О фальстарте. Colonel Cassad

   Дата публикации: 08 января 2015, 18:26

Коротко о недавнем заявление Бородая, что проект Новороссия был фальстартом

 

Изначально, идея Новороссии как государства была сугубо виртуальной и всерьез о ней говорили очень и очень немногие. Так было до государственного переворота в Киеве. После того, как фашисты захватили власть, вместе с Крымом начал закипать Донбасс, который кипел как идеями федерализации или вхождения в состав России, так и идеями народных республик и их объединения в федерацию/конфедерацию, которая называлась — Новороссия. По мере того, как идея федерализации угасала (в апреле в центре Луганска лишь 2% опрошенных высказывались за федерализацию, а подавляющее большинство за вхождение в состав России или независимость), на первый план выходили идеи строительства самостоятельного государства, которые развивались наравне с идеей вхождения в состав России.

 

flag-novorossii

 

После отказа от ввода войск 24 апреля, последующих советов не проводить референдум о независимости и признание Кремлем легитимности фашистской хунты, идея присоединения к России приказала долго жить и на первый план вышли идеи строительства самостоятельного государства. На первых порах они развивались параллельно — шли попытки создания как отдельных народных республик, так и структур Новороссии, которая должна была в малом формате объединить Донецкую и Луганскую области бывшей Украины, а в большом формате — 8-10 областей Юго-Востока Украины. Это были так называемые Малая и Большая Новороссия. Разумеется и народные республики и Новороссия в той или иной степени курировались Москвой. На развитие государственности и различные организационные, информационные, финансовые и военные аспекты выделялись довольно значительные средства, существовали назначенные на уровне администрации президента кураторы, существовал парламент Новороссии во главе с Царевым, на которого делалась ставка. Существовал совет народных губернаторов Юго-Востока. В этом плане, говорить о том, что Новороссия как идея всплыла случайно не приходится.

 

Изменение российской политики в апреле, когда под угрозой внешнего давления (на что кстати указывает и Бородай) обстоятельства изменились и планы с Большой Новороссией и открытым вводом войск были отложены, тем не менее уже не смогли остановить запущенных процессов, Москва как и Киев их в полной мере не контролировала. Поэтому даже не получив прямой поддержки из Москвы восстание продолжилось и выход Донбасса из состава Украины де-факто произошел. Силовой пролог для выхода из состава Украины обеспечили захват людьми Болотова СБУ в Луганске и Славянска группой Стрелкова. Уже в конце весны, идея Новороссии стремительно начала обретать форму — массы ополченцев носили нашивки с флагом Новороссии, воевали под знаменами Новороссии, наносили эту символику на боевую технику. Виртуальная идея стала реальной — массы в нее поверили, как в реальную альтернативу вхождению в состав России. За эту идею сражались и умирали.

 

Вместе с тем, строительство организационных и государственных структур Новороссии либо профанировалось, либо вязло с различных организационных и бюрократических проволочках как в Москве, так и на местах. Царев по большому счету оказался неудачным выбором, так как он для местных считался чужим, «днепропетровцем», что с учетом местной клановости, имело большое значение. Сам парламент, который изначально воспринимался как нечто существенное, постепенно превратился в некий виртуальный клуб, который отмечался нелепыми инициативами и полным отсутствием связи с реальностью. При этом, строительство государства на местах, так же буксовало. Болотов (а затем и приехавшие из России «Дельфин» и «Эльбрус»), так и не смогли навести порядок в Луганске, где было до 20 различных группировок, практически никому не подчинявшихся. В Донецке, присланный опять же из Москвы Бородай, которого назначили прикрываясь авторитетом Стрелкова, несколько месяцев занимался неизвестно чем, поэтому когда Стрелков пришел в Донецк, там оказалась и действующая милиция хунты, и действующий мэр хунты и велись переговоры о сдаче города хунте. При этом правительство ДНР было по сути столь же виртуальным, как и парламент Новороссии. Если Царева можно попрекать за профанацию идеи парламента Новороссии, то с кого как не с Бородая спрашивать, на тему строительства государственных органов в ДНР, за что он персонально отвечал. В этом плане его нынешние попытки свалить все на некие «объективные причины» являются попыткой выгородить собственную несостоятельность, ведь это не Царев и не Стрелков отвечали за создание органов власти в одной из республик, котороя должна была стать частью Новороссии. А ведь именно саботаж и проволочки с созданием государства в народных республиках и тормозили идею Новороссии, так что причины «фальстарта» как это называет Бородай, были не объективными, а субъективными, причем он сам был одной из этих причин.

