Жизнь на волоске. Александра Бондаренко

Дата публикации: 12 Февраль 2015, 10:24

Хроника одного лета…

 

Bondarenko

 

День 1

 

Тихо… Как сегодня тихо… Только птицы летают и о чем-то нас предупреждают. То ли к дождю, то ли к обстрелу. Смотрю в небо оно, как и прежде, голубое и чистое, плывут облака, куда-то зовут с собой, как в стихах («…почему люди не летают, как птицы…»). Почему? Я бы взмахнула крылом и полетела подальше отсюда. Но куда мне лететь, если птенцы лететь не хотят? Что мне делать?  Разве что обнять их своими крыльями и быть рядом, ждать…

 

Может, все произойдет быстро и нас убьет одним снарядом. Хоть помечтать об этом — и то легче на сердце становится.

 

Вчера резала хлеб на сухарики, но сколько его понадобится, не знаю. Вспомнила дедушку и его рассказ о погибшей санитарке. Когда-то давно я написала песню…

 

 

Недописанное письмо санитарки

 

Холодно, холодно страшно в окопе,

 

Грохот и пули свистят.

 

Если сегодня вернусь после боя,

 

Сяду письмо я писать.

 

 

 

Мамочка, мама, прости меня мама,

 

Что я тебе не пишу.

 

Если живой я вернусь после боя,

 

Сяду, письмо напишу.

 

 

 

Снова в атаку рвутся ребята.

 

Первый упал, я — к нему.

 

Мама, какой лейтенант наш тяжелый,

 

Как я его донесу…

 

 

 

Вот и санчасть, передышку нам дали,

 

Сразу бегу я писать.

 

Руки болят, я очень устала,

 

Мне карандаш не поднять.

 

 

 

Рев самолетов, рвутся снаряды,

 

Я торопливо пишу…

 

Ты не волнуйся, моя дорогая,

 

Я санитаркой служу.

 

 

 

Мама, мне больно, мама мне страшно…

 

Взрыв — и вдруг стало темно.

 

Ты улыбнулась, тихо спросила,

 

Кто же допишет письмо?

 

13.05.07 г.

 

 

 

Кто знал, что мне придется покупать бинты и вату в аптеке: может, кому-то успею помочь или кому-то пригодится, не знаю. Страх сковывает мое сердце. Жалко маму — она далеко и очень переживает. Переживают все мои друзья и знакомые, но уехать — это значит бежать от судьбы, а она тебя достанет везде. Прятаться бесполезно. Столько смертей рядом, взрываются бомбы, снаряды, а мне хочется, чтобы что-то осталось после моей смерти. Может, написать песню или рассказ о моем страхе? Хотя песен у меня много, но о войне всего две. Почему? Наверное, потому, что войны-то раньше не было, и я писала о любви. Сегодня опять почти не спала, прислушивалась к тишине, не идут ли танки, не летят ли самолеты. Что будет утром?

 

 

День 2

 

Проснувшись, бегу к компьютеру читаю все от корки до корки. Опять бомбят Славянск. Бедные люди, в чем они виноваты? В том, что их землю продали и они стали ненужными нашей когда-то мирной стране? А теперь все ждут «зачистки». Это нас будут стирать с лица земли, мы не нужны, мы просто мусор, стоящий перед трактором и который мешаем им «строить чистое поле» на месте городов Юга-Востока. Власти мы не нужны, им нужны деньги, а земли, где мы живем, — это деньги, которые кто-то уже получил. Обратной дороги нет, ведь деньги они потратили, значит нужно отдать пустую землю. И ничего, что тут люди еще живут, их не должно быть. А значит — «зачистка».

 

Страх… Что это такое? Это состояние души, которая просто трясется. Трясется каждая твоя клеточка, каждая волосинка на твоем теле. Страх — это боязнь потерять близких тебе людей. Когда я вижу в городе беременную женщину или мать и дитя, меня охватывает ужас и страх за них. Когда я виду пожилых людей, старушку с палочкой, меня охватывает страх за нее. Что же вы делаете «фашисты», куда смотрит Бог?

 

Неужели он нас, за что-то наказывает? Хорошо. Может, мы в чем-то провинились? Но в чем? Скажите, в чем виноваты дети, нерожденные дети?

 

Боже …. Стреляют… Я на кухне готовлю… БОЖЕ!!!!

 

 

 

День 3

 

Через два часа стало тихо. Что это было? Автоматные очереди так отчетливо были слышны в тишине. Потом были одиночные выстрелы. Может, нас уже захватили и началась «зачистка»? Одной было страшно. Хорошо, что есть интернет, можно пообщаться с людьми, от этой мысли становится легче. Пока работает связь, можно и подруге Ирке звякнуть. Та успокоила. Вот вам и перемирие. Порошенко кормит нас своим «шоколадом» очередной раз. Как обычно «стелет красную дорожку американцам». То ли еще будет.

 

Утром на работу. Значит не так страшно: буду среди людей. Все слышали выстрелы, но никто не знает, что это было. Нас не предупреждают об опасности. Нас просто хотят уничтожить, как ненужный «хлам» для Киева.

 

Но мы не боимся, мы на своей земле. Хотя и дрожит каждая клеточка. Сегодня прочитала, что опять громят город Счастье и Ровеньки. Кто следующий?

 

Где же его перемирие? На словах……………!!!

 

Что будет завтра, через неделю? Может, меня и в живых-то не будет, кто знает? Все зависит от судьбы. Решили с Иркой пойти помогать ополченцам: она повар, будет кашу варить; я, скорее всего, буду медсестрой, как в песне. Хотя крови я боюсь. Но, кто знает, может в военное время я поведу себя по иному. Ведь просматриваю фото о погибших и уже привыкла смотреть эти страшные картины. О погибших мирных жителях и детях.

 

Сколько уже смертей на Юга-Востоке? Никто не считал, да и зачем? По определению киевских властей нас тут не должно и быть.

 

О самом больном и горьком уже стараемся не говорить. Сколько убито и где… Мы не понимаем, почему нас убивают. Пожилые люди не могут дождаться скорой помощи, которая просто не приезжает. Умирают все.

 

Сколько женщин потеряли детей при преждевременных родах.

 

Это все страх. Это страшно.

 

Эта девочка выжила пока, но ее сестренки больше нет. Роды у мамы были очень тяжелыми, и все это — от страха. Врачи не смогли спасти ее сестренку.

 

Девочка в критическом состоянии. Но отец делает все возможное, чтобы ее спасти. Денег не хватает. Но он старается. Будем молиться, что Танюшка все же выживет. Если завтра танки пойдут в наступление, то и Танюшки не будет тоже. Слезы на глазах застилают мне лицо, но я пишу.

 

Но  все  же  детские  песни  я  писала.

 

Сколько нужно еще смертей? Ах да, мы же не нужны, для них мы не существуем. Поэтому и сами себя стараемся защитить, так как больше некому.

 

Наши мужчины стоят с оружием в руках, пытаясь спасти свои семьи. Но их очень мало. Против самолетов с охотничьими ружьями не сильно отобьешься.

 

Танки прибывают к границе, пока стоят. Мясорубка может начаться в любую минуту. И кто знает, буду ли я жива. Но пока могу просто писать и делиться своими мыслями.

 

Опять что-то шумит…  А может, уже началось или это самолеты???

 

Господи, услышь нас, прости нас за все наши грехи. Прости этих монстров. Мы просто люди, ненужные люди.

 

К  сожалению,  девочка  умерла 04.07.2014 года: в военное время ей не смогли оказать необходимую помощь. Скорбим.

 

 

 

 

 

День 4

 

Вчера еще остались в живых, нас не бомбили, а значит живем. Но не верится почему-то, что все спокойно.

 

Переговоры ведут, а с кем? Кучма он же уже никто, приехал «проплаченный

 

бывший» и что, что он может решить? Но все ж что-то сдвинулось с места.

 

В городе паники нет, конечно, все держатся стойко. Но наши мужья  хотят всех женщин отправить подальше, на всякий случай. А зачем нам уезжать от них, зачем? Мы же одно целое, и без них нам никак. Если уж суждено умереть, то только рядом с ними. Даже и разговаривать на эту тему не хочу. Только рядом. Хотя они и убеждают, что им без нас спокойней, но мы без них не сможем. Зачем жить, если их не будет? Это абсурд, думать об этом. Но мы об этом думаем. Все думаем.

 

Наши мужья еще и сказки умеют слагать складненько, езжайте, мол, вперед — а мы приедем. Прямо мы так и поверили. Нашли девочек. Нет и еще раз нет.

 

А многим просто некуда ехать, даже с детьми, да и не на что. Что им делать-то? Остаются здесь и ждут вердикт своей судьбы. Не все верят в сказки: приехали в Россию и вам тут рады. Многие сомневаются. Да и кому нужна обуза в чужой стране?..

 

Интересно, почему Порошенко сам не приедет на переговоры. Думаю, его здесь просто порвут люди. Было бы очень интересно. Смогли бы простые люди сделать то, что он делает сейчас с ними, пусть и не своими руками, а советами «зачистить»? Сжечь, зарезать расстрелять? Думаю, не смогли бы мы этого сделать…

 

Чтобы пересечь границу, уехать в Россию, женщин с детьми пропускают вперед; а если нет маленького ребенка, можно ждать и сутки. Так зачем все это? Если вы пропускаете беженцев, так просто пропустите их на вашу территорию и все. А потом уже заполняйте досье. Не знаю, что можно еще в этой ситуации придумать. А вдруг я буду бежать и  — бомбежка, меня что Россия расстреляет? Думаю, нет. А там — кто его знает…

 

Мысли сливаются в какую-то реку и несут, несут, а куда не знаю. В голове звучит моя песня, написанная в мирное время.

 

 

 

Горлица

 

Летит по небу горлица,

 

По синему летит.

 

Ох, сердце беспокоится

 

За милого в пути.

 

 

 

Где ходит любый, суженый.

 

Быть может, позабыл.

 

Сердечку очень нужен он.

 

Быть может, не любил.

 

 

 

Неси на крыльях, горлица,

 

Ты весточку ему,

 

Что ночь пришла бессонницей

 

К порогу моему.

 

 

 

Примерила кручинушка

 

Мой свадебный наряд.

 

Где ходит мой любимушка,

 

Кому свой дарит взгляд?

 

 

 

Пусть не стучат подруженьки

 

В закрытое окно.

 

Душа моя застужена

 

Без милого давно.

 

 

 

Ты не ругайся, мамочка,

 

Что косу расплела.

