Почему Антимайдан проиграл? Александр Чаленко

   Дата публикации: 21 февраля 2015, 13:15

Итак, на этой неделе исполняется ровно год со дня без преувеличения кровавого февральского переворота в Киеве, не только отстранившего Януковича от власти, но и похоронившего сложившееся за двадцать три года незалежности равновесие Украинской Украины и Русской Украины.

 

AntyMaydan

 

Именно благодаря этому хрупкому, очень неустойчивому и подвижному равновесию Украина, совершенно искусственное государство, созданное большевиками, и смогло два десятка лет просуществовать еще в советских границах.

 

Всё могло закончиться распадом страны и в 1991 году, и в 1994 году (во время президентских выборов 1994 года, на которых пророссийский Кучма победил украинского национал-демократа Кравчука), и в 2004 году (во время первого Майдана), но закончилось именно год назад, потому что Украинская Украина не могла больше мириться с существованием Русской Украины. На последней захотели поставить крест. Теперь это противостояние из мирной перешло в военную фазу.

 

Вопрос: так почему Украинская Украина в лице Евромайдана победила Русскую Украину в лице Антимайдана? Тому есть множество причин, на которые я хотел бы указать.

 

  1. Если мы зайдем в любой книжный магазин Киева, Харькова, Одессы, Днепропетровска, Винницы и Чернигова, то нам сразу бросится в глаза то, что подавляющее большинство книг там на русском языке. Мало того, зачастую книг на украинском там может попросту не оказаться.

 

Если вы подойдете даже сейчас, в феврале 2015 года, к любому газетному киоску в Киеве, то также заметите, как и в случае с книжным магазином, что 95% выставленной там на продажу «бумажной продукции» — на русском языке.

 

Эти сферы — книготорговля и бумажные СМИ — на Украине в отличие от телевидения, судопроизводства и сферы образования не регулируются украинским государством. Все формирует рынок, обычные спрос и предложение. Так что такое положение вещей отражает истинное соотношение и наглядно демонстрирует, чего больше на Украине — русского или украинского.

 

Таким образом, любой может спросить: так отчего же, если русского в украинском обществе больше, чем украинского, Антимайдан проиграл. Отвечаю: потому что на стороне Украинской Украины были «политические украинцы», в основном представленные русскоязычными. Они поддерживают украинское государство, враждебно относятся к России и Русской Украине, потому что для них это все отсталое и азиатское.

 

Их идеал — Европа. На этой почве они и сошлись с «культурными украинцами» и перешли уже давно на сторону Украинской Украины. Именно «политические украинцы», то есть русскоязычные, а не галичане и прочие западенцы, сейчас находятся у руля власти в нынешнем Киеве. Петр Порошенко, Арсен Аваков, Валентин Наливайченко и прочие товарищи — именно «политические украинцы». Киев — это город, населенный именно русскоязычными «политическими украинцами».

 

Киев в отличие от первого Майдана в большинстве своих жителей остался равнодушным к Евромайдану, но все равно для Русской Украины, для Антимайдана, для Януковича и Партии регионов это была чужая территория. Сторонников Антимайдана все равно там практически не было. А победить в такой обстановке было можно, конечно, при определенных условиях, но общественного давления как на Евромайдан, так и на Януковича в Киеве совершенно не чувствовалось. Отряды добровольцев, которые помогали «Беркуту» в Мариинском парке, были из других городов — в основном из Новороссии.

 

  1. Янукович и Партия регионов с момента своего появления и упрочнения на политической арене фактически и практически уничтожили хоть какую-то мало-мальскую русскую альтернативу себе. Общественные движения, пророссийские партии, которые имели шансы стать парламентскими или составить конкуренцию, просто зачищались. Например, было сделано всё, чтобы в 2006 году во время парламентских выборов в Верховную Раду не прошла пророссийская Прогрессивно-социалистическая партия Украины Натальи Витренко.

 

Когда уже во время президентства Януковича была сделана попытка организовать пророссийское общественное движение силами государственных чиновников с юго-востока, она сразу же была подавлена администрацией президента.

 

Мы помним, как Янукович строго-настрого запретил в 2010 году празднование во Львове, в котором власть фактически перешла в руки социал-националистической партии «Свобода», 9 мая, которое хотела устроить пророссийская партия «Родина». Кстати, пророссийского политика Игоря Маркова накануне Евромайдана арестовали, вменив ему в вину избиение в Одессе фашиста из «Свободы».

 

Отсутствие на Украине хоть мало-мальских влиятельных пророссийских организаций привело к тому, что некому было организовать гражданское сопротивление Евромайдану. Да, в Мариинском парке был собран вроде как Антимайдан, но его собрала Партия регионов и государственные структуры. Собрались там в основном бойцы. Однако не было никакого гражданского сопротивления. Хотя, конечно, в Киеве появились небольшие группки граждан, которые приходили к Майдану и митинговали против него. Но погоду они все же не делали.

 

  1. Отсутствие идеологии, которая могла бы сплотить Русскую Украину. Русская Украина, к сожалению, так и не смогла за годы самостийности сформировать хоть какую-то альтернативную Украинской идее идеологию.

 

Поэтому Русская Украина идеологически действовала в украинской парадигме. Она, что плохо, признавала Украину. В лице ее представителей и спикеров она не подчеркивала дихотомию Украины — присутствие в ней русского и украинского элемента, которые должны были быть в равной степени выражены и в государственном устройстве, и в идеологии государства и, в конце концов, в названии страны — Русь-Украина.

 

Да, пророссийские товарищи говорили о двуязычии, о федерализации, о союзе с Россией, они выступали с антифашистских позиций и против украинского национализма. Но какой-то целостной именно русской идеологии, которую разделяло бы большинство ее представителей, она создать не смогла.

 

Эта русская идеология — идея Новороссии — начала формироваться ускоренными темпами только во время Русской весны 2014 года. Партия регионов, как партия юго-востока, практически к 2014 году уже отказалась от какой-либо вменяемой пророссийской идеологии. Чтобы украинские националисты не нарушали мир и спокойствие в стране, ее больше не вспоминали и без нужды не трогали. Просто возможные бунты свидомых граждан мешали бы обогащению и контролю за денежными потоками.

 

  1. Если свобода слова на Украине все же была, так как раскол страны сделал невозможным полный контроль над страной со стороны какой-то одной политической группы, то политическая система страны была все же не очень демократической.

 

Это касается прежде всего сильнейшей централизации власти в руках киевских властей. Губернаторы на местах не избирались с 1995 года. А это приводило к тому, что в областях к власти не могли прийти достойные и независимые люди. Действовал негативный отбор, который и позволил Виктору Януковичу стать президентом. Поэтому на юго-востоке не оказалось более-менее сильной местной элиты, которая смогла бы организовать сопротивление на местах.

 

Партийные выборы, которые проводились в стране с 1998 года, не предполагали открытых списков. Поэтому партийные списки Партии регионов были заполнены не представителями Русской Украины, а разного рода идеологическими приспособленцами, а зачастую и врагами Русской идеи, которые никакого сопротивления ни украинскому национализму, ни февральскому перевороту не оказали.

 

Из почти двух сотен регионалов в парламенте только один Олег Царев открыто перешел на сторону Новороссии. Большинство же регионалов поддержало новый режим.

 

Просто всё было завязано на одном человеке — Викторе Януковиче. Пал Янукович — пала и система, им созданная.

 

Таким образом, все эти вышеперечисленные факторы вместе и привели в конечном итоге к краху Антимайдана и Русской Украины, а в итоге и самой Украины.

 

Александр Чаленко


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1