Интервью с Фатимой Папурой, мамой погибшего комсомольца. «Моя жизнь остановилась 2-го мая»

   Дата публикации: 04 января 2015, 21:02

Горе матери, потерявшей сына невозможно описать. Боль сжигает все изнутри. Жизнь теряет смысл. Время останавливается. Из-за людской ненависти, безрассудства, радикализма, 8 месяцев назад Фатима Папура лишились самого драгоценного, что было в ее жизни – своего единственного сына – семнадцатилетнего Вадима. Он стал самым юным погибшим 2 мая в Доме профсоюзов – выпал из окна горящего здания. На земле его добили украинские националисты. Убитая горем женщина согласилась рассказать «Комитету 2 мая» о жизни Вадима и о том страшном дне, когда она трагически оборвалась.

 

Vadim Na Kulikovom Pole

 

ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА, ИЛИ ДЕНЬ, ОБОРВАВШИЙ ВСЕ

 

Это была обыкновенная пятница – майский выходной. С утра ничего не предвещало беды. Родители затеяли генеральную уборку. Вадим, как обычно, им помогал. Затем засел за книги.

 

«Он говорил, что, может быть, пойдет дежурить в лагерь на Куликово поле, – вспоминает Фаима Папура. – Сказал – «Может быть, если мне позвонят». Когда начались события на Греческой – он был дома. Мы вместе смотрели прямую трансляцию по телевизору. Тогда я не могла представить, что будет такой ужас. Когда увидела, что на Греческой начали стрелять и разбирать брусчатку, то сразу поняла – это не одесситы. Потому что ни один одессит не будет так кощунственно относиться к родному городу».

 

Момент, когда Вадим ушел из дома Фатима Папура помнит смутно – он быстро собрался и незаметно ушел. Видимо, ему все-таки позвонили или написали в социальных сетях. Момент ухода Вадима из дома хорошо запомнила бабушка. На ее вопрос – «Куда ты идешь?», он ответил – «Я иду вас защищать». Больше родители Вадима живым не видели…

 

«Он позвонил в 6 часов из Дома профсоюзов. Сказал – «Мама, я на Куликовом поле, в Доме профсоюзов. Только, пожалуйста, не геройствуй, не приезжай сюда» – с горечью говорит Фатима. – Это  был последний звонок».

 

Видя, как полыхает Куликово поле а, позже и Дом Профсоюзов, несчастные родители обрывали линии МЧС: «Посмотрите, Дом Профсоюзов полыхает! Там же люди!» В ответ они лишь услышали стальной голос диспетчера – «Да, спасибо». Звонки в милицию также были безрезультатны – там просто не брали трубку.

 

«После этого мы с мужем решили ехать на Куликово поле. Мы поехали спасать сына. Долго не могли уехать – не было ни маршруток, ни автобусов, ни такси. С трудом дождались трамвая. Приехали туда аж к половине восьмого. Пожарные уже все потушили.

 

Я никогда не забуду тот ужас, который мы увидели на Куликовом поле. Оголтелая толпа… Настоящее зверье, даже хуже. Ведь звери убивают только тогда, когда голодны.

 

Там были молодые девушки. Хотя я их не могу назвать девушками – шестнадцатилетние малолетки. У меня в голове не укладывается, что они там кричали… Люди на крышах прятались – они их высвечивали фонариками, подначивали – «Давай, прыгай!»… Мы видели обгоревшего человека, который перевалился через окно и прикипел к подоконнику. Они на словах над ним глумились, светили фонариками на него… Там были настоящие фашисты. Потому что они шли убивать своих же граждан. Они целенаправленно шли убивать. И этот звериный оскал, ненависть… Безумные глаза, безумные выражения лиц…» – с трудом рассказывает Фатима Папура.

 

Происходящее казалось страшным сном. Но у родителей Вадима была одна цель – найти и спасти своего сына. Фатима Папура попыталась войти в Дом профсоюзов, но радикалы ее не пустили.

 

Надежда промелькнула, когда из сгоревшего здания милиция начала выводить куликовцев. Около трех часов родители высматривали среди задержанных своего сына… Но безрезультатно. Вадима нигде не было.