 

Летела к свету бабочка,

 

Да крылья обожгла.

 

 

 

Где ходит любый , суженый.

 

Быть может, позабыл.

 

Сердечку очень нужен он.

 

Быть может, не любил.

 

 

 

Жить в постоянном страхе — это невозможно. Больно и противно. Голова ничего не соображает, все мысли только об одном. Как уберечь детей, что в этой ситуации делать, если бежать невозможно? Ведь мои дети этого не хотят, они не трусы, чтобы бежать. Как к ним достучаться? Пусть я буду трусом, но я хочу, чтобы они жили. Жить без детей незачем. Так же, как и жить без неба и Солнца.

 

Новости нас не очень радуют, все время где-то стреляют и бомбят. Перемирие — это миф.

 

Недалеко от нас стоят танки нацгвардии, просто стоят, и давно. Люди подходили и спрашивали, что они тут делают. А там просто молодые мальчишки, плачут и говорят, что они «срочники», воевать не хотят, людей убивать не хотят. И голодные. Люди их кормят, они просят позвонить своим мамам. Вот так Украина заботится о своих солдатах: кинули — выживайте сами. И назад им нельзя — расстреляют. И страшно, что наши убьют. Но наши не фашисты, конечно, убивать их не будут. Так и сидят они на довольствии местной деревни. И борщик несут им, и котлетки, да и компотиком балуют.

 

До чего страну довели. Брат на брата, сват на свата. Ужас. А ведь совсем недавно мы все были братьями и сестрами. Когда я бывала в Москве с концертами, пела свои песни, и обязательно меня просили спеть красивые украинские песни. Я пела, и мне аплодировали чуть ли стоя. Вот так в России любят песни Украины…

 

В Киеве нет горячей воды. Что за проблема-то? У нас ее отродясь не было. Воду дают по часам — надо же!!! У нас ее всю жизнь давали с 18.00 до 21.00 — и все успевали делать: и стирали, и готовили. Ну, пусть побудут в нашей шкуре. Почувствуют на себе, как это — вода по часам. Еще по вечерам у нас и света не было. Нас этим не испугаешь, мы привычные. И голодом не испугать. Мы голодали в 1998 году, когда все шахтеры встали и пошли на Киев. Мы питались черными макаронами, денег не давали. И выстояли же. Киев вряд ли выжил бы.

 

Сегодня услышала хорошую новость: после дождей над всем городом раскинулась радуга. Это хороший знак для города. Если это так, то я рада.

 

Перемирие до завтра. А что же будет завтра? Да и о каком перемирии речь, если идут бои. Господи, помоги сохранить всех наших стойких мужчин и детей.

 

Сегодня звонили друзья из Славянска: нацгвардия голодная! Идут к жителям, просят еду. Наши с ними разговаривали, просили уехать домой к родителям, ведь там все молодые солдаты. Но в ответ услышали:

 

— Нет, мы не уедем, нам всем обещали тут квартиры и дома (только ответы звучали на украинском языке).

 

Представляете до чего дошло! Мы еще живы, а они наше имущество делят! Полный беспредел!

 

Вчера ограбили бабушек в селах. В масках разбили окно и зашли, попросили отдать ГРОШИ (если бы это были местные, они бы требовали или «бабки», или «деньги»).

 

Позже над Луганском несколько раз были замечены машины противника, над городом звучала сирена воздушной тревоги, но больше ударов по городу не последовало: все свои силы украинские ВВС направили на Станицу Луганская и село Старая Кондрашовка.

 

В результате авиаудара в Станице была практически полностью уничтожена улица Островского, с находящимися на ней зданиями суда, МВД, а также жилыми домами, несколько частных домов были уничтожены и в Старой Кондрашовке.

 

Жертвами налета стали девять человек — четверо погибли на месте, пятеро, включая пятилетнего мальчика, умерли по дороге или по прибытии в больницу, еще трое находятся в лечебном учреждении в крайне тяжелом состоянии. Хочется особо подчеркнуть, что на момент бомбардировки в селе не было ни одного вооруженного человека.

 

Можно предположить, что кровавая акция стала местью киевского режима за два сбитых накануне в небе над Луганском и одним подбитым сегодня под Лисичанском самолетами. Также, бросается в глаза подозрительная цикличность массовых преступлений, совершаемых украинскими военными: люди в Станице Луганской и Старой Кондрашовке погибли в день, когда исполнился ровно месяц со дня воздушного расстрела здания администрации в Луганске и два месяца с варварского сожжения активистов в одесском Доме профсоюзов.

 

Пресс-служба Луганской народной республики

 

 

 

Ждем, что будет сегодня.

 

Ну вот гремит гром!!!! Это не гром — это пушки!!!! Начали бомбардировку!!!! Весь дом трясется. Такое ощущение, что снаряды падают рядом………………..

 

 

 

День 5

 

Снаряды падали и падали, уши заложило. Это бой у границы Изварино. А такое ощущение, что снаряды падают на нашей улице. Чем больше нацгвардия кричит, что нас «спасает», тем больше убивает мирных жителей.

 

Вчера в селе Таловое Краснодонского района был обстрел из пушек или града, точно не могу сказать, люди спасались в подвалах. Жертв пока нет, но уничтожили четыре дома, в одном из подвалов засыпало людей. Всей улицей откапывали. Слава Богу, живы. Следующую ночь жители снова провели в подвалах. Интересно от кого нас «спасает» правительство Украины: от себя или от наших сыновей, мужей и отцов?

 

Только что узнала, стреляют в районе рынка. Наши ополченцы нашли координаторов и взяли в плен. Точных сведений о жертвах нет.

 

Это ж надо — они направляли «фашистов» на скопление людей, а это, конечно, местный рынок. Сколько с утра людей идут покупать продукты, сколько там детей, сколько работает и торгует — там тысячи!!! Спасибо ополченцам, что не допустили кровопролития.

 

Нервы на пределе, я как натянутая струна на моей любимой гитаре. Скоро эта струна лопнет. А что останется? Только звук порванной струны?

 

Я так любила жизнь, людей. А теперь я ненавижу всех, кто с оружием в руках убивает мирное население.

 

Хотите войны, разборки устраивайте в поле. В чем дети виноваты? За что их убиваете? За что убиваете стариков, женщин?

 

Мне многие пишут и задают вопрос: «А это правда, что показывают по телевизору.  Кто у вас убивает людей? Разве это не ополченцы?» Конечно, правда: НАС УБИВАЕТ ПРАВИТЕЛЬСТВО УКРАИНЫ!!!!

 

Это не книга это просто мои мысли, которые стремятся к солнцу и к Богу. Как в моей песне…

 

 

Ода солнцу

 

Без тебя так темно, без тебя одиноко.

 

Без тебя не могу, не живу я без солнца.

 

Мне с тобой так тепло, мне с тобой так надежно.

 

Без тебя не могу, и с тобой невозможно.

 

 

 

Будь нежнее со мной, поцелуй мои руки.

 

Только лишь не спасли, утоли боль и муки.

 

За тобою бегу, я одна до рассвета.

 

Вот и осень уже, вот и кончилось лето.

 

 

 

Мое сердце опять, превращается в льдинку.

 

А зимою уже не найду я лучинку,

 

Что согреет меня своим солнечным светом.

 

Мы увидимся снова лишь будущим летом.

 

 

 

Так бегите быстрей вы, минуты мгновенья.

 

Я тебя буду ждать и твое откровенье.

 

За зимою весна, а потом наше лето.

 

Буду снова купаться в лучах до рассвета.

 

 

 

Эту песню я написала давно. И в этой трудной для нас ситуации, когда стреляют, почему-то она крутиться у меня в голове. Ведь солнце такое ласковое, и там где-то наш Бог, который все видит и позволяет убивать невинных детей.

 

Я понимаю, что мы взрослые еще в чем-то и провинились, все мы грешные… Но дети в чем провинились перед ним!!!!

 

Куда смотрит мировая общественность? А!!! Они наверно играют в прятки с завязанными глазами. Или «моя хата с краю — я ничто не знаю»? Или по-другому: «Моя хата далеко, все спокойно и легко»? Игры больших мальчиков их не интересуют.

 

Если я выживу в этой войне… Если я выживу, то с удовольствием напишу все подробней, но пока это просто мысли летящие ввысь. Как в моей песне…

 

 

 

Гордая птица

 

Я птица, я гордая птица,

 

Мне до солнца далеко.

 

А птица лишь ввысь стремится

 

Высоко, высоко…

 

 

 

Вот так и я сейчас улетаю ввысь с мыслями, под звуки разрывающихся бомб. И думаю, сколько жертв на этот раз. Может, от следующего взрыва и меня не станет? Тогда кто же допишет мои мысли? Увидит ли кто-то и, прочитав их, выставит в интернет?

 

Не знаю. Но пока жива, буду писать. Нужно думать о прошлом, о любви, о друзьях, о хорошей счастливой жизни без войны.

 

В детстве я очень любила рыбалку, и ходила с папой на речку. Рыбы, конечно, я ловила мало, не так, как папа, но все ж радовалась каждому карасику. Потом мне папа отдал свой мотоцикл «Восток», и я гоняла по всему лесу, по полям и лугам. Как было хорошо! Ветер так ласкал лицо, распуская волосы, и я мчалась и мчалась навстречу солнцу. Все говорили, что я родилась счастливой, так как похожа была на папу. Мы очень любили с ним играть в карты и нарды, могли просидеть до утра, не замечая бег времени. Нам всегда было интересно. Папа мне не уступал, а я ему. Так и играли до победного.

 

Иногда вечерами папа брал в руки гармонь или баян, и мы всей семьей пели и танцевали. В то счастливое время мама с папой учили нас с сестрой танцевать «Краковяк», «Кадриль»: сейчас уже и не помню, что это за танцы. Но было весело. Пели мы на три голоса. Так как я училась в музыкальной школе и могла петь и первым и вторым голосом, папа всегда пел третьим голосом. Наша любимая песня были: «Ой, то не вечер», «Рябина кудрявая»… Какие красивые русские народные песни! Я тоже пыталась писать песни, так как стихи не могла, я все напевала, по-другому не получалось.

 

Под звуки разрывающихся снарядов трудно вспомнить первую песню, которую я написала лет в восемь или девять. Это была песня о счастливой девочке. Помню только начало.

 

 

 

Песенка о счастье

 

С той поры, как появилась я на свет.

 

Все пророчили мне счастье, даже дед.

 

И когда я по деревне шла.

 

Говорили: счастлива она!!!

 

Что такое «счастье» и с чем его едят?

