Пена переговоров улеглась, теперь рассуждаем трезво

   Дата публикации: 07 февраля 2015, 22:47

После визита Олланда и Меркель в Москву прошла ночь и утро, пена спала и теперь можно позволить себе немного размышлений о том, что же всё-таки произошло. Как было сказано сразу, подобные приготовления никогда не происходят в качестве подготовки к реальным мирным переговорам, которые призваны начать решение существующей проблемы целиком и полностью. Обычно, подобные приготовления — есть шаг по направлению к войне, а подобные встречи выясняют придётся ли реально воевать или можно ограничиться угрожающей игрой военной мускулатурой.

putin

 

Был бы на дворе год 2004, то тогда бы нашей стране пришлось бы утереться и пойти на попятную, но сегодня не 2004 и даже не 2008 год. Сегодня 2015. И у нас за спиной крымские события, когда мы заявили на весь мир о том, что Россия вернулась за стол большой мировой политики в качестве субъекта политики, так что без учёта нашего мнения теперь никакие мировые судьбоносные решения приняты не будут. Но вернёмся теперь ко вчерашним московским переговорам. Как только было заявлено, что Меркель и Олланд (по факту представители всей старой Европы) едут сами в Москву к Владимиру Путину, так тут же началось что-то невообразимое в СМИ блогах: то тут, то там мы могли прочитать о скором конце гражданской войны на Украине, о том что Европа устала и едет чуть ли не капитулировать перед Путиным и так далее. Слабые голоса о том, что подобное развитие ситуации маловероятно, мало кем были услышаны: в нашей стране все очень хотят мира и это легко понять, ведь мы уже ни один раз испытывала на себе ужасы войны, и никто из граждан России в здравом уме и твёрдой памяти не будет желать новой войны. Но, к сожалению, от нас зависит очень мало. А те, от кого всё зависит, войну на наших граница желают страстно — и именно из этого неприложного факта надо исходить, когда речь идёт о военном конфликте на Украине.

 

 

И те, кто жаждет этой войны обладают на Украине всем необходимым инструментарием для её ведения и продолжения. И мы все прекрасно осознаём, о ком идёт речь — о США. Поэтому, внимание вопрос: могут ли Франция и Германия самостоятельно договориться с Россией о мире на Украине, если там от них фактически ничего не зависит. Да, они могут оказать хунте финансовую помощь, поддержать её в своих СМИ, но давайте будем откровенны с собой: является ли это предметом переговоров (торга)? В какой-то степени да. Но торга не за судьбу хунты, а за судьбу самой Европы — это с одной стороны. С другой стороны, нам в последнее время твердят, что Европа очень не хочет гореть в надвигающемся конфликте. Скажите, если вы будете очень сильно озабочены своей безопасностью и предложить вам особо нечего, насколько долго и упорно вы будете торговаться с защищающейся стороной? Вряд ли долго, скорей всего договоритесь о том, где стоит остановить боевые действия, прекратите финансово и информационно поддерживать хунту, примете некое решение по постепенной отмене санкций и довольными поедите домой. А что мы увидели?

 

Олланд с Меркель прилетели в Москву после разговоров с Порошенко (который уже перед этим подзарядился от Керри), затем пятичасовые переговоры с Путиным, после которых французский президент и немецкий канцлер тут же уехали в аэропорт, даже не оставшись на протокольный ужин. Разве так заканчиваются переговоры с договороспособным Путиным, если ему предлагается (как утверждалось) мир и согласие? Вряд ли. Обычно такое бегство случается после провала переговоров. А могло ли произойти иначе? Нет, конечно.. Европе предложить России в этом конфликте нечего, ведь и сами европейцы выступают здесь не более, чем «на подхвате» у США. Могут ли европейцы поменять вектор с Атлантического на Евразийский? Вот это тоже вряд ли. Мы постоянно говорим о том, что Германия до сих пор оккупированная страна, но когда начинаем строить рассуждения о взаимоотношении немцев с нами, мы об этом почему-то забываем.

 

Какая самостоятельная политика может быть у государства, на территории которого присутствует более 50 тысяч иностранных военных?! Золотые запасы которого хранятся в других странах, а экономика и финансы поднимались за счет плана Маршалла, который закабалил Европу не меньше, чем военные базы на её территории. Поэтому рассуждения о взаимоотношениях Европы с Россией надо начинать именно с этого факта, именно тогда в наши рассуждения не будет вкрадываться ошибок. А ответ на вопрос — когда закончится война на Украине — с теми фактами, которыми мы можем оперировать в настоящее время только один: пока полностью не будет уничтожен американский «инструментарий» на территории Украины.

 

 

Всей территории. То есть до полной и безоговорочной победы Новороссии над нацистской проамериканской хунтой.

 

Источник


Комментировать \ Comments