Одноразовая независимость Прибалтики и Украины. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 08 января 2015, 12:57

Страны антироссийского «санитарного кордона» существуют только как геополитические проекты Запада

 

В последнее время буквально дня не проходит без того, чтобы мы не услышали об очередном нововведении в странах Прибалтики или на Украине, не имеющем ничего общего с фундаментальными принципами демократии и более того — прямо им противоречащем. То в Киеве объявят о создании «министерства информационной политики», подозрительно напоминающего министерство пропаганды гитлеровского третьего рейха. То в Литве введут уголовную статью за отрицание советской оккупации, то есть фактически запретят гражданам свободно думать и высказывать свою точку зрения. То вышлют из Эстонии без объяснения причин российского академика, приехавшего в Таллин, между прочим, не мосты взрывать, а участвовать в научном симпозиуме.

 

Soldier

 

Почему столь явный зажим демократии и свободы слова происходит в тех странах, которые объявили о своем переходе на сторону Запада — этой якобы самой цивилизованной, демократической, правовой и культурной межгосударственной общности? И почему это происходит практически одновременно? Вопросы, правильные ответы на которые очень многое проясняют.

 

Недавно на этом бесславном поприще вновь отличилась Литва. Ее президент Даля Грибаускайте призвала сурово наказывать лиц и организации, ведущие так называемую антигосударственную пропаганду.

 

Даля Грибаускайте, президент Литвы:

 

«Изо дня в день мы сталкиваемся с новыми атаками информационной войны. Они нацелены на наших людей, которым навязывается недоверие к государству, к истории и армии, членству в Евросоюзе и НАТО. В этой войне мы не должны быть безоружными» В частности, в Литве планируется ввести процедуру установления соответствия СМИ принципам национальной безопасности и обязать госкомиссию по радио и телевидению отказывать нелояльным медиа-структурам в выдаче лицензий, или прекращать их работу в судебном порядке. Гражданам будет дана возможность «обращаться в соответствующие инстанции с просьбой преградить путь распространению запрещенной информации», то есть, проше говоря, стучать в органы на всех лиц, и особенно журналистов, которые с их точки зрения, говорят что-то не то. Стоит напомнить, что ровно такой же призыв к всеобщему доносительству и разоблачению «врагов народа» был недавно сделан и киевскими властями.

 

Противоречие с фундаментальными принципами демократии в данном случае настолько очевидно, а скатывание к государственному тоталитаризму настолько явное, что не требует даже особых пояснений. Отчего же так происходит? Почему республики бывшего СССР, сбежавшие из него в свое время под замечательными лозунгами обретения свободы и демократии, становятся на путь прямого отрицания демократических ценностей и грубо затыкают рот всем несогласным с проводимой ими отнюдь небесспорной политикой?

 

Ответ на этот вопрос в данном случае также вполне очевиден и вытекает из элементарной логики. В стране, где политика государственного руководства соответствует коренным интересам большинства населения необходимость в принятии законов, подавляющих свободу слова и информации либо минимальна, либо вообще отсутствует. В этом просто нет смысла, поскольку между народом и властью существует определенный консенсус. Но, по мере того, как цели властей все дальше расходятся с реальными интересами и нуждами большинства граждан, действия государственных структур неизбежно должны становиться все более жесткими и тираническими. Иначе такая власть просто не сможет проводить свою антинародную линию и будет сметена недовольным большинством на ближайших выборах.

 

Но почему на той же Украине или в прибалтийских республиках складывается ситуация разрыва между коренными интересами народов и политикой властей? Которые казалось и существуют для того, чтобы воплощать в жизнь чаяния своих граждан. Возможно в каких-то других странах власти действительно существуют именно для этого. Но только не в тех республиках бывшего СССР, которые назначены Западом на роль «санитарного кордона» с Россией. В качестве составных частей этого кордона, данные государства обязаны быть предельно лояльными Западу и запредельно враждебными России. Причем обязаны — вне зависимости от их собственных коренных интересов. Иначе они просто не смогут соответствовать своему «санитарному» статусу. Для обеспечения такой линии поведения им, всеми правдами и неправдами, а чаще всего именно неправдами, навязывается весьма специфическая государственная элита, целиком связанная личными интересами, а порой и всем послужным списком с Западом.