 

Можно ль это «счастье» взять и подержать?

 

Можно ль это «счастье» попробовать на вкус?

 

Жду я это «счастье», жду и не дождусь.

 

 

 

Получилась очень веселая песенка. Жаль, что не помню второй куплет, ведь прошло много лет. И это было все в той мирной жизни. А сейчас война.

 

Ну, вот опять слышу звук самолета, куда на этот раз они сбросят свои бомбы на школу или больницу? Это был десант, Порошенко решил приступить к новой «зачистке», идет бой. Господи, помоги.

 

Опять взрывы.

 

Первый авианалет приняла на себя столица республики, в 4:20 штурмовик украинских ВВС прицельно поразил ракетой… здание средней школы № 14, повредив пристройку. Однако в оперативном штабе Луганской армии полагают, что изначальной целью самолета была территория батальона «Заря», просто летчик в очередной раз ошибся. К счастью, на этот раз обошлось без жертв.

 

Позже над Луганском несколько раз были замечены машины противника, над городом звучала сирена воздушной тревоги, но больше ударов по городу не последовало, все свои силы украинские ВВС направили на Станицу Луганская и село Старая Кондрашовка.

 

В результате авиаудара в Станице была практически полностью уничтожена улица Островского, с находящимися на ней зданиями суда, МВД, а также жилыми домами, несколько частных домов были уничтожены и в Старой Кондрашовке.

 

Жертвами налета стали девять человек — четверо погибли на месте, пятеро, включая пятилетнего мальчика, умерли по дороге или по прибытии в больницу, еще трое находятся в лечебном учреждении в крайне тяжелом состоянии. Хочется особо подчеркнуть, что на момент бомбардировки в селе не было ни одного вооруженного человека.

 

Можно предположить, что кровавая акция стала местью киевского режима за два сбитых накануне в небе над Луганском и одним подбитым сегодня под Лисичанском самолетами. Также, бросается в глаза подозрительная цикличность массовых преступлений, совершаемых украинскими военными: люди в Станице Луганской и Старой Кондрашовке погибли в день, когда исполнился ровно месяц со дня воздушного расстрела здания администрации в Луганске и два месяца с варварского сожжения активистов в одесском Доме профсоюзов.

 

Пресс-служба Луганской народной республики

 

 

 

 

 

День 6

 

Слухами земля полнится. Десант высадился у мемориала «Непокоренные»! Никакой совести у властей Украины. Все мы помним героев Краснодона — молодогвардейцев. Книгу Фадеева «Молодая гвардия», где описаны события войны с фашистами, как молодые мальчишки и девчонки воевали с нацистами, почитайте. Её можно найти и в интернете. Очень интересно. У нас в городе тоже есть памятник нашим героям.

 

Радий Петрович Юркин родился 8 сентября 1928 года в городе Краснодоне в семье служащего. В 1942 году он окончил семь классов школы № 1 имени Горького.

 

В период оккупации города Радий стал членом «Молодой гвардии». По заданию штаба выполнял многие ответственные поручения. В октябре 1942 года по рекомендации командира «Молодой гвардии» И. Туркенича, членов штаба И. Земнухова и В. Левашова Радия приняли в ряды ВЛКСМ.

 

Накануне 25-й годовщины Великого Октября Р.Юркин в составе группы С.Тюленина водружал красный флаг на здание школы №4.

 

Когда начались аресты подпольщиков, Р. Юркин ушел в Красный Луч, а затем — в Ворошиловск, где и скрывался до прихода Красной Армии.

 

В октябре 1943 года ЦК ВЛКСМ направляет Радия в школу летчиков первоначального обучения, по окончании которой в январе 1945 года он получил назначение на Тихоокеанский флот. Принимал участие в боях с японскими милитаристами. Награжден орденом Красного Знамени и медалью «За победу над Японией». Затем Р.Юркин служил на Краснознаменном Балтийском и Черноморском флоте. За безупречную долголетнюю службу награжден медалью «За боевые заслуги». В 1950 году он закончил Ейское военное авиаучилище. За успешное освоение новой техники его награждают вторым орденом Красного Знамени. В 1957 году по состоянию здоровья уволен в запас. Жил в городе Краснодоне. Много сил и времени отдавал военно-патриотическому воспитанию молодежи, был страстным пропагандистом беспримерного подвига своих друзей-молодогвардейцев. 16 июля 1975 года Радий Петрович Юркин умер. Похоронен в городе Краснодоне.

 

Я знакома с внучкой героя-молодогвардейца Олей Юркиной. Девочка инвалид, прикована к коляске. Недавно у нее была свадьба. И война не помешала. Я была на этой свадьбе. Все было великолепно. Многие гости не пришли, так как боялись стрельбы и взрывов. Оля пишет очень красивые стихи, делает картины из бумаги. Это очень красиво. Талант есть талант.

 

 

 

Вот свадебная фотография на мемориале «Непокоренные». Вечная память героям…

 

Bondarenko01

 

И здесь высадился десант нацгвардии. Был бой. Люди бежали и кричали. Но после продолжительно боя наши ополченцы уничтожили «фашистов». Выстрелы раздавались с такой силой, что мне казалось, что стреляют уже у меня за спиной.

 

Сегодня опять всю ночь слышались взрывы: это наши ребята отбивали границу. Ведь если нацгвардия ее захватит, не смогут дети, женщины и старики покинуть опасное место, где идут военные действия.

 

Никогда не думала, что можно привыкнуть к страху. Такое ощущение, что гремит гром и он постоянен. А значит, и бояться не нужно. Это страшно -привыкать к войне.

 

Сегодня утром встретила своего знакомого поэта, он в ополчении. Спрашиваю: не страшно? Говорит: страшно, но я казак и бояться не имею права. Слава нашим геройским мужчинам! А, главное, он сказал, что мы победим, так как за нашими спинами наши жены, матери и дети. И отступать мы не имеем права. Вот такие герои живут в нашем маленьком городке.

 

Ну а тех, кто сделал свой выбор и уехал, мы не осуждаем. Каждый делает свой выбор сам. Не суди да не судим будешь. С нами Бог, значит не допустит несправедливости.

 

Разница в нашей войне очень большая: наши республики просто защищаются от нацгвардии, и идти вперед – значит, идти на жертвы неповинных людей. Мы этого не хотим. Неужели нет другого выхода. Допустить жертвы в других городах, чтобы к людям в дома пришла смерть, мы не хотим. Хоть иногда и очень обидно, что вся Украина смотрит на нашу трагедию и еще и обвиняет нас в случившемся. Мы просто не хотим жить в стране, где нас считают низшим сортом. По какому праву? Ведь я-то жила в Украине и не хотела зла никому. Почему же на нас ополчились «они»?

 

Вчера я была самым счастливым человеком. Я узнала очень хорошие новости, о которых пока умолчу. Придет время — узнают все. И сегодня я тоже в отличном настроении, несмотря на громы от взрывов. Душе так радостно, душа моя летит.

 

Даже вспомнилась детская моя песенка.

 

Солнечный зайчик

 

Солнечный зайчик заглянул в окно.

 

Просыпайся, мальчик, за окном светло.

 

Солнышко смеется и тебя зовет.

 

Просыпайся, мальчик, зайчик тебя ждет.

 

 

 

За окном собачка лает и зовет.

 

Просыпайся, мальчик, киса тебя ждет.

 

И она игриво хвостик подняла.

 

Лапкою махнула, «мяу» позвала.

 

 

 

Солнечный зайчик прыгнул на кровать.

 

Просыпайся, мальчик, и давай играть.

 

— Я уже проснулся, все устали ждать.

 

Прыткого зайчишку не могу догнать.

 

 

 

Ну, вот и настроение резко ухудшилось. Опять рвутся снаряды, не могу дозвониться детям, бомбят с ними рядом. Что же делать? Как мне говорили нужно в таких случаях сидеть на месте, а то потом не «отскребут», и друзья не будут знать, куда меня понесло. Связи нет ни с кем. Хорошо, сейчас я успокоюсь и буду ждать. Самое тяжелое, это ждать.

 

Приехал муж, отправился к детям. Теперь и за него с ума сходи… Но главное, обещал сразу сообщить.

 

Смотрю на телефон и как в анекдоте: телефона, телефона позвони, чукча кушать хочет. Вот так и я на него «пялюсь», а вдруг сейчас зазвонит! А он молчит и молчит. Звонка так и не было. Приехал, все нормально, связи нет. Как же мы раньше жили без телефонов и не волновались?..

 

Война с мирным населением идет полным ходом. Ополченцы сдали Славянск, это их выбор. Что ж теперь будут делать нацгвардия с мирными жителями?

 

 

 

День 7

 

Ну, вот и полетели первые «черные» ласточки. В Краснодоне попали в церковь, там служит мой друг. Слава Богу, что все живы. Но купола нет, и где молиться людям? До чего дошла Украина — церкви взрывают! Это когда-то было, но не в наше же время! Дошли до точки.

 

Расстреляли матерей ополченцев в Славянске (не думаю, что они у них спрашивали и уточняли, тех ли они убили), милиционеров увезли в неизвестном направлении (требуют ответить, почему они не арестовывали сепаратистов). Мне вот интересно: даже если бы они их арестовывали, то как пять человек может справиться с тысячами? Если нацгвардия не могла занять Славянск за три месяца, то, по их мнению, милиция в количестве пяти человек должна была справиться с ними за сутки. Что с ними будет, кто ответит? Стариков пытают и спрашивают, почему они не пошли добровольцами в нацгвардию. Абсурд полный. Если не пошел служить Украине, сядешь на 15 лет. Уже сил нет смотреть и слушать их опусы.

 

Интересно, что там в Краматорске. Пока новостей нет, скорее всего, то же самое.

 

Сегодня заходила в магазин. Женщина рассказала, что в Новоалександровке у нее в огороде не разорвалась бомба. И что ей делать, кому жаловаться? Как ее убрать? Ведь на огороде она посадила овощи, которые нужно поливать и ухаживать за ними.

 

Столько людей погибло…  Я за все время первый раз пожелала, чтобы и тех, кто пришел на нашу землю, посетило горе. Пусть и они испытают смерть маленьких детей. Прости меня, Господи.

 

Люди живут с детьми в подвалах. А вы понимаете, что такое подвал? Хорошо, если он большой, а если как у некоторых только присесть можно и то не всем. При свечах сидишь, дрожишь, воздуха не хватает, рядом ведро (можно сходить в туалет).

