Минск 2.0: Драчунов разняли, вернулись на исходные позиции. Мария Лисицкая

Дата публикации: 12 Февраль 2015, 14:57

При самых противоположных мнениях по поводу условий мирного урегулирования конфликта на Юго-Востоке Украины, все сходятся в одном: переговорный процесс происходит тяжелейший. Изначальные позиции непримиримые, представителей ЛНР и ДНР долгое время вообще отказывались приглашать к участию в переговорах. И то, что ополченцы получили право голоса, уже является определенным прорывом.

 

minsk-sammit

 

Минские переговоры продемонстрировали еще одну важную перемену. Были четко обозначены два участника конфликта: Киев и Донбасс. Германия, Франция, Россия и предоставившая площадку для обсуждения Беларусь — это страны, которые находятся в стороне и пытаются помочь его мирному урегулированию. То есть все попытки ввязать в конфликт нашу страну, похоже, полностью провалились.

 

Тяжелейшими переговоры стали и потому, что совершенно непонятно, так ли хочет мира Киев. Казалось бы, если идешь о чем-то договариваться, то нужно быть готовым к компромиссам. Однако Петр Порошенко был чересчур категоричен. Никаких свобод Донбассу, никакой федерализации Украины, категорично твердил он.

 

Словно подтверждая его нежелание искать мирный путь разрешения украинского конфликта, в течение переговоров киевские войска успели обстрелять ополченцев 25 раз. Сам Порошенко регулярно покидал зал для того, чтобы пообщаться с Генштабом. Так сказать, мирные переговоры — еще не повод отвлекаться от войны.

 

Впрочем, есть мнение, что отлучался он для консультаций с заокеанскими советниками. Америка не является прямым участником переговоров, но неофициально представляет из себя мощную силу, которой сейчас, возможно, пытаются аккуратно противодействовать Германия и Франция: сначала их поездка в Москву, потом заявление, что Украину не надо вооружать. В то же время мы наблюдаем очень четкое противостояние США со стороны России. Это было заметно и во время минских переговоров.

 

Несмотря на изначальный категоричный настрой Петра Порошенко, по итогам удалось достигнуть сразу нескольких важных договоренностей. «Это не самая лучшая ночь в моей жизни, но утро, на мой взгляд, доброе. Потому что несмотря на все сложности переговорного процесса, нам все-таки удалось договориться о главном. Почему так долго шли согласования? Я думаю, это связано с тем, что, к сожалению, киевские власти до сих пор отказываются от прямых контактов с представителями Донецкой и Луганской Народных Республик. Несмотря на то, что они непризнанные, надо исходить из реалий жизни. Если все хотят договориться на долгосрочной основе и выстроить отношения, то нужно пойти на прямые контакты» — рассказал о сложностях переговорного процесса Владимир Путин.

 

В конце концов сторонам удалось договориться о следующих решениях. Во-первых, это прекращение огня с 15 февраля. Во-вторых, отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения. То есть основную задачу, которая стояла перед участниками переговоров, — остановить кровопролитие, условно можно считать исполненной. Вопрос лишь в том, будут ли договоренности эти соблюдаться. Как показывает практика, Киев не всегда относится к принятым на себя в рамках минских договоренностей обязательствам с должным усердием. Тем более, как рассказал Владимир Путин, есть осложняющий дело момент. Представители ЛНР и ДНР заявили, что ополченцы отреагировали на ночной обстрел и сейчас взяли в окружение от шести до восьми тысяч киевских солдат. Будет ли осуществляться прорыв в нарушение условий прекращения огня — большой вопрос. Владимир Путин в свою очередь призвал обе стороны проявить сдержанность и обойтись без кровопролития.

 

Если же минские договоренности действительно будут соблюдены, то можно считать, что ополченцы все же отвоевали свое. Помимо прекращения огня и отвода тяжелых вооружений, достигнутое соглашение предписывает еще политическое урегулирование конфликта. Что это означает? Во-первых, конституционную реформу, где будут учтены законные права людей, проживающих на территории Донбасса. Во-вторых, пограничные вопросы, которые также будут решаться не в одиночку Киевом, а лишь по согласованию с ополчением. Также политическое урегулирование подразумевает имплементацию ранее принятого закона об особом статусе районов Донбасса.

 

То есть по сути итоги минских переговоров идут сильно в разрез с изначальными капризами Петра Порошенко, зато соответствуют ожиданиям ополченцев. Теперь все зависит от Киева. Поступит ли он в соответствии с принятыми на себя обязательствами или опять найдет причины для того, чтобы на минские соглашения плюнуть?

 

Мария Лисицкая

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
minsk-sammit


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1