 

В июле, когда уже шли переговоры с хунтой о сдаче Донецка (а раз готовится сдача, то зачем строить государство), в Москве постепенно охладели не только к идее Большой Новороссии, которую убрали в долгий ящик в апреле-мае, но и к Малой Новороссии, на смену которой пришла концепция Большого Приднестровья. Схема была примерно такова — при помощи РФ, ополченцы создают некий аналог Приднестровья/Южной Осетии, становятся непризнанным государственным образованием, которое потом можно будет использовать в дальнейшей борьбе с американцами за Украину. Отсюда и ключевая роль Суркова который занимался Южной Осетией и Абхазией, отсюда и заезд приднестровского клана во главе с Антюфеевым. Была по сути поставлена задача — заморозить идею Новороссии и создавать две формально отдельные республики (даром что управлялись они из одного центра). При этом В конечном итоге несмотря на все стоны «невводил», «вводить» все же пришлось, дабы предотвратить военный разгром Новороссии в августе.

 

Но политическое решение о создании аналога Приднестровья было принято, а вот население и местные военные были в целом против, отсюда и продолжающееся сопротивления минского процессу, хотя уже и Стрелкова сняли, и на Мозгового надавили, и Беднова убили, а Козицын с Безлером осели на территории России. Тем не менее до сих пор масса ополченцев продолжает отстаивать идею похода на Киев и носит нашивки Новороссии (хотя в ДНР осуществлялись попытки насильно их спарывать — затея была изначально глупой, так как такой формат борьбы с идеей выдает катастрофическую тупоголовость исполнителей, поэтому часть бойцов таскает эту нашивку из принципа, сигнализируя, что для них Новороссия не фальстарт.

 

Попытки замириться с США через Минск не удались, вялотекущая война продолжилась, сделанные уступки не привели к желанным результатам. В итоге выяснилось, что условия которые подходили для создания таких непризнанных государств как Приднестровье и Южная Осетия, немного отличаются от тех, в которых существуют народные республики. Как раз идея Большого Приднестровья, как способ спустить конфликт на тормозах, и является классикой жанра из цикла «гладко было на бумаге, да забыли про овраги», причем в случае с Большим Приднестровьем это еще более верно, нежели в отношении Большой Новороссии. По факту, конфликт заморозить не удалось, холодная война с США идет полным ходом, давление на Россию (а это действительно объективная причина влиявшая на целый ряд решений по Новороссии) нарастает. То есть Большое Приднестровье не решает поставленных задач и возникает вопрос, зачем с лета городили этот огород.

Разумеется, те кто непосредственно отвечал за проведение этой политики никак не могут признать и своей персональной ответственности за произошедшее, поэтому им конечно будет проще все списать на некие объективные обстоятельства, дабы не встал вопрос о их служебном соответствии.

 

Была ли идея Новороссии фальстартом? На мой взгляд нет, она появилась в нужное время в нужном месте, и из виртуальной стала реальной, когда люди стали проливать ради нее кровь. Разумеется, благоприятные возможности весны были упущены (как по объективным, так и по субъективным причинам) и идея Новороссии вступила в фазу торможения и вместо величественного проекта на выходе получился куцый огрызок народных республик, которые даже объединив в Маленькую Новороссию будет насмешкой над теми идеями, которая она вынесла в массы весной 2014 года. Само собой, так как никуда не делись люди, которые за нее сражались и умирали, которые ее поддерживали и для кого Новороссия стала целью жизни, то говорить о том, что Новороссию сознательно и несознательно уже похоронили, на мой взгляд преждевременно. Сама логика событий и неустранимый конфликт с США будет подталкивать народные республики к интеграции и вполне возможно это федеративное или конфедеративное образование будет называться Новороссией и щеголять уже привычным красно-синим флагом. Ну а то, что некоторые в своих головах Новороссию уже списали, так мне как крымчанину хорошо известно, так как сколько я за последние годы наслушался про то, что идея возвращения Крыма в состав России мертва, что надо смирится с жизнью с «незалежной рохляндии». Но как показала история, события порой могут идти по совсем уж причудливой колее.

 

Поэтому лично я не считаю Новороссию фальстартом, на мой взгляд это отличная и жизнеспособная идея (что не отменяет криворукости целого ряда ее строителей), которая уже овладела массами и прошла важнейшую проверку через кровь и войну. Да, сейчас этот проект реализовать намного труднее чем весной, но на мой взгляд, Новороссия как непризнанное государственное образование все еще возможна, как в Малом формате, так и в Большом.  Поэтому я как и весной, поддерживал, поддерживаю и буду поддерживать идею независимой и дружественной России Новороссии, которая возможна только в случае дальнейшей дезинтеграции остатков нынешней Украины, после чего и можно приступать к реальному переформатированию Украины под российские, а не под американские нужды. Проблема в том, что у нас тут не спорт, а война с США. И начав бежать по этой узкой дорожке — можно либо стремится прийти к финишу первым, либо же остановится и сдаться, к чему нас призывает чернокожий император мира. Идея Новороссии, это то, что придавало динамики и силы российской политике на Украины и без этой идеи говорить о каком-либо влиянии на украинские процессы в нынешнем раскладе не приходится. Поэтому если не брать в расчет варианты полной капитуляции Кремля, то идея Новороссии будет неизбежно востребована в ходе продолжающейся холодной войны с США за Украину.

 

Colonel Cassad

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1