 

Дети задыхаются от спертого воздуха. И это не 1941, это 2014 год. Как мы докатились до этого? КАК?!!! Что им от нас нужно? Ну, хотите всех убить — убейте сразу одним махом. Зачем мучить! Вам земля нужна? Так отравите нас и жируйте на трупах. Зачем тебе наши слезы, Украина?

 

Слезы катятся ручьем, я не знаю, что будет завтра. Пока тихо и можно поймать свои мысли, и что-то записать. Сидя на работе, видя лица людей, замечаешь многое: у всех у них в глазах горе и страх. Когда я сегодня пришла на работу, девочки меня не узнали. Можно, оказывается, измениться в одну ночь: постареть, поседеть и просто изменить черты лица. Это все страх. Он сковывает плоть.

 

Опять началось………………

 

 

 

День 8

 

Ну, вот и нанесла нацгвардия авиаудар по Краснодону.

 

Боже, мои дети там живут рядом. Бомбы упали на завод, есть жертвы. Нужно срочно уезжать подальше от сюда.

 

Мы сели в машину и поехали в Россию к моей маме. Хоть немного отойти от этого. Пока проходили границу, было страшно. Но все получилось — мы в безопасности.

 

Но не все так просто. Оказывается, когда был налет, моя беременная невестка упала и испугалась. Дорогу мы перенесли очень плохо. У нее был выкидыш прямо в дороге. Она очень мучилась, было больно, мы молились. Но это случилось. Бедная девочка. Я ненавижу Украину: она лишили меня счастья, которого я ждала много лет! Пусть Порошенко и вся эта власть будут прокляты. Я понимаю, что этого нельзя говорить, тем более печатать, но я жажду возмездия, за своего нерожденного внука.

 

Но это моя боль. И я не могу больше спокойно писать об этом. Это моя личная боль. Не буду рассказывать, что было дальше. Это тяжело.

 

Далее… Мы были на месте и долго не могли успокоиться от страха.

 

Там совсем другая жизнь. Жизнь без страха и горя. Но я все равно не могла пропустить ни одного выпуска новостей, все время в переживаниях. Что же будет дальше? Отдых получился не совсем спокойный, моему племяннику сделали операцию аппендицита и внесли инфекцию. Что за врачи!!! Мальчику 10 лет и у него температура 39,9. Дима пролежал две недели под капельницами. Но, вроде, все обошлось. Слава Богу. Муж уехал раньше нас на две недели, ему на работу. Договорились общаться по скайпу.

 

 

 

День 9

 

Первые два дня мы общались, но потом связь пропала. Ни в интернете, ни по телефону он не отвечал. По новостям передавали, что бомбежки продолжаются уже и в нашем городе. Я не находила себе места. Нужно было возвращаться. Связи нет. Мы сели в машину и поехали в неизвестность.

 

Голова не прекращала болеть всю дорогу, сын меня успокаивал, но это не помогало.

 

У границы простояли часа четыре, ну вот мы почти дома. Городок не узнать, стекла в домах отсутствуют у многих окон. Едем к брату мужа Яше узнать, что с Костей.

 

Яков был дома, уже повезло. Сказал, что Костя на работе, все нормально, связи нет давно. Ну, вот я и успокоилась. Мчим домой. Ура — я дома. Как хорошо, что дом цел. Но что это? Окно разбито, и на кровати лежит осколок. Конфета от Порошенко искала крови? Нам повезло, что нас не было дома. Бегу на работу, там никого, к подруге — тоже закрыто.

 

Где же все?

 

Забежала в магазин: сказали, что работает Вова, но не целый день. Отлично: пойду завтра на работу, узнаю все новости.

 

Попыталась войти в интернет. Не работает. Новости не радуют. Бомбят Укры все подряд. Главное, бомбят не ополченцев, как они называют наших ребят, а мирное население. Чем больше жертв, тем им радостней. Бомбили больницу, шахты и рынок.

 

 

 

День 10

 

Утром пошла на работу. Так была рада увидеть Вову.

 

У людей почти нет денег, торговать нечем. Но нужно как-то выживать. Привоза товара нет, так как все базы в Луганске разбомбили. Воды в городе нет. Все спрашивают моющие средства, а я не могу ничем помочь. Торговли никакой, а аренда уплачена. Если не заработаю, придется сидеть дома. Пенсию людям не дают. Зарплату тоже. Хлеб в магазине, если успеешь, дают по полбулочки. Ну, ничего — выживем.

 

Нужно отправлять детей обратно, иначе сердце не успокоится. Отпуск у них закончился, и они рассчитались. Сегодня будут уезжать в Россию, там принимать статус беженцев.

 

С вечера началось…..

 

Гул самолетов и разрывы бомб. Ночь была самая страшная: такое ощущение, что взрывы прямо у дома. Я не спала всю ночь. А разве можно было спать под такую канонаду? Соседи побежали в подвалы. Мы оставались дома. Было очень страшно от неизвестности, как там мои дети.

 

 

 

День 11

 

Утром немного стихло, и я пошла на работу. Оказывается, бомбы попали, прямо на нашу улицу. Попали в магазин, ларек моей подруги, у многих домов выбило стекла. Убило женщину. Ну, за что все нам это?

 

Сердце вылетало, слезы катились. Как там мои дети, успели ли они уехать? До обеда сходила с ума. В 12.00 получила смс, что все нормально, доехали. И тут мне стало легче. Ну, вот нас убивают, а я счастлива и успокоилась. Главное, дети в безопасности. А остальное переживем.

 

С этой минуты я уже ничего не боялась.

 

Я летала от счастья. Как сказал мой муж, мы уже свое прожили и неплохо. Меня теперь ничем не испугаешь, я это поняла и осознала. Все страхи прошли. Теперь осталась только злость.

 

Ну, «дорогие мои фашисты», бомбите, я больше не боюсь. Никогда вам меня не испугать, дети далеко, а мне бояться нечего. Даже песни поет сердечко:

 

 

 

ГОРЛИЦА

 

Летит по небу горлица,

 

По синему летит.

 

Ох, сердце беспокоится

 

За милого в пути.

 

 

 

Где ходит любый , суженый

 

Быть может, позабыл.

 

Сердечку очень нужен он.

 

Быть может, не любил.

 

 

 

Неси на крыльях горлица

 

Ты весточку ему,

 

Что ночь пришла бессоницей

 

К порогу моему.

 

 

 

Примерила кручинушка

 

Мой свадебный наряд.

 

Где ходит мой любимушка,

 

Кому свой дарит взгляд?

 

 

 

Пусть не стучат подруженьки

 

В закрытое окно.

 

Душа моя застужена

 

Без милого давно.

 

 

 

Ты не ругайся мамочка,

 

Что косу расплела.

 

Летела к свету бабочка,

 

Да крылья обожгла.

 

 

 

Где ходит любый , суженый?

 

Быть может, позабыл.

 

Сердечку очень нужен он.

 

Быть может, не любил…

 

 

 

Опять бомбят…………..

 

Ну вот началось.

 

 

 

День 12

 

Нет – это, конечно же, не гром, это стреляют. Люди в панике забегают в магазин. Начинаю успокаивать.

 

Да, дорогой мой читатель, я не боюсь, это честно. Кто они такие, чтобы я их боялась. Я сильная и смелая. Судьбу не обманешь, как говорится. Что Богом дано, то и приму. Даже песенку свою вспомнила.

 

 

 

Судьбу свою принять я не хочу.

 

Написанное Богом не исправить.

 

Но я сильнее Бога вам скажу

 

И в своей жизни буду править.

 

 

 

Убегаю, улетаю и тебя не понимаю.

 

Ухожу, прощай!

 

Почему на сердце тяжесть,

 

Почему ты мне не скажешь:

 

«Я люблю — ты знай».

 

 

Возьму я лист и красный карандаш

 

И опишу достойные моменты,

 

Затем возьму крестом перечеркну:

 

Пусть Бог пришлет свои мне аргументы.

 

 

И вот сижу у белого листа,

 

Что в нем бы написать, я, господа, не знаю.

 

Я перед нашим Господом чиста,

 

А значит, только жить я начинаю…

 

 

 

День 13

 

Информация не радует. Каждый делится своими впечатлениями. Сейчас бомбят Новосветловку. Говорят — людей вешают и убивают. Мирных жителей закрыли в церкви и заминировали. Что творят эти твари.

 

Но о плохом писать не хочу. Очень больно говорить о том, что творят фашисты. И так по телевизору передают только плохие новости о жертвах.

 

Я сильная и смелая я все выдержу. Сегодня всю ночь стреляли, а я спала. Да, я привыкла спать под бомбежки. Человек ко всему привыкает. И я привыкла. Главное, думать только о хорошем.

 

Думаю о будущем, как мы будем строить свой новый мир, без смертей и жертв. Думаю о новых песнях. Хочется писать песни только о любви и мире.

 

Ну вот, не дают помечтать.

 

С самолета сбросили кассетные бомбы. О жертвах в нашем городе еще не знаю, но в Суходольске погиб мужчина и много раненых.

 

Господи, накажи их!!!

 

Пока спокойно. Но это не значит, что все в порядке. Что-то фашисты замыслили. Связи нет, не знаю, как дети. Вот так мы и существуем.

 

Я назло всем включила на работе свои песни и пою. Нужно же вспомнить слова. Как победим этих «тварей», устрою концерт! Будем веселиться и ликовать. Под выстрелы градов и пушек я пою, и громко.

 

Пусть будут прокляты те, кто у власти Украины и США.

 

Россия отправила на Юго-Восток гуманитарную помощь. Ну, хоть бы скорее наши пенсионеры и люди ее получили. Но не тут-то было. Украина начала придираться и строить козни. Как бы сделать так, чтобы груз не дошел. Больше недели груз держали на границе. Но все же Россия решила его отправить. В Новосветловке машины попытались уничтожить «защитники», осуществляющие АТО, но гуманитарная помощь проехала другой дорогой, и груз был доставлен в Луганск. Люди радовались, как дети. Сегодня будут раздавать всем нуждающимся. В первую очередь, конечно, пенсионерам и инвалидам. Пенсию они не получали уже три месяца. Спасибо России за помощь. В Луганске организовали бесплатную столовую. Вчера, когда люди получали гуманитарную помощь, украинские вояки стреляли по скоплению людей. Много раненых и убитых, среди них дети.

 

Когда закончится война, приведу в порядок текст, может быть. А с другой стороны, зачем? Это же просто мои мысли, которые я записываю. Остальное вы прослушаете и прочитаете в интернете.

