Ущербная общность. Всеволод Непогодин

Дата публикации: 19 Февраль 2015, 10:56

В последний год вам наверняка в телерепортажах с юго-востока доводилось видеть и слышать, с каким негодованием местные жители произносят слово «бандеровцы».

 

VR_UPA

 

Его всегда словно выплёвывают, как подгнившую ягоду. Население юго-востока, услышав «бандеровцы», приходит в ярость и порой начинает разминать костяшки для возможных кулачных боёв. Сегодняшнее смысловое наполнение слова «бандеровцы» далеко от его советского анекдотического понимания. При СССР «бандеровцем» называли в шутку жителя Западной Украины, поливающего свой огород машинным маслом, т.к. там закопан пулемёт и не хочется, чтобы он заржавел. Нынче время шуток прошло и настал час жесткого отпора агрессивному невежеству галицких сельчан.

 

У каждой страны или территории есть люди, ставшие её символами. В России это Юрий Гагарин, Людмила Зыкина и Александр Карелин. В цивилизованных государствах символами становятся люди, преуспевшие на ниве созидания и носители общечеловеческих ценностей. У Западной Украины есть гуманитарная фигура, достойная плакатного восхваления, — актёр Богдан Ступка, но коллективное бессознательное карпатских жителей выбрало своим идолом бандита и организатора массовых убийств Степана Бандеру.

 

У каждого по-настоящему сильного региона есть свой уникальный товар или услуга, благодаря которым край известен в мире. Так, у востока Украины это угольная промышленность, металлургия и машиностроение. У южных областей — сельское хозяйство, виноделие и морская отрасль. А вот у западенцев нет уникальных товаров и услуг. Есть кофейни во Львове, есть несколько горнолыжных курортов, но это все сущие пустяки, не способные обеспечить экономическое процветание края. Когда территория не демонстрирует окружающим регионам свою всем понятную социокультурную икону гуманитарной направленности и не предлагает уникальные товары и услуги, то это вызывает скептическое отношение соседей. Здесь и начинает разверзаться пропасть непонимания между «бандеровцами» и остальными гражданами Украины.

 

Вместо того, чтобы навсегда убрать с глаз долой кровопийцу Бандеру и сосредоточить свои усилия над созданием конкурентоспособных товаров и услуг, западенцы начинают агрессивно нападать на всех, кто осмеливается указывать им на их отсталость по всем направлениям. Отсюда напрашивается вывод, что бандеровцы — это жители Западной Украины, не восприимчивые к критике и сосредоточенные на конфликтах с соседями.

 

Вместо создания внутреннего валового продукта бандеровцы заняты замыливанием глаз всей стране с помощью символики, песнопений, маршей и побоищ с инакомыслящими. Сегодня бандеровцем можно считать любого, кто шагает под красно-черными флагами украинской повстанческой армии и выкрикивает мантры «Слава Украине! — Героям слава!», «Слава нации! — Смерть ворогам!», «Украина понад усе!». Эти националистские слоганы — ярчайший признак бандеровцев. Русские по духу люди их воспринимают в штыки за навязчивые попытки вовлечь всех обладателей паспортов с трезубцами в свои сектантские бормотания с идолопоклонничеством давно уничтоженному головорезу.

 

Отсюда напрашивается определение, что бандеровец — это тот, кто предпочитает кричать и драться вместо того, чтобы создавать товары и услуги. Когда я обдумывал этот материал, то вспоминал приобретенные мной товары, произведенные в Западной Украине. Я долго думал и вспомнил лишь о тапках, купленных в привокзальном лотке на станции Славское в Львовской области. Легкие, удобные, крепкие, помню, что я за них отдал эквивалент пяти долларов. А больше мне как рядовому потребителю Западная Украина ничего не может предложить. В детстве на автовокзалах в ожидании пригородных рейсов стояли десятки автобусов «ЛАЗ», произведенные во Львове. Сейчас им на смену пришли немецкие «Мерседесы» и российские «ЛиАЗы». Увы, но сегодня даже большинство жовто-блакитных флагов, продаваемых на Крещатике, сшиты в Китае.

 

Что касается боевых бандеровцев из «Правого сектора», то их появление и поведение вполне закономерно. Отмена обязательного воинского призыва Януковичем — это палка о двух концах. Закончил парубок бурсу где-нибудь в Черновцах, а куда дальше податься? Работы нет, в армию не призывают, а гормоны играют и хочется еще помальчишествовать. Этим и пользуется «Правый сектор», рекрутируя в свои ряды глупых тинэйджеров без всяких жизненных перспектив.

 

Пацаны слепо верят командирам, бубнят фашистские лозунги, радуются бесплатным каскам, палкам, щитам и прочим доспехам. А потом при первых же настоящих столкновениях у них происходит болезненный крах юношеских иллюзий, сопряженный с опасным для жизни травматизмом. Против юных бандеровцев ведь выходят здоровые половозрелые русские мужики, которые с дубинами обороняют свои дома и семьи. У бандеровцев зачастую ничего нет за душой, кроме флагов и речевок, а у русских юго-востока за спиной дом и дети, им есть что оборонять и за что драться.

 

Бандеровцы — это отрезанный ломоть от славянского мира, который не нужен и развитой Европе. Культурные и экономические аутсайдеры, не желающие признавать свое отставание по всем направлениям, должны, наконец, понять, что причины ужасающей нищеты стоит искать в собственном менталитете и психологии.

 

Наглядный пример бандеровского невыносимого характера — это ситуация со стадионом «Львов-арена», построенным к футбольному чемпионату Европы 2012 года. Ультрасовременная арена, похожая на космический корабль, стоит на окраине Львова среди столетних мазанок и двухметровых бурьянов — фантастическая контрастность, я вам скажу.

 

Так вот, «Львов-арена» уже простаивает три года и на ней лишь изредка играет национальная сборная да и временно её арендует донецкий «Шахтёр». А в городе есть футбольный клуб «Карпаты», играющий на допотопном стадионе «Украина». Владелец клуба и администрация новой арены никак не могут договориться. Если бандеровцы не могут договориться между собой по столь мелкомасштабным вопросам, то как вообще с ними можно вести конструктивный диалог?

 

Порошенко и компания нынче насаждают бандеровщину через хоровое исполнение национального гимна при первом удобном случае.

 

Поведение нынешней украинской власти напоминает мне управленческий стиль «молодой, динамично развивающейся компании», не имеющей возможности финансово поощрять сотрудников и вместо этого муштрующей служащих корпоративной культурой с абсурдными групповыми песнопениями и диковатыми ритуалами языческого толка.

 

Мне надоели тексты с посылом «В каком бы городе Украины я бы не находился, но везде чувствую, что мы единая страна и никто не сможет нас разделить». Когда я нахожусь в Харькове, то я ощущаю, что нахожусь в России. Когда я нахожусь во Львове, то ощущаю, что нахожусь в Польше. Когда я нахожусь в Киеве, то я ощущаю, что нахожусь в большом универсальном полесском городке, эдаком трехмиллионном Мозыре. Когда я в Одессе, то я именно в Одессе. И нигде на просторах от Чопа до Луганска я не ощущаю, что нахожусь на Украине!

 

Бандеровцы никогда не смогут навязать свои нравы жителям юго-восточных областей Украины. Они не хотят работать — они хотят кричать, драться и молиться на портрет изверга, истреблявшего русских.

 

Всеволод Непогодин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
VR_UPA


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1