«До» и «после» Крыма. Александр Дремлюгин

Дата публикации: 06 Январь 2015, 11:58

Готовность жителей полуострова переносить лишения не оправдывает бездеятельность местных властей

 

После развала Советского Союза привычка встречать Новый год под бой кремлёвских курантов для большинства крымчан, вынужденных тогда стать гражданами Украины, наполнилась новым политическим смыслом – жить с оглядкой на свою настоящую Родину. «Пока не услышим поздравления от президента России за праздничный стол не сядем», — примерно такой была их установка.

 

Crimea2015

Россия, Крым, Симферополь, площадь Ленина

 

 

Кстати, новогодние телевыступления украинских «гарантов» потом уже мало кто смотрел в Крыму. По мнению многих местных жителей, эти речи из года в год были унылыми и абсолютно безынтересными.

 

Но это лишь небольшое лирическое отступление. Главное, что события минувшего года провели черту, навсегда разделившую жизнь миллионов людей на «до» и «после». Многим до сих пор сложно осознать: «как раньше» уже не будет. Особенно, это касается молодых людей, выросших в постсоветской реальности. Ровесники «незалежной» (даже те, кто никогда не был в Крыму) до сих пор не в состоянии поверить, что Крым — это действительно Россия. Вероятно, подростковый максимализм плюс навязываемый властями национальный эгоцентризм отключил в их головах здравый смысл. Прибавим к этому всеобщую проблему невежества и получим не самый обнадёживающий результат – поколение необразованных «зомби», готовых на всё ради ничего.

 

Благо, что это касается не всех. Иначе мир не увидел бы современных героев — растерзанных на Майдане парней из «Беркута», смельчаков из Одессы, погибших в огне Дома профсоюзов, расстрелянных на 9 мая жителей Мариуполя, уничтоженных Киевом ополченцев и мирных граждан Юго-Востока. О чём эти люди мечтали 31 декабря 2013 года? Что загадали в ту далекую теперь новогоднюю ночь казак из Волгоградской области Руслан Казаков, одесский поэт Вадим Негатуров или его юный тёзка Вадик Папура? Чего ждали от будущего Юля Изотова из Краматорска и Инна Кукурудза из Луганска? На что надеялись тысячи жителей Донбасса, которых хунта потом уложила в сырую землю?

 

Все они, как и сейчас многие из нас, желали простого человеческого счастья, здоровья и других обычных человеческих радостей. Но мечтам не дали сбыться. Уходящий год обернулся для них трагическим кошмаром. А тем, кому удалось спастись, сейчас ненамного легче — сотни тысяч людей остались на улице ни с чем.

 

Теперь пару слов о главных счастливчиках уходящего года – жителях Крыма. В марте 2014-го случилось то, о чём миллионы русских мечтали долгие годы, но до последнего не верили, что подобные чудеса ещё возможны. Мне самому, коренному крымчанину, до сих пор иногда кажется, что это всего лишь сон. Что такого на самом деле не бывает.

 

Но это не сон, это самая что ни на есть настоящая реальность, которая с каждым месяцем становится всё более суровой.

 

Всем известно, что Киев несколько раз оставлял без электричества весь полуостров. Меня предновогодний «конец света» застал на улице. Я шёл домой под мерзким дождём и смотрел на дорожные заторы: светофоры не работали, троллейбусы встали. Такое впечатление, что количество машин после отключения выросло раза в четыре. На каждом углу стрекотали генераторы. Практически во всех продуктовых магазинах продавцы не могли обслужить клиентов, потому что отключились кассовые аппараты и электронные весы. Люди при этом ругали местную власть. Но как-то тихо, спокойно.

 

Ругали за то, что перед началом масштабных проблем с электричеством глава Республики Сергей Аксёнов публично заверил общественность, что крымчанам не стоит волноваться — отключений перед Новым годом не будет, потому что с Киевом, якобы, обо всём договорились. И буквально сразу же весь полуостров «отрубили».

 

«Насколько беспечными идиотами нужно быть, чтобы о чём-то договариваться с киевскими властями?!» — справедливо роптала женщина, идущая рядом мной по улице.

 

А я вспомнил, как несколько месяцев назад один мой приятель ринулся покупать генератор, поскольку в его предпринимательских кругах, где обитает множество крымских политиков, пошли слухи, что зимой начнутся серьёзные проблемы с подачей электроэнергии. Неприятный вывод напрашивается сам собой — чиновники, отвечающие за подобные вопросы, были в курсе проблемы с самого начала. Но с нею не справились. Какое впечатление может сложиться у крымчан после подобных казусов? Такое, что их депутаты и чиновники более полугода занимались чем угодно, только не делом: под туш оркестра меняли дорожные указатели, путешествовали по бюрократическим застольям и вечеринкам, раздавали друг другу медальки за никому не понятные заслуги перед Отечеством и тому подобное.

 

Мы стерпим. Если надо посидим без света, без тепла в доме, без тёплой воды в кране, без Интернета, без телефонной связи и прочих благ. Бывает и хуже.

 

Я шёл домой под дождём и думал про блокаду того же Луганска. На что жаловаться после того, что переживают тамошние жители? Наша банальная бытовуха – пыль по сравнению с их бедами.

 

Все наши так называемые проблемы: санкции, блокады, рост цен, сложности передвижения и прочее, носят исключительно прикладной характер, а значит, не имеют серьёзного влияния на мнение крымчан и на их выбор. Ведь жизнь измеряется не только материальными категориями. Все нынешние неудобства меркнут на фоне главного достижения – возвращения домой!

 

Но, как справедливо заметил крымский интеллектуал и патриот Сергей Киселёв, готовность людей переносить лишения не является индульгенцией для власти. И не может быть поводом для паразитирования на патриотических настроениях крымчан. В следующем году будем тщательнее следить за местными чиновниками. Как показала история, надеждам и чаяниям крымчан суждено сбываться. Украинский Новый год навсегда остался в прошлом. Отныне мы будем встречать его только с Москвой.

 

Александр Дремлюгин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1