 

Тем более, как писать, если в ушах слышатся взрывы. Ну, ничего, ждите «нацисты» — мы все равно правы. Украина, позор тебе! Я вспомнила, с какой гордостью я после концерта кричала в микрофон: «Александра Бондаренко! Украина!» Теперь стыдно за это…

 

 

 

День 14

 

Мы теперь Новороссия

 

В День Независимости 24 августа наши войска Юго-Востока приготовили сюрприз Украине. Они пошли в наступление. Сколько можно было предупреждать Украину? Не трогайте нас — и мы вас не тронем. Итак, мы наступаем.

 

Что будет завтра? Когда уже все это закончится, никто не знает. Бомбят с утра до ночи. Но мы уже привыкли, как будто к грому. Я уже могу отличить низкие барабанные ноты гаубицы от аккордов града и тромбона отдельных выстрелов типа точки «У». Я не разбираюсь в оружии, но по нотам могу.

 

Все вы смотрите новости, я тоже. Давно я не слушала украинские: просто не показывали украинские каналы. А недавно провела кабельное телевидение и смеюсь. Все, что уничтожили украинские солдаты, оказывается «это были ополченцы», передают все наоборот. И про жертвы так печально рассказывают. Как только у них совести хватает?.. Типа голос дрожит даже. Хотя «фашисты», они и есть фашисты.

 

Я вот не понимаю, неужели все люди Украины тоже ЗОМБИ?

 

Неужели матери Украины не понимают, что они отправляют своих родных детей убивать наших детей и мужей? Как такое может быть? Их что напоили наркотиками или они нас не слышат? Так услышьте нас! Мы же когда-то были едины!

 

Видно, не слышат они нас, матерей с Донбасса. Значит, будем отбиваться: у нас нет другого выхода. Все решит Бог. Пусть все будет, как есть. Я продолжаю писать, глотая слезы за всех невинно погибших от украинской армии.

 

У нас в городке много людей с городов и сел, где идут военные действия. Люди разные. Кто-то потерял все: дом, квартиру. Кто просто пережидает и не знает, что с его домом. Люди приехали в том, в чем успели убежать из-под бомбежек. У многих сгорели документы и все деньги. Но будем надеяться, когда наступит мир, им построят квартиры и дома. И все будет у них хорошо. Жизнь продолжается, всех не убьют. В данный момент они живут в общежитии у нас в городке, бесплатно, конечно. Их кормят. Мы чем можем, помогаем.

 

Со многими я разговаривала, и они рассказали много подробностей, чему сами были свидетелями. Как войска АТО их использовали, как живой щит, как расстреляли мужчину, который отказался рыть окопы. Как они бежали, в чем были одеты — кто с огорода, кто с постели. Больно писать, мой дорогой читатель. Но я стараюсь, как могу. Сегодня разговаривала с пожилой женщиной и мужчиной. Они плакали. В дом ночью попал снаряд украинской армии, женщину подбросило на кровати. Она побежала в соседнюю комнату: там спала дочь с мужем и внучек. Дочь ранило в ногу. Женщина схватила сумку с документами и выбежала с внуком на руках (еще подумала, хорошо, что уснула в халате, а не в ночной рубашке). Они побежали к дороге. Дочь нес зять, кровь из раны текла рекой. Хорошо, что в это время ехал мужчина на маршрутке, вывозил своего отца. Так они приехали в наш городок. Дочери оказали медицинскую помощь, прооперировали. Денег хватило, только на антибиотики. Что им делать дальше, они не знают. Последнее, что увидели эти люди, покидая поселок, был их горящий дом. И таких случаев тысячи. Спасибо Украине.

 

 

 

День 15

 

В последнее время я просыпаюсь не от грохота, а от тишины. Надо же! И сразу в голову лезут мысли: не случилось ли что за ночь. Утром опять плохая новость: у моей знакомой мужа убили в собственном доме, голову разорвало на части. Думают, что может быть самоубийство (чтоб дело не заводить, а там — кто его знает), рядом было ружье. Будут разбираться, надеюсь на справедливость. Сколько горя принесла война простым бедным людям.

 

Не успели мы с Таней опомниться, как вбежала женщина в магазин и спросила: «Это люди из Новосветловки?» «Да», —  говорю.  «Ой, Сашенька узнай, что с моими? Стас Щербак и Валик Щербак».

 

Я побежала в общежитие узнать о судьбе ее брата. И встретила ту пожилую женщину. Говорю так, мол, и так: не знаете ли о судьбе людей. Говорит: «Знаю, их всех расстреляли по списку, десять человек. Стас в том числе, он был председателем. Они лежат у ДК».

 

Вот с такими новостями я вернулась. У женщины началась истерика. Она кричала, как узнать похоронили его или нет, не лежит ли он еще там. Но я не могла ей ничего сказать, так как не знала этого. Постараюсь завтра расспросить людей. Хорошо, что рядом находились люди, дали ей таблеточку от сердца. В течение часа она рыдала. Татьяна с ней заодно. Я держалась и злилась еще больше. За горе всех невинных людей проклинаю АТО и тех, кто убивает.

 

Это было очень тяжело, смотреть и не знать, чем помочь человеку.

 

Люди проходят мимо и не понимают, почему так кричит женщина. Скорее всего, их еще это не коснулось. Не все понимают, что сейчас война. Ну, и слава Богу. Господи, пожалей людей ни в чем неповинных.

 

Завтра, я все сделаю завтра. Завтра точно я постараюсь взять интервью у беженцев, уцелевших от бомб.

 

Опять стреляют. Все громче и громче. Мы уже знаем, если без свиста, то это наши стреляют в «фашистов».

 

Ну, вот и слезы покатились, ведь обещала себе не плакать. Писать больше не могу: слезы, застилают глаза. Всем до завтра, если будем живы.

 

 

 

День 16

 

Какое сегодня число? В голове все дни перепутались. Вспомнила: завтра День шахтера. У нас ведь шахтерский городок.

 

Как и обещала, сегодня я буду общаться только с очевидцами. Я хочу донести до вас всю боль, ими пережитую. Ну, вот зашла одна женщина, я осторожно попросила ее вспомнить подробности, но не получилось: она расплакалась и ушла. Боль в ее глазах невозможно передать словами. Интервью не получилось. Ну, попытка не пытка. Обещала прислать мужа.

 

Я дала ей небольшую сумку с продуктами: собрала дома, что было, и она ушла.

 

Дорогой мой читатель, у меня слезы на глазах и боль в душе. Все думаю, как же я все буду описывать реальные события со слов очевидцев, если у самой душа кричит и в горле ком.

 

Ну, вот и первый очевидец, женщина пришла по моей просьбе, жительница хутора Лысое. Вот что она поведала:

 

«Меня зовут Анна Яковлевна Мазалова. Я родилась в хуторе Лысом Луганской области. Мне 79 лет. Не думала, что доживу до такого в наше время. Это было в воскресенье. Днем стреляли так сильно, что закладывало уши. Стреляли со стороны Новосветловки войска АТО. Вечером легли спать. В четыре утра раздался взрыв такой силы, что меня подбросило на кровати. Я вскочила, и тут на меня посыпались стекла. Я выглянула в разбитое окно, а там все горело. За стеной в спальне спали мой правнук (ему 4 месяца), внук и его жена. Во дворе в летней кухне спали зять, дочка и внук. Дочку ранило. Мы выскочили, в чем были. Куда деваться от страха и стрельбы. Мы выбежали на дорогу с собой ничего не успели взять, мимо ехала газель, и нас подобрала. Мы приехали в Молодогвардейск в комендатуру, и нас поселили в общежитие. Мне было очень страшно, я потеряла слух, до сих пор я не могу спать в глазах темно. Я бы хотела передать Порошенко: «ЗА ЧТО ….., МЫ ОСТАЛИСЬ БЕЗ ДЕНЕГ И ЖИЛЬЯ, за что все это нам??? Как нам жить дальше?». Я пережила войну, а теперь мои внуки это переживают. За что???».

 

Очевидец, житель Новосветловки:

 

«Меня зовут Алексей. Я проживал в пос.Новосветловка, ул. Карла Маркса. В течение последней недели, где-то с 20 числа, были массированные обстрелы со стороны украинской армии. В день Независимости Украины мы были свидетелями массированного обстрела Новосветловки в течение многих часов. Сутки бомбили вразнобой. Стреляли постоянно. Маневренные группы минометчиков нас заставили написать на воротах, где дома заняты, где свободны от людей, которые временно уехали. В домах, где не проживают, они поставили минометы. Работали в течение 15 минут и уезжали в другой дом. Стреляли в разных местах. Провоцировали ополчение.

 

Мою маму после очередного обстрела засыпало в погребе. Когда я ее раскопал, она была мертва. Я сколотил ящик из досок, что нашел в сарае, и похоронил её прямо в огороде. Хорошо, что я успел отправить жену в город Молодогвардейск. Мой дом пострадал: выбиты все стекла обсыпался потолок. Нужно было срочно принимать какое-то решение. Времени оплакивать маму не было. В это день убили Бедненко Сашу, Стрелецкого, Сашу Покчака, семью Музыченко (мужа и жену) и многих других, не было времени узнать обо всех. Бомбили постоянно, и передвигаться было нельзя. По стороне моей улицы не сильно пострадало только пара домов, остальные сгорели или имеют сильные повреждения. На соседней улице тоже. На перекрестке стояла машина с динамитом, от которой шли провода. Это все сделала украинская армия. Я принял решение покинуть Новосветловку.

 

Выехал окольными путями на свой страх и риск. По дороге об осколки снарядов я повредил два колеса и ехал на дисках. Добрался до Молодогвардейска, где сейчас проживаю в общежитии бесплатно. Вчера получили гуманитарную помощь (вещи и продукты).

 

Я бы хотел передать Порошенко, что он преступник и убийца. Все затраты на восстановление Донбасса необходимо по международным санкциям удержать с депутатов Верховной рады, голосовавшей за введение АТО на Юго-Восток, с них и их родственников удержать деньги. А Ляшко советую поработать на стройке, а вечером в борделе, стринги купим».

 

Эти истории не единичны, из моих знакомых в процентном отношении около 40% пострадали. Больницу разбили, ДК, инфраструктура вся пострадала, нет воды, света. Кто это будет восстанавливать?

 

Я смотрела на Алексея и сердце мое сжималось. Такой сильный мужчина, а глаза полны скорби и горя. И в то же время он рассказывал с такой злостью про всех «нацистских фашистов» так быстро, что я не успевала записывать. Потом при воспоминании о маме в уголках его глаз появились скупые мужские слезы, у меня тоже. Я с ним попрощалась, он обещал вернуться если что-то еще вспомнит. В такой ситуации можно многое и упустить. Должно пройти время. Ему нужно успокоиться. Фамилию он не стал называть, во избежание мести. Порошенко грозился организовать партизанское движение на Юго-Востоке с Правым сектором. Так что еще далеко до полной победы. Нужно вычислить всех предателей.