 

И вот здесь то и возникает фундаментальное противоречие между сугубо утилитарным назначением этих «держав» как форпостов западных военно-политических интересов и их реальными, прежде всего экономическими, возможностями. А ведь именно экономика как не крути — основа всего, в том числе и адекватной государственной политики. Но о какой адекватности может идти речь в том случае, если эти страны, практически все до одной, в экономическом смысле едва ли не целиком зависят от России, а в геополитическом вынуждены, по воле Запада, быть ее заклятыми врагами? Иначе говоря, коренные интересы народов этих государств прямо противоречат тому, к чему толкает их прозападная государственная политика. Экономика требует развивать добрососедские, взаимовыгодные отношения с Россией, а сформулированная за океаном политика навязывает прямо противоположное. Получается антагонистическое, то есть неразрешимое противоречие между прозападной властью и большинством населения, которое невозможно урегулировать не уничтожив такую власть, или наоборот — соответствующий народ. Власти эту альтернативу вполне осознают и, не желая быть уничтоженными, начинают изо всех сил прессовать свое население, отбрасывая при этом в сторону все уже ненужные и даже ставшие вредными демократические стандарты и правовые нормы. Населению, которое отчетливо понимает, что нанося вред традиционным экономическим связям с Россией, его фактически толкают в пропасть, они попросту надевают намордник, или затыкают рот кляпом и продолжают гнуть свою линию.

 

Отсюда, кстати, и неодолимая склонность этих режимов к откровенному нацизму, в его уже проверенных в данной местности исторических ипостасях. Ведь именно нацизм образца сороковых годов пришлого века, будь то в его бандеровской версии на Украине, либо в чисто эсэсовской — в Прибалтике, является единственной внутренней исторической и психологической опорой проводимого властями русофобского курса и поэтому всячески ими поощряется. А Запад, при всей своей демократической фанаберии, вынужден закрывать глаза на фактическую нацификацию этих стран просто потому, что у него в данном случае нет другого выбора. Уж лучше пускай здесь правят нацисты, чем сюда придут русские — такова в данном случае логика выбора.

 

То, что государства антироссийского «санитарного кордона» являются сугубо геополитическими и военно-стратегическими проектами Запада подтверждается тем, что за период своей так называемой «независимости» эти страны потеряли до 60 процентов своего экономического потенциала и до одной трети своего и без того небольшого населения. Фактически и то и другое было принесено в жертву западной геополитике, авторов которой такие мелочи совершенно не интересуют. Опыт той же Прибалтики, а сейчас уже и Украины, говорит о том, что Запад не считает нужным вкладывать в эти страны свои средства и обеспечивать таким образом хотя бы минимальное благополучие их населения. Для него вполне достаточно и главное — куда дешевле с помощью закулисных комбинации провести на ключевые посты в таких странах своих людей, типа той же Грибаускайте, и, держа их под полным контролем, управлять этими странами в свое удовольствие. Для Запада это, по сути, одноразовые проекты, которые могут быть использованы для решения текущих задач, после чего их судьба перестанет его интересовать. Именно и только этим можно объяснить ту образцовую безрассудность, с которой американская ставленница Грибаускайте в подчеркнуто наглых, бескомпромиссных выражениях называет Россию «террористическим государством» и призывает весь мир на борьбу с ней. Совершенно очевидно, что она, при этом, прекрасно отдает себе отчет в том, что Москва без последствий это не оставит, что для экономически зависимой от нее Литвы крайне опасно. Тем не менее, она без малейших колебаний это делает, а недовольным просто затыкает рот угрозами полицейских репрессий. Действовать подобным безответственным образом государственно мыслящий литовский политик, сознающий что соседство Литвы с Россией это навсегда, просто не может. А вот иностранный агент, для которого та же Литва всего лишь площадка для карьерного роста, очень даже способен.

 

Ровно такую же провокационную роль в отношении России на Украине играет другой американский агент — премьер-министр Яценюк, который наверняка считает потерянным для себя тот день, когда не сделал очередную пакость Москве, типа строительства абсолютно сумасбродной пограничной стены или запрета поставлять России уже оплаченную ей продукцию украинских заводов. И заметьте — это «дерьмо на вентилятор» бросает премьер министр страны, которая экономически зависит от России едва ли не больше, чем та же Литва.

 

Столь откровенная враждебность интересам собственных государств и народов, свойственный этим временщикам запредельный авантюризм, полностью укладываются в логику существования таких одноразовых проектов и заставляют думать, что у помянутых выше спецагентов Вашингтона попросту нет той красной черты, через которую они не могли бы переступить.Это мы наблюдаем и на Украине с ее растущей день ото дня антироссийской истерией и полным нежеланием решать дело миром с частью собственного народа. То же самое происходит и в Прибалтике, где местные власти чуть ли не в ежедневном режиме обнаруживают все новые признаки грозящего им нападения со стороны России. Трескотня на этот счет становится настолько назойливой, что заставляет предполагать худшее. А именно то, что Запад при определенных обстоятельствах вполне может использовать эти страны для организации военной провокации против России и, соответственно — в качестве детонатора для развязывания на этой почве общеевропейской войны. Во всяком случае в том, что касается полной готовности литовского президента Грибаускайте и ей подобных американских ставленников к такого рода авантюре, остается все меньше сомнений. Все их предыдущие шаги, направленные на уничтожение национальной экономики и основ демократии в собственных странах в угоду интересам Запада, убеждают в этом совершенно однозначно. Тем более, что сами они при этом не только ничего не теряют, но и еще получат от своих хозяев повышение по службе.

 

Юрий Селиванов


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1