Нормандская дорога в Минск. Антон Гришанов

   Дата публикации: 15 января 2015, 16:50

Предложение министров иностранных дел стран «нормандской четверки» о скорейшей организации новой встречи контактной группы в Минске предсказуемо не вызвало энтузиазма у украинских официальных лиц.

 

Minsk

 

Ведь именно с подачи Киева (и, конкретно, премьер-министра Яценюка) в мировую прессу регулярно «вбрасывается» тезис о необходимости смены формата переговоров. Не получив согласия Брюсселя и Вашингтона на возвращение к женевскому варианту, Украина ухватилась за нормандскую модель, которая также не предусматривает вовлечения в дискуссию ополченцев.

 

С соответствующей целью Петр Порошенко даже попытался в одностороннем порядке добиться назначения даты совещания с участием России, Франции и Германии на 15 января. При этом украинского лидера не смутило то обстоятельство, что повестка дня и содержание соответствующей встречи не были предварительно проработаны.

 

Скорее всего, цель потерпевшего фиаско экстренного созыва переговоров в Астане заключалась в необходимости оказания скорейшего давления на Москву и должна была прикрыть отсутствие у Киева конкретного перечня инициатив по выходу из кризиса. Но эта тактическая уловка не сработала. Вопреки всем имеющимся фобиям и агрессивным декларациям отдельных членов Кабмина и депутатов Рады, Леониду Кучме придется вновь оказаться за одним столом с представителями ДНР и ЛНР, т.е. возобновить диалог с донбасскими сецессионистами, который в будущем может вылиться в полноценную общенациональную дискуссию.

 

Судя по всему, появившиеся на фоне трагедии под Волновахой предложения правительства и парламента призваны максимально усложнить усилия украинских же дипломатов по поиску решения проблемы. Так, парадоксально выглядит призыв Арсения Яценюка к мировому сообществу с просьбой придания народным республикам статуса террористических организаций.

 

В случае реализации этой идеи на практике и Кучма, и посредники со стороны ОБСЕ, добившись того или иного политического компромисса с донбасскими переговорщиками будут фактически выставлены пособниками террористов, что позволит Украине пренебречь договоренностями, как это уже происходило в октябре-ноябре.

 

Подписание Порошенко указа о проведении трех этапов мобилизации в наступившем году также представляется попыткой силового запугивания оппонентов. В условиях, когда из Донецка и Луганска продолжают раздаваться призывы к обсуждению самого широкого круга вопросов, включая создание единого экономического и культурного пространства, милитаристский запал Киева не только вредит его имиджу, но и не добавляет поддержки в регионе тем лидерам ДНР и ЛНР, которые, несмотря на все потрясения и утраты времен военных действий, предпочитают эмоциям прагматичный расчет.

 

Для того, чтобы убедить формально остающихся украинскими гражданами дончан и луганчан в конструктивности своих намерений, украинским руководителям недостаточно раз за разом декларировать приверженность мирному процессу, важно подкреплять риторику действиями, которые пока что ей лишь противоречат.

 

Энергию, затрачиваемую на сосредоточение по периметру республик усиленных подразделений вооруженных сил, уместнее было бы направить на скорейшую разработку плана восстановления Донбасса и предотвращение гуманитарной катастрофы на его территории.

 

Не стала бы лишней и активизация дискуссии о конституционной реформе в стране, которая должна начаться в этом году, но в концептуальном плане вызывает немало вопросов. В случае, если шаги в этом направлении будут предприниматься без одобрения широких слоев населения юго-востока (включая мятежные области), она рискует превратиться лишь в закрепление неофеодализации страны с передачей «контрольного пакета» полномочий по управлению регионами местным политико-олигархическим группировкам.

 

Между тем именно реформирование государственного устройства могло бы оказаться ключом к решению проблемы не только Донбасса, но и сочувствующих ему приграничных областей, все более беспокойно взирающих на доминирование радикалов в киевских коридорах власти. В целом проблема консультаций в Минске заключается именно в отсутствии у официальной Украины желания выходить за пределы обсуждения технических вопросов и затрагивать более значимую и глобальную проблематику.

 

Ополченцы регулярно выдвигают масштабные инициативы, но в отсутствие постоянно функционирующей переговорной площадки они теряются в информационном потоке и игнорируются не только Киевом, но и покровительствующими ему внешними силами. К примеру, последовательные заявления лидеров ДНР и ЛНР о необходимости введения на Донбасс международного миротворческого контингента так и нашли должного отклика.

 

В подобном подходе, между тем, нет ничего революционного и эпатажного; наоборот, предыдущие крупные европейские конфликты в Боснии и Герцеговине и Косово были урегулированы как раз благодаря согласию сторон на приглашение миротворцев. Не нашли отклика и звучавшие из Донецка заявления о возможности передачи спорных районов, включая городской аэропорт, под контроль ОБСЕ – в итоге число жертв в боях за контроль над ними с каждым днем неуклонно растет.

 

Создается ощущение, что в украинском руководстве до сих пор не могут смириться с фактом своего морального поражения на Донбассе, для ликвидации последствий которого предстоит предпринять титанические усилия. И отправной точкой в данном движении может стать лишь возобновление прямого и честного диалога с ДНР и ЛНР в Минске.

 

Только этот подход позволит создать задел для очередных встреч «нормандской четверки», бессмысленных в отсутствии реального содержания и доброй воли со стороны участников конфликта. Такие опытные и влиятельные государственные деятели, как Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Владимир Путин не могут и не должны в очередной раз проводить важнейшие переговоры лишь для того, чтобы вновь выслушать заверения Петра Порошенко в его добрых намерениях.

 

Берлинская встреча послала ясный сигнал Киеву о том, что время интриг и информационного шума закончилось, а более статусный формат требует конкретного фактического наполнения. И уже следующее совещание в Минске покажет, готовы ли на Украине признать эту неприятную, но неизбежную перспективу.

 

Антон Гришанов


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1