 

Да, предатели есть везде, и у нас тоже. Они ставят маяки и показывают места скопления мирного населения: у школ и больниц, и других важных для города объектов.

 

Попросила своих знакомых помогите, тем чем можете людям, временно у нас живущих. Думаю, все помогут. И нашим временным беженцам, будет легче пережить военное голодное время.

 

На сегодня все. Нужно бежать домой и сидеть в темноте писать. Сегодня не до песен.

 

 

 

День 17

 

День шахтера мы встретили под громкие залпы орудий и взрывы снарядов. Нас «поздравляли»,  привет от АТО украинской армии. Но мы не унывали. Сидели, поздравляли своих мужчин, пили чай и говорили, что это для вас салют! Вот такой был у нас праздник.

 

Утром было то же самое. Стрельба не прекращалась. Но все равно все шли на работу. Утром ко мне зашла знакомая с мужем. Она живет в Новосветловке. Она меня не узнала, и я удивилась. Спрашиваю, что случилось? Она рассказала, что после того, как Новосветловку освободили наши войска Юга-Востока, поехала узнать, что там с ее родными.

 

Вот ее рассказ:

 

«Меня зовут Татьяна, фамилию я сказать не могу пока. У меня в Новосветловке жили мама, папа, бабушка, три тети и их дети. Когда я приехала, побежала к дому родителей. Я долго не могла понять, где же их дом. Дома не было совсем, там были руины. Я остановилась как вкопанная. Что же делать, где моя мама и папа? Мы с мужем побежали к дому бабушки. Там тоже были развалины. Я упала на землю, далее ничего не помню. Муж меня привел в сознание и попросил помочь, в руке у него была лопата. Я поняла, что нужно копать бабушкин подвал. Мы копали долго, так как в руинах было не понятно, где находится подвал. Когда мы до него добрались, я увидела баночки с варенье, помидорчики огурчики и какие-то одеяла. Когда муж поднял одеяло, там сидели бабушка и дедушка в обнимку. Господи, они, скорее всего, задохнулись. Нужно было их похоронить. Мы подошли узнать, где взять гробы, но нам ответили, хороните у дома. Мы завернули бабушку с дедушкой в одеяло и похоронили их в саду около яблоньки, которая была вся побита осколками. Дальше мы вернулись к дому родителей и начали копать. Копали долго, нашли погреб, но там никого не было. У меня закралась надежда, что они живы. Я со слезами радовалась, а вдруг они успели уехать? Тут меня окликнул муж и позвал в сад. Когда я подошла ближе, я увидела, что мой папа висел на груше. Он был весь в засохшей крови, и у него не хватало одной руки. Что же это такое? За что? Ведь он пожилой человек! Где же мама? Потом мы увидели маленький холмик рядом с грушей. Все было понятно. Холмик был без дощечки, но я поняла, что там моя мама. Будь проклята эта война. Мы вырыли еще одну яму, рядом с маминой могилкой, и похоронили папу. Уже не спрашивая, где взять гробик, просто завернули в одеяло. Когда я посмотрела на мужа, я ужаснулась, он был весь седой. Говорю, ну вот ты и постарел. В ответ он промолчал. Нужно было искать остальных. Мы обратились к ребятам, они сказали, что возможно остальные живы, так как они вывозили людей при обстрелах. У нас появилась надежда. С этой надеждой мы вернулись в Краснодон. Мы спрашивали у людей в общежитии Молодогвардейска, и нас направили в больницу. Веря и надеясь, мы спросили о родных. Но нам ответили, что люди с такой фамилией не поступали. С тех пор мы живем с надеждой. Нужно опять ехать в Новосветловку и копать! Копать! КОПАТЬ!»

 

Я смотрела на нее и думала, что, скорее всего, она в зеркало с тех пор не смотрелась. Она была полностью седая.

 

Господи, помоги им найти родных живыми.

 

Вот еще один свидетель и его рассказ.

 

«Меня зовут Свищеннко Сергей Иванович. Я проживаю в  Молодогвардейске. Наш город тоже бомбили неоднократно. Утром все было тихо, мы с женой поехали в магазин за хлебом. Жена зашла в магазин, а я ждал на улице. Когда разорвались мины, я был рядом с магазином по улице Литвинова. Меня подбросило взрывной волной, я не успел ничего понять. Когда все утихло, я увидел, что истекаю кровью. Но боли я не чувствовал. Странно. Первые мысли, как моя жена. Она была рядом и кричала, но ее голоса я тоже не слышал. Я завел машину и поехал домой, хотел спрятать ее в подвал. Потом потерял сознание.

 

Я получил тяжелые осколочные ранения. Моментами приходил в сознание. Помню, что стоял наш ополченец и что-то спрашивал, рядом суетилась женщина, медсестра. Я попросил попить воды. Мне ответили, что нельзя. Далее мне укололи адреналин, я поднялся и сам хотел дойти до машины, но опять потерял сознание. Что было потом, мне рассказала жена.

 

Операция длилась шесть часов, трое суток я был в коме. Нужна была сыворотка, в аптеках ничего не было. Сыворотку привезли наши ополченцы. Операцию делали в городе Краснодоне. Мне удалили: селезенку, половину левого легкого, половину желудка и третью часть правого легкого. Это все результат минометного обстрела.

 

Я просто мирный житель. Меня спасла моя жена Галина. Я ей очень благодарен. В больнице я пролежал недели две, там за мной ухаживали очень хорошо. Медикаменты были бесплатными, но все же я захотел домой. Вот сейчас сижу и диктую Александре.

 

Я хочу передать Порошенко, что ему осталось недолго. Сколько крови на его руках.

 

Сейчас я себя чувствую не очень хорошо, но главное что жив».

 

Я смотрела на Сергея и удивлялась, он все рассказывал с такими грустными глазами, что у меня покатились слезы.

 

Вспомнила  песню,  давно  написанную…

 

 

 

ЖЕНЩИНЫ РОССИИ

 

Есть один обычай, есть одна примета —

 

В радости и в горе песни мы поём.

 

Женщинам России много песен спето,

 

Потому, наверно, мы ещё живём.

 

И любовь и нежность Вашу не измерить,

 

Вы недаром стали символом добра,

 

Как такое чудо — трудно нам поверить,

 

Сотворил создатель просто из ребра?

 

 

Женщины России

 

Нас в себе носили,

 

А потом растили,

 

Баловали нас.

 

Вы всегда в полёте,

 

Вы свой Крест несёте,

 

Вы Страну спасёте

 

Не в последний раз.

 

 

 

Строили, пахали, если было нужно,

 

А когда фашисты разорвали пакт,

 

Как одна, вы встали в строй с мужьями дружно,

 

Всю войну вы с ними прошагали в такт.

 

Вы на плечи взяли груз войны огромный,

 

Дав своим любимым верности обет.

 

До сих пор платочек синенький и скромный

 

Как святая память тех суровых лет.

 

 

Женщины России,

 

Как Вы голосили,

 

Господа просили

 

Сыновей вернуть.

 

Жёны и девчонки

 

Рвали похоронки,

 

От рыданий громких

 

Разрывалась грудь.

 

 

 

Над родной Россией вновь бушуют грозы,

 

Вновь скупые слёзы на ресницах глаз.

 

И Чечня с Афганом в сердце, как занозы,

 

Вся теперь надежда у страны на вас.

 

Для больной России вы найдёте слово,

 

Только вы способны чудо сотворить.

 

Вы Россию к жизни возродите снова,

 

И потомки будут вас благодарить.

 

 

Женщины России

 

Нас в себе носили,

 

А потом растили,

 

Баловали нас.

 

Вы всегда в полёте,

 

Вы свой Крест несёте,

 

Вы Страну спасёте

 

Не в последний раз.

 

 

1999г. Слова Льва Зонова,  муз А.Бондаренко 2006 г.

 

 

 

День 18

 

Сижу, думаю, с чего начать. Верите, все смешалось в голове, одно с другим. Хорошо, что у детей все в порядке и они далеко. Тихо у нас. И это настораживает. Я уже отвыкла от тишины. Все время, кажется, сейчас начнется что-то. В городок возвращаются жители, их стало так много, даже непривычно. Дети ходят в школу. Сегодня встретила женщину, она из Донецка. Там АТО идет полным ходом, стреляют по мирным жителям. Когда я с ней говорила, она в ответ кричала. Я тихонько ей сказала, можно потише, а то тут люди разные. Она не поняла, я сказала громче. Она не услышала. До меня дошло, что женщина просто оглохла, поэтому и разговаривает громко. Она поведала мне свою историю.

 

Рассказ Зои из Донецка:

 

«Когда стало совсем невыносимо, мы с мужем решили бежать. Собрали быстро сумку, сели в машину и поехали. По дороге попали под бомбежку. Украинская армия бомбила и дорогу. Машина заглохла, в нее попал кусок кассетной бомбы. Бомбы взрывались с двух сторон. Я выбежала из машины, рванула в сторону, крича изо всех сил «Помогите!», муж бежал рядом. Откуда-то, выскочил наш ополченец, повалил меня на землю и накрыл бронежилетом. Муж тоже упал на землю. Так мы и лежали, пока все не стихло. Ребята помогли вывезти нашу машину, и мы приехали в безопасное место. Возвращаться в Донецк не будем, так как нашего дома нет.

 

Украинская армия «нацистов-освободителей» до сих пор обстреливает наш город, перемирия не было. Оно только на бумаге.

 

Я хочу пожелать президенту, чтобы следующий снаряд попал в его дом».

 

Странно, как люди еще остались живы в этой мясорубке. Я пожелала им счастья и успеха на новом месте, и мы попрощались. Люди навсегда решили покинуть свой родной город.

