Лужа из Освенцима для главы МИД Польши. Вадим Трухачёв

Дата публикации: 24 Январь 2015, 14:23

Концлагерь в Освенциме освобождали украинцы. Об этом рассказал глава МИД Польши Гжегош Схетына. Речь идёт или о сознательной антироссийской провокации с целью переписать историю, или об элементарном невежестве столь высокопоставленного лица.

 

Вызванный его словами скандал в отношениях России и Польши едва ли скоро утихнет, а польскому руководству просто не позавидуешь.

 

 

 

21 января Схетына выступал в эфире Польского радио. Ведущий задал ему вопрос о том, почему на памятную церемонию по случаю 70-летия освобождения узников Освенцима не приедет Владимир Путин. Вроде бы освобождали концлагерь советские войска, до сих пор сей факт никто не оспаривал. И тут пан министр произнёс такое, что опешили многие и внутри Польши, и за её пределами.

 

«А может, лучше сказать, пан редактор, что это украинский фронт, 1-й украинский фронт и украинцы освобождали, потому что там были украинские солдаты в тот январский день, и они открывали ворота лагеря, и они освобождали лагерь», — сказал Схетына. В этой связи глава польской дипломатии подчеркнул, что приглашение на церемонию Петра Порошенко выглядит вполне естественно.

 

Поминовение жертв Освенцима, которое предстоит отметить 27 января, в этом году сразу же получило налёт текущей политики. В предыдущие годы этого удавалось избегать. Так, 10 лет назад отношения России и Польши тоже испортились из-за событий первого майдана. Тем не менее тогдашний президент Польши Александр Квасьневский отправил Путину приглашение, тот приехал в Освенцим, и всё прошло вполне себе культурно.

 

Но теперь фон ещё тяжелее. На протяжении всего 2014 года Польша входила в число стран, занимавших наиболее ярую антироссийскую позицию в связи с кровопролитием на Украине. Поляки (вместе с прибалтами и англичанами) настаивали на наиболее жёстких мерах в отношении России. Встречи между руководителями России и Польши больше не проводились. И поляки не удержались от искушения «впрыснуть» струю текущей политики во всемирно значимую памятную дату.

 

Выяснилось, что Путину приглашение не направили. Не направили его и Александру Лукашенко – хотя Белоруссия понесла страшные потери в годы войны, а её уроженцы были среди освободителей Освенцима. Зато Петру Порошенко направили – и здесь вроде всё нормально. Но в сочетании с неприглашением руководителей России и Белоруссии история выглядела не совсем нормально.

 

Власти Польши изначально схитрили, заявив, что в этом году они никому не станут рассылать приглашение на мероприятие в Освенциме. Никакая администрация мемориального музея не имеет полномочий приглашать глав других государств – только польские государственные структуры. Почему поляки не хотели видеть Путина – объяснять излишне, но объяснение выглядело странным. И администрация комплекса в Освенциме версию властей, естественно, опровергла.

 

Даже если бы Схетына не произнёс такую фразу – скандал в российско-польских отношениях всё равно не утих бы минимум до 28 января. А так он может не заглохнуть вплоть до 9 мая. Ко Дню Победы польские политики нередко упражняются в антисоветской и антироссийской риторике. И в ответ на неприглашение Путина Россия, К примеру, может не позвать в Москву президента Польши Бронислава Коморовского.

 

Может быть, на слова Схетыны не обратили бы такого внимания, если бы он был рядовым депутатом Сейма, а не главой дипломатии крупной, почти 40-миллионной страны. Может быть, его российский коллега Сергей Лавров не произнёс бы слово «кощунство», если бы недавно премьер Украины Арсений Яценюк не отметился бы нелепым высказыванием о том, что СССР захватил сначала Украину, а потом Германию… А так два выступления очень удобно выстроились в единую антироссийскую линию.

 

Высказывание польского министра лежит в русле заявления политических деятелей США. Так, в прошлом году Барак Обама сказал, что его дед освобождал Освенцим. Вероятно, он мог перепутать Освенцим с Дахау, Бухенвальдом или Маутхаузеном, который действительно освобождали американцы. Осенью 2014 года посол США в Сербии Майкл Кирби сказал, что Белград в 1944-м освободили… украинцы. Такой вывод он сделал на основании того, что фронт, части которого освобождали югославскую столицу, назывался «3-й Украинский».

 

Но ладно американцы – у них с историей всегда было не очень хорошо, да и Европа от них далеко. Но Схетына – историк по образованию, а освобождение Освенцима является частью истории его собственной страны. В лагере, кроме миллиона евреев и 100 тысяч русских, погибло и до 150 тысяч поляков. Кто и как входил в лагерь, кто воевал в составе украинских фронтов – давно известно. И, повторяя за американским дипломатом в Сербии, Схетына просто сел в лужу.

 

Итак, Освенцим освобождали 59-я и 60-я армии 1-го Украинского фронта и 38-я армия 4-го Украинского фронта. Первоначально первый из них назывался «Воронежским», а второй – «Южным». По мере изгнания захватчиков соответствующих районов СССР они перешли к следующему заданию – освободить Украину. Отсюда и их название. А части, которыми укомплектовывали вышеозначенные армии, во многом формировали в Сибири.

 

Командовал 1-м Украинским фронтом маршал Иван Конев – уроженец севера России, сегодня – Кировской области. 4-м Украинским командовал генерал армии Иван Петров, родившийся на Орловщине. Как видно, оба они – этнические русские. И большинство воинских частей в то время состояло из русских. Просто Украину враг оккупировал ещё в 1941 году, и там в течение двух лет просто не могли проводить призыв. А в русских регионах могли, ибо немцы заняли только часть их.

 

Смотрим фамилии командиров более низкого ранга… Гришин, Красавин, Петренко, Ковальчук. Встречаем и русские, и украинские фамилии. Это вполне естественно – украинцы составляли вторую по численности национальную группу и в СССР в целом, и в Красной армии в частности. Естественно, и они сражались, и погибали, освобождали. Были среди освободителей Освенцима белорусы, евреи. Были и поляки – но о своих соплеменниках пан министр почему-то «забыл».

 

После слов Схетыны в его адрес посыпались гневные комментарии не только из России, но и от собственно польских радиослушателей. Выходит, что МИД Польши руководит или провокатор, который сознательно искажает историю в угоду сиюминутным интересам, или «двоечник», которого старшие профессора-историки ничему не научили. Что в одном, что в другом случае получается сильный удар по репутации властей Польши.

 

Президент Бронислав Коморовский и премьер Эва Копач теперь попали в сложное положение. Уводить Схетыну – значит «прогнуться» под Россию. А оставить – значит, получить проблемы. Теперь разговаривать с этим дипломатом всерьёз не станут не только в России. А поминовение памяти жертв концлагеря в Освенциме безнадёжно испорчено усилиями принимающей стороны.

 

Вадим Трухачёв, историк-славист, преподаватель кафедры Зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ


Комментировать \ Comments


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1