашения о прекращении огня. Поэтому мы надеемся на то, что уже имеем, а именно — на миссию наблюдателей ОБСЕ, которую нужно расширить и сделать более эффективной». 24 февраля в Париже ожидается очередная встреча министров иностранных дел «Нормандской четверки», на которой стороны обсудят как и какими методами ускорить выполнение всех условий Минского соглашения.

 

Сделать это будет непросто, поскольку для Киева продолжение войны на Донбассе является в какой-то степени экзистенциальной задачей. Петр Порошенко понимает, что после вступления перемирия в силу с ним лично будут сводить счеты политические противники, которые вынуждены были молчать в военное время (собственно, процесс уже начался с создания рядом добровольческих батальонов «параллельного Генштаба» и сделанного заявления о том, что они не будут исполнять не нравившиеся им приказы военного ведомства страны). Да и населению будет непросто объяснять, что во всех последующих бедах виноват снова Владимир Путин и война на Донбассе. Так, правительство вынуждено было внести на рассмотрение Верховной Рады пакет крайне жестких законопроектов по изменению госбюджета, являющихся условием МВФ для выдачи дополнительных траншей кредита, и парламент будет их рассматривать уже 26 февраля. И народу нужно будет объяснять, почему после «революции достоинства» и всех обещаний создать процветающую Украину им, например, повышают тарифы на газ на 280%, а на тепло — на 66%. И это уже не говоря о том, что экономика продолжает поступательное движение в пропасть — промышленное производство в январе 2015 года сократилось на 19,7% по сравнению с декабрем 2014 года, а курс гривны упал практически до показателя в 30 гривен за доллар.

 

Поэтому если Петру Порошенко не дадут продолжать реальную войну, он будет продолжать виртуальную — через поддержание в обществе военной истерии и соответствующего мышления. В этом плане крайне выгодным для Киева событием видится раскрутка теракта в Харькове (который произошел в нужное время и в нужном месте — как и в свое время падение малазийского Боинга, а также артобстрел в Мариуполе, явившийся нарушением согласованных между Москвой и ЕС границ январского контрнаступления ополченцев). Еще одним направлением «войны» станет деятельность созданного Министерства информационной политики (которое в среде политологов уже получило название «Министерства Правды»). В частности, оно объявило о наборе «информационных войск» в лице пользователей, которые должны будут в интернете выполнять указания министра. «Каждый украинец с доступом к Интернету может внести свой вклад в информационную борьбу», — говорится на сайте министерства. «Я уже неоднократно говорил о необходимости организовать эффективное противодействие российским ботам и фейкам. Надеюсь, благодаря этому проекту у нас появится много добровольцев, готовых распространять достоверную информацию и разоблачать российские фейки», — пояснил сам глава министерства Юрий Стець. Понятно, что, учитывая крайне низкий профессиональный уровень и «топорность» работы украинских пропагандистов, деятельность их ботов будет столь невысокого качества, что станет не столько «пулей в сознании врага» сколько источником веселого настроения для российских пользователей интернета. Однако если рассматривать ее как инструмент влияния не на врага, а на находящееся под властью украинской пропаганды украинское общество, то тут деятельность «информационных войск» будет достаточно эффективной. Если, конечно, не рассматривать узаконенную деятельность такого «диванного спецназа» как сублимацию реальных шагов по повышению собственного благосостояния и повышения ВВП страны — но, как известно, на Украине о развитии собственной экономики уже мало кто думает.

 

Но об этом думают в Москве, поэтому и считают подобный подход крайне неверным и опасным. «Руководство такой большой европейской страны как Украина прежде всего должно вернуть страну к нормальной жизни. Наладить экономику, социальную сферу, свои отношения с юго-востоком страны цивилизованным образом, обеспечить права и интересы людей, которые проживают в Донбассе. Если реализовывать минские соглашения, то так и будет сделано», — заявил Владимир Путин. При этом президент дает понять, что в случае благоразумного поведения Порошенко Москва не будет раскачивать лодку и каким-то образом намеренно добивать Киев. Поэтому Путин даже извинился перед Киевом, назвав «неаккуратным» свое замечание о том, что нельзя проигрывать «вчерашним шахтерам и трактористам». Однако никто не исключает, что если Киев продолжит следовать курсом на срыв соглашения и наращивать военную истерию в обществе, Москва с примкнувшими к ней Парижем и Берлином не предпримут новые шаги для приведения Петра Порошенко в чувство. И при определенном раскладе на это приведение может понадобится уже меньше времени, нежели 16 часов дискуссий.

 

Приведение Украины в чувство нужно России не только для ее трансформации в более стабильный федеральный государственный проект, но и для решения крымского вопроса, который превратился в своего рода ахиллесову пяту российской внешней политики. Москва четко дает понять, что полуостров никому не отдаст. «Люди, проживающие в Крыму, сделали свой выбор. К нему надо относиться с уважением, и по-другому относиться к этому Россия не может. Надеюсь, что наши партнеры в ближнем и дальнем зарубежье будет к этому в конечном итоге относиться так же», — говорит Владимир Путин. Однако проблема в том, что российский президент выдает желаемое за действительное — маловероятно, что страны Запада в обозримой перспективе признают аннексию Крыма и будут уважать волеизъявление его жителей. В противном случае они легитимируют прецедент по отъему одной державы части территории другой державы в мире после Ялтинско-Потсдамской системы. Как известно, западные политики рассматривают крымскую ситуацию не через призму Косово, а через призму Кувейта. Что, конечно, абсолютно некорректно (в Кувейте «зеленых человечков» Саддама не ждало 90% населения), однако такова реальность. По сути тут Россия может рассчитывать лишь на два благоприятных для нее сценария. Наиболее вероятным из них является нейтралитет Запада по Крыму — его присоединение к России не признается, однако США и ЕС просто перестанут обращать на это внимание и педалировать тему. Оптимальным же, конечно, является признание вхождение Крыма — однако этот сценарий требует предварительного признания со стороны Украины, поэтому маловероятен. Киев признает потерю Крыма либо в рамках какой-то пакетной сделки с Россией, либо как элемент полного отказа Украины от потерянных территорий юго-востока, либо в случае развала Украины. Два последних сценария идут в противоречие основному плану Путина по федерализации Украины (они, скорее, часть запасного варианта — создание Большой Новороссии), а первый — пакетная сделка — не может быть заключен Киевом по внутриполитическим причинам как минимум еще в течение нескольких лет. И чтобы нивелировать эти политические причины, нужно заставить наконец Киев заняться нормализацией ситуации в экономике и снижать уровень радикализма в обществе. Ну или брать курс на развал Украины, чего очень бы не хотелось ни ЕС, ни Владимиру Путину, ни украинскому народу.

 

Геворг Мирзаян

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1