 

Не успела я опомниться от этой истории, как в магазин вошла девушка с черной повязкой на голове, с двумя детьми. Она попросила сделать ксерокопию. Когда я увидела, что это свидетельство о смерти я спросила, откуда вы? Она сказала: «Из Новосветловки». Мне было неудобно её расспрашивать, но я все, же рискнула. Она скала, что вчера похоронила мужа. И начала свой рассказ:

 

«Меня зовут Аня. Я живу в Новосветловке. У меня двое детей (младшему 5 месяцев) и красавец муж был. Мы все время верили в лучшее, надеялись на мир. Но мы ошибались. Когда узнали, что в Новосветловку вошла нацгвардия Украины, мы верили, что население они трогать не будут. Муж узнал, что с другой стороны вошли наемные каратели. Они бегали со списками предпринимателей по их домам. Рядом с нами жил парень, он был предпринимателем. Его схватили и начали бить, пытать. Что они от него хотели, я не знаю. Муж увидел, что ему отрубили ногу, и принял решение спасать свою семью. Он забежал в дом, схватил сына и сказал, что нужно срочно бежать спасаться. Я разорвала простыню, дала мужу, и сама держала эту белую тряпку двумя руками над головой дочери. В самый разгар бомбежки, когда мы услышали разрывы на нашей улице, мы побежали с белыми тряпками, спасая детей. Муж бежал к дому мамы и звал её с нами, но она отказывалась. Времени не было на уговоры. Он крикнул маме, что вернется.

 

Мы бежали огородами сломя голову от этого грохота и взрывов, сели в  машину и уехали в город Молодогвардейск. Я не помню, как мы доехали, очнулась уже в городке. Тут было тихо. Как нам повезло, что мы покинули это пекло. Но в Новосветловке осталась его мама с бабушкой, нужно было возвращаться за ними. Я молила его, что бы он остался, стояла на коленях, но он меня не слушал. Всю ночь он не спал. Утром сел в машину и поехал за ними. Уехал, не смотря ни на что. Мы ждали его долго, я надеялась. Но телефон молчал.

 

Когда Новосветловку освободила наша армия Юго-Востока, я поехала его искать. Я спрашивала у всех, кто уцелел, но его никто не видел. Искала по больницам, но его и там не было. Слава Богу, мама с бабушкой были живы, они все время сидели в подвале. Но они сказали, что его не видели. Только через две недели нашли машину и его. Он был расстрелян. Пули прошили ногу и голову. Машина была заминирована. Не доехал мой любимый до своей мамочки.

 

Мужа я похоронила на Новосветловском кладбище, ему было 32 года.

 

Что я хочу передать Порошенко? У меня для него только плохие слова, но при ребенке я их говорить не хочу. Пусть его дети почувствуют то же. Пусть их всех покарает Бог. Он называл этих тварей «освободителями»! Пусть он горит в аду.

 

У моих знакомых маленькому ребенку оторвало ногу, ребенок умер в больнице. Соседа (отца ребенка) найти пока не удалось. Люди рассказывали, что нацгвардия его куда-то увезла, скорее всего, ищите холмик. Жену тоже не можем найти. Будь они прокляты.

 

Дом мой почти цел, стекол нет, забора нет, огород в ямах, мой любимый сад тоже весь уничтожен. Но хоть крыша над головой есть. Обещают все восстановить. Будем надеяться на лучшее. Нам ехать некуда. Вернулась домой, буду как-то жить дальше и поднимать детей».

 

Далее она расплакалась и ушла. Я еще долго смотрела ей вслед и думала: «Как же можно жить в таком мире, где идет война?!» Как!

 

Никакого перемирия не было, как убивали людей, так и убивают.

 

Не успела я опомниться от Ани, в магазин зашла женщина тоже с черной повязкой на голове. Она искала рамки на фотографии. Ну, думаю, значит, хочет просто портреты вставить. Но я ошиблась. Спрашиваю: «Вам для портрета?» Говорит: «Да, поставить у гроба». Говорю: «А зачем две?»

 

«На сына и на невестку. Убило их, когда был минометный обстрел…». Тут ей стало плохо. Я дала ей валидол, хорошо, что он у меня всегда с собой. Прошло немного времени, женщине стало легче. Спрашиваю: «Они погибли в Новосветловке?» «Нет в Луганске».

 

Женщина опять начала плакать и кричать: «Что я буду делать, как я подниму двоих внуков, ведь пенсию не дают». Я даже и не смела спрашивать о том, что случилось, Татьяна Николаевна (так её звали) сама начала свой рассказ:

 

«Луганск обстреливали постоянно со стороны скопления украинских войск. Мы жили в страхе, без воды и света. Мы жили в разных квартирах, но на одной улице. Я каждое утро бежала к сыну, чтобы помогать невестке, ведь внучку только 6 месяцев. По дороге я забегала за хлебом и водой (если давали). Сколько может донести пожилая женщина, столько и несла. Когда снаряды рвались сильно, мы спускались в подвал. Так продолжалось постоянно на протяжении двух месяцев. Невестка всегда меня встречала радостно и радушно. Так как у нее больное сердце, а лекарств нет, чем могла, я помогала ей.

 

В этот день все было, как всегда: я бежала к ним и несла три литра воды, хоть супчик сварить. Сын сказал, что Наталье плохо, и она лежит. Ну, что ж, сама все сварю, силы-то еще есть. Поставила воду на плиту, хотела сварить кашу детям. Но не успела закипеть вода, как опять начался очередной обстрел со стороны аэропорта. Я, как обычно, крикнула внучке, чтобы бежали в подвал, уверенная, что сын с невесткой и внуком последуют за нами. Мы с внучкой спустились в подвал, а сына все не было. Я начала беспокоиться. Обстрел не прекращался. Я попросила соседей присмотреть за внучкой и побежала к сыну. Ноги еще на втором этаже у меня отказали. Я присела на ступеньку. Меня охватило какое-то странное предчувствие, что-то случилось. Но не могли они внука не принести в подвал. Что делать? Как мне подняться, я не знала. Я поползла по ступенькам вверх. Было темно, я уже не помнила, сколько проползла. Тут я наткнулась, но что-то теплое. Это был мой внук Вадик. Он сидел у распахнутой двери и молчал. Значит, я доползла до квартиры сына. Я попыталась встать, но не получилось. Вспомнила, что у меня в кармане халата был фонарик. Я его включила и поползла в квартиру. В коридоре никого, в зале тоже… Я ползала и осматривала каждый уголок, даже в туалет заглянула. Оставалась спальня. Там лежала Наталья. Я доползла до кровати, руки мои, во что-то испачкались. Я поднесла их к фонарику и ужаснулась. Это была кровь. Много крови вокруг. На кровати лицом вниз лежал мой сын, накрывал Наталью. Они оба были мертвы. Но как мой внук дополз до площадки, я до сих пор не понимаю. Мне нужно было ползти обратно за внуком. Сердце мое билось от крика так сильно, что кроме его стука я не слышала взрывов. Я доползла до внука, он был там же. Так мы и просидели, не знаю сколько, пока все не стихло и нас не нашли.

 

Когда я пришла в себя, я все же встала на свои ноги. И теперь даже бегаю, ведь нужно организовать похороны детям. А мне вырастить моих внуков. Хорошо, что моя квартира пока цела. Квартира сына разбита.

 

Что я могу передать властям Украины? Пусть их накажет Бог!»

 

Она опять расплакалась, махнула кулаком и ушла. Я сидела и думала. За что? ЗА ЧТО? Ну, хоть дети уцелели, и то хорошо.

 

Далее писать пока не могу, слезы мешают…

 

 

 

День 19

 

День начался, как обычно. Людей нет в магазине. Сижу, вспоминаю о прошлом. Как мы жили все дружно и, скажем прямо, неплохо. Зарплату давали постоянно, летом ездили на море. Впрочем, не все, конечно, но большинство. Так я сидела в воспоминаниях, и тут зашел мужчина с женщиной. Им нужна была ксерокопия на все документы. Как всегда, мой ксерокс начал «глючить», но все же работал. Документов было много.

 

Я поинтересовалась, откуда они.  Ответили, что из Луганска, уезжают в Россию навсегда. Говорю: «Зачем, ведь у нас все тихо, и нацгвардию, уже отогнали далеко». Они сказали, что им негде жить, будут все начинать сначала. Я попросила рассказать их историю.

 

«Меня зовут Николай, супругу Светлана. Мы жили в Луганске в маленькой однокомнатной квартире. Всю жизнь занимались небольшим бизнесом. Копили на дом и строились. На окраине Луганска мы строили дом, он был очень большим, так как нам нужно было у себя поселить мою маму, которая жила в деревне, маму супруги и больного брата. Брат жены Никита был инвалид.

 

Дом мы построили, мамы тоже помогали, как могли с пенсии. Отстроили дом, успели купить новую мебель сток, очень красивую, в доме было все: от посудомоечной машины до джакузи.

 

Вот настал долгожданный день новоселья, это был самый радостный день в нашей жизни. Вся семья была счастлива и в сборе. Мы радовались каждому нашему уголку и праздновали. В доме были и пристройки, небольшой подвал не достроен, но погреб был. Мы мечтали даже развести курочек.

 

Радовались мы недолго. Раздался взрыв в саду, да такой силы, что наши мамы спрятались под столом. Мы решили спуститься в подвал в пристройке. Мы схватили под руки своих мам — и в подвал, брат жены не мог долго сесть в коляску. Только крикнул: «Идите, я следом». Делать нечего, мы побежали. Забежали в подвал сели на стулья: хорошо, что я их поставил на всякий случай.

 

Взрывы были очень сильными. Не помню, сколько мы просидели, но свечей спалили много. Все вспоминали, что в зале накрыт стол и там много вкусных блюд,  все же новоселье было. Думали, как хорошо Никите, он там ест и радуется. А мы тут голодные. Так мы просидели два дня. Хорошо, что были огурчики (мы успели немного закрыть, да и морковка пошла).

 

Проснулся я от тишины. Решил вылезти наружу, но не тут-то было. Что-то мешало. Решили подождать, а вдруг там «фашисты»? Просидели еще сутки. Все же решились, все были голодные. Я попробовал открыть люк, не получалось. Новая попытка — никак. Позвал жену, вместе открыли люк.

 

Я выглянул наружу и ужаснулся. Вокруг не было ничего, кроме руин. Я не знал, что сказать. Где наш дом?! Где Никита?! Где? Женщины — в слезы, я метался между ними.

 

Выбрались мы не сразу, нужно было приготовить наших мам. Я сказал, что дома нет. Они плакали навзрыд. Все поняли, что мы потеряли все, кроме этого уцелевшего подвала и трех банок огурцов, да немного картошки.

 

Мы сидели у развалин нашего дома, сгоревшей машины и не знали, что нам делать. Женщины плакали, что-то пытались найти среди развалин, но там все сгорело. Сколько мы так просидели, я не помню.

 

Женщины в возрасте очень умные и предусмотрительные. Мама Светланы, оказывается, прихватила у выхода сумочку с документами, и там было немного денег. Слава Богу, что есть хоть документы. Мы вышли на дорогу. Нас сразу подобрала машина с нашими ополченцами. Подвезли в Молодогвардейск к нашим знакомым. Сегодня мы приняли решение уехать все в Россию. Так как нашей однокомнатной квартиры тоже нет, и маминого дома в Новосветловке. Мы остались нищими. В России у нас есть родственники, думаю, они нас примут. Вот и вся история. Все, что всю жизнь зарабатывали, мы потеряли в один миг. Его глаза были пустыми».

 

Я спрашиваю: «А где же Никита?» «Кто?» — переспрашивает он. Тут впервые в разговор вступила Светлана: «Нам сказали, что руины пока разбирать нельзя, так как это опасно: в любую минуту может начаться обстрел. «Мы его найдем потом после войны, — сказал ополченец. —

 

Просто подпишите табличку и сделайте бугорок». Мы так и сделали». Она расплакалась. У меня тоже, выступили слезы. Супруги ушли. Я долго думала, как же Никита, а вдруг они не приедут его искать? И что он будет там лежать под разрушенным домом? А вдруг он жив! Вдруг его завалило! И он кричит! Хотя, если там еще был и пожар, вряд ли он выжил. Я кинулась на улицу, узнать хотя бы адрес дома, но их нигде не было. Как я могла не спросить адреса?! Что же делать! Я не знала, что мне делать, и расплакалась. Как и у кого узнать, где был их дом?

 

Зашла моя знакомая. Спрашивает, что случилось. Я ей рассказала. А она говорит: «Не плачь, на всех слез не хватит. Таких случав уже много».

 

Спрашиваю: «А ты как тут оказалась?» « Скрываюсь», — улыбнулась она. «От кого?» «От Украинской Освободительной Армии».

 

«Что случилось? — спрашиваю. – Расскажешь?»  «Да, конечно», — сказала она и начала свой рассказ.

 

«Я занималась бизнесом много лет после того, как сократили на работе. Это было давно. Понемногу мой бизнес пошел в гору. У меня была больная мама. Лекарства стоили дорого, потому и работать нужно было много. Я занималась продажей, натуральными шубами, кожей и т.д. У меня все получалось.

 

Очередной раз я из Турции привезла очень много товара. Если интересно, тебе скажу. На сто тысяч долларов. Я так радовалась. Вот наконец-то я, может быть, куплю домик, да и заживем мы с мамой.

 

Луганск обстреливали постоянно. Я, как и все, иногда ходила на рынок в надежде на покупателя.

 

Утром я проснулась и по новостям услышала, что украинская армия обстреляла Центральный рынок. Я ушам своим не поверила. Быстро собралась и побежала посмотреть свой ларек, в котором находились новые «шикарные шубы». Рынок горел, но я все же бежала к ларьку. Я не могла его найти. Я металась и кричала. Потом увидела его: это была гора мусора, которая еще дымилась. Я потеряла сознание. Очнулась в больнице. Там я пролежала недели две, не зная, что с моей мамой. Когда мне стало легче,  бегом бежала домой. Первое, что я увидела: дверь была открыта. Я забежала и увидела мамочку — она лежала на кровати. От счастья мы расплакались.

 

Мама, как хорошо, что ты жива и все в порядке! Мама улыбнулась и рассказала, что когда меня увезла скорая, я шептала свой адрес и просила помочь маме. Так что в этот же день ей все сообщили, что я в больнице. А соседи стали помогать: кормят и ухаживают. Спасибо им. Про шубы она все знала. «Ничего, —  говорит, — дочка, не в домике счастье. Главное — что живы».

 

Я смотрела на нее и удивлялась. У нее уничтожили все, что она накопила за свою жизнь, но не забрали самое родное — маму. И она была счастлива. «Не в деньгах счастье», — сказала она и попрощалась. Я хотела у нее многое спросить, но подруга торопилась. Может, она тоже уезжала в Россию и мы никогда не увидимся. Я выбежала посмотреть. Она села за руль, рядом сидела ее мама. И мне стало так спокойно.

 

Сколько нужно  иметь сил, чтобы все это рассказывать, и не заплакать?

 

Я бы уже всех залила слезами. И устроила целый поток.

 

Продолжение следует…

Метки по теме:


Комментировать \ Comments


Новости Донбасса (ДНР и ЛНР)

Видео

Песенный флешмоб. Мариуполь поет! «Я люблю тебя, жизнь» В оккупированном украинскими войсками Мариуполе местные жители исполнили песню «Я люблю тебя, жизнь», тем самым продолжая песенный флешмоб, который «заразил» Россию и Украину. Практически по всей территории

Видео

В столице ДНР местные жители исполнили песню «От героев былых времен», тем самым продолжая песенный флешмоб, который «заразил» Россию и Украину. Практически по всей территории восточной Украины прокатился флешмоб. Обычные украинцы на железнодорожных вокзалах своих

Видео

  Авторская съемка военкора команды News Front Александра Киевского.   Ранее замглавы МВД ЛНР Роман Тутов заявлял о том, что представители правоохранительных органов и МЧС республики готовы открыть пункт пропуска через линию соприкосновения в районе

Видео

  Съемка военных корреспондентов News Front.   Лидер группы Евгений Ломоносов был настолько впечатлен поездкой на Донбасс, что буквально через несколько дней после возвращения группы оттуда он написал песню «Ополченская».   Дебют песни прозвучал в

Видео

  Съемка военных корреспондентов News Front.   Управление Народной милиции ДНР и общественное движение «Народная Республика» продолжают программу помощи семьям погибших военнослужащих.   Героические защитники Донбасса отдали свои жизни ради будущего родной земли, своих жен

Видео

  Авторская съемка военкора команды News Front Александра Киевского.   Брифинг начальника управления НМ ЛНР полковника Анащенко О.В. о ситуации на линии соприкосновения с 27 ноября по 3 декабря 2016 г.:   «В целях отвлечения

новость

  Видео предоставлено Министерством обороны ДНР специально для агентства News Front   Военная сводка от заместителя начальника управления НМ ДНР Эдуарда Басурина:   «Обстановка в Донецкой Народной Республике остается напряженной.   За прошедшие сутки украинские

Видео

  Видео предоставлено Народной Милицией ЛНР специально для агентства News Front.   «Контрольный выстрел» – аналитическая передача, выходит на Радио «Победа» 106,9 FM (Луганск) в пятницу – 20:00, повтор в субботу – 9:00.   Ведущий


Международные новости

новость

По меньшей мере девять человек погибли, 25 числятся пропавшими без вести в результате пожара, произошедшего в ночном клубе в городе Окленд (штат Калифорния, США).   Пожар в здании, где проходила вечеринка, произошел в 23.30 по

новость

По меньшей мере 24 человека погибли, десятки получили ранения в результате взрыва, прогремевшего сегодня в иракском Мосуле.   По поступающей информации, заминированное транспортное средство взлетело на воздух в квартале Эль-Кадисия на востоке города.   По

новость

Предложение российского премьер-министра Дмитрия Медведева о переименовании «американо» в «русиано» поддержали в Сербии.   С одобрением этой идеи выступил министр культуры Сербии Владан Вукосавлевич. «Да, мы поддерживаем, хорошее предложение», — сообщил он журналистам в кулуарах

новость

Полиция не располагает данными о людях, устроивших стрельбу в пятницу вечером в иммигрантском микрорайоне Стокгольма Ринкебю, в результате которой погибли два человека и один получил ранение.   «Задержанных или подозреваемых в совершении преступления в настоящий

новость

Правительство Израиля не разделяет мнение тех, кто призывает пытаться действовать на Ближнем Востоке без учета интересов России. Это подтвердил министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман, выступая в Институте Брукингса в Вашингтоне.   Отвечая на вопросы

новость

Очередные президентские выборы в Сербии могут быть назначены на 9 апреля 2017 года, сообщил в субботу журналистам глава государства Томислав Николич.   Сам сербский лидер, имеющий право на второй президентский мандат, воздержался от ответа на

новость

Одним из ключевых факторов, обеспечивших президенту Сирии Башару Асаду поддержку значительного числа населения во время гражданской войны, была его умелая внутренняя политика, пишет Politico.   Издание отмечает различия в подходе Башара Асада и ливийского лидера

Видео

  Координатор проекта «Эстляндские губернские ведомости» (rodina.ee) Аллан Хантсом из Эстонии в эфире программы «На самом деле» агентства News Front; ведущий программы — Сергей Веселовский. «Все знают, что Европарламент принял резолюцию о противодействии так называемой


Важно

Видео

Песенный флешмоб. Мариуполь поет! «Я люблю тебя, жизнь» В оккупированном украинскими войсками Мариуполе местные жители исполнили песню «Я люблю тебя, жизнь», тем самым продолжая песенный флешмоб, который «заразил» Россию и Украину. Практически по всей территории

важно

По меньшей мере девять человек погибли, 25 числятся пропавшими без вести в результате пожара, произошедшего в ночном клубе в городе Окленд (штат Калифорния, США).   Пожар в здании, где проходила вечеринка, произошел в 23.30 по

важно

Новый материал от хакеров «Спрут»:   «Нами был получен доступ к одному из почтовых ящиков администрации Мариуполя, в которой были обнаружены служебные документы весьма интересного характера. Так, «Нафтогаз» Украины, его структура «Донецкоблгаз» обращается к главе

Видео

В столице ДНР местные жители исполнили песню «От героев былых времен», тем самым продолжая песенный флешмоб, который «заразил» Россию и Украину. Практически по всей территории восточной Украины прокатился флешмоб. Обычные украинцы на железнодорожных вокзалах своих

Видео

  Ведущий программы «Правда» — одесский политолог, журналист Григорий Кваснюк.   В этом выпуске:   — «И эти люди запрещают нам ковыряться в носу?!»   — «Утром мажу бутерброд — Сразу мысль: а как народ?

Видео

  Российские и китайские горные стрелки уничтожили технику условных боевиков из китайских ПТРК PF-98 на совместном учении вооруженных сил стран Шанхайской организации сотрудничества в Китае.   В конце 1990-х годов на вооружение народно-освободительной армии Китая

Видео

  Видео предоставлено Константином Долговым специально для News Front.   Эти два великих народа — поляки и украинцы — очень любят друг друга.   Четыре года назад даже совместно провели чемпионат Европы по футболу…  

Видео

  Авторская съемка военкора команды News Front Александра Киевского.   Ранее замглавы МВД ЛНР Роман Тутов заявлял о том, что представители правоохранительных органов и МЧС республики готовы открыть пункт пропуска через линию соприкосновения в районе

1


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1