 

«Нам безумно захотелось пить и мы пошли на вокзал купить воды. Когда возвращались – увидели, что с левой стороны Дома профсоюзов лежат погибшие. Их оцепил милицейский кордон. Мы прошли мимо. Муж спросил – ты ТАМ Вадика не видела? Я ответила, что нет. А потом… мы увидели на одном из погибших спортивные штаны нашего сына… И все поняли…»

 

Vadim Popura Geroy

 

В нашем разговоре возникает пауза. Понять, насколько тяжело этой женщине вновь и вновь прокручивать в голове события того страшного дня невозможно. Даже у меня, журналиста, слышавшего десятки таких историй, сердце сжалось от боли, а на глазах выступили слезы.

 

 

 «СЛЕДСТВИЕ СПУСТИЛОСЬ НА ТОРМОЗАХ»

 

Опознание, похороны – все это пронеслось перед несчастной женщиной как в тумане. Теперь для нее крайне важно, чтобы убийцы ее сына были найдены и наказаны по закону. Но в успешный исход расследования ей верится с трудом.

 

«Никто ничего не говорит. Я не хочу уже ходить к этим следователям, умолять их, выпрашивать… Реально следствие никто не ведет. Ведь так  много видеоматериалов, где видны лица, видно, кто убивает.  Есть конкретный видеоматериал человека, который задушил женщину в кабинете – есть данные о нем, адрес. Но он на свободе. Следствие спустилось на тормозах».

 

По словам Фатимы Папуры, во время допросов следователь задавал ей лишь один вопрос: «Что Ваш сын делал на Куликовом поле?» «А что бы он там не делал – кто имеет право его убивать? Кто кому дал право совершать то, что случилось на Куликовом поле?» – возмущается женщина.

 

«У следователя я была 2 или 3 раза. Потом перестала ходить, потому что эти визиты были не очень приятными. Мой отец ходил к следователю, пытался что-то выяснить. Но никто ничего не говорит и не собирается.

 

s mamoy z

 

Все прекрасно понимают, почему дело спускается на тормозах. Потому что куликовцев пытаются обвинить в сепаратизме, терроризме, что они сами себя подожгли. Но это бред. Никакими сепаратистами они не были. Ни о каком разделении Украины речи не шло. Там стояли против фашизма. Против того, что сейчас происходит в государстве. В стране разгуливает фашизм – откровенный и безнаказанный. Очень страшно, что там было очень много молодежи, которая продолжает  разгуливать по улицам и чувствует свою безнаказанность. Они дальше будут убивать людей. У них не будет никаких ограничений – ребенок это будет, или женщина, или старик. Власть не наказывает и не пресекает их преступления. И, к сожалению, чем больше проходит времени, тем меньше шансов на то, что когда-то восторжествует справедливость» – заключает Фатима Папура.

 

 

ОБЫКНОВЕННЫЙ НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ПАРЕНЬ

 

Хотя Фатима Папура во время интервью постоянно говорит, что ее сын был «обыкновенным парнем», понимаешь, что он, все же, отличался от своих сверстников. Аккуратный, ответственный, добрый, порядочный, галантный, мужественный – не каждому семнадцатилетнему юноше присущи такие качества.

 

«У него были свои принципы и свои жизненные позиции и цели. Ему нравилось учиться в университете – он поступил на политологию. Вадим был разносторонним мальчиком – хорошо играл в шахматы, прекрасно играл на фортепиано. Причем, не так, как многие, «из-под палки». Он сам нашел класс, преподавателя, сам с удовольствием ходил на занятия» — вспоминает Фатима. Вадик увлекался моделированием – собирал модели самолетов, любил фильмы о Великой Отечественной войне. «Он первый посмотрел фильм «Брестская крепость», – рассказывает женщина. – Тяжелый фильм. Я не смогла смотреть, а он посмотрел от начала до конца и даже в конце прослезился – этот фильм раскрывает подвиг людей, солдат, офицеров».

 

В 16 лет Вадим Папура вступил в комсомол. Он самостоятельно нашел комсомольскую организацию, вступил в нее, в 2012 году даже побывал на съезде комсомольцев в Киеве.

 

Komsomol

 

«Он сам принял это решение, – делится мама Вадима Папуры. – Мы его поддерживали – ведь в принципах комсомола ничего плохого нет. Это действительно правильные позиции, вырабатывающие в человеке стержень. Все правильные и положительные принципы этого движения Вадик в себя впитал.  Ведь чему учит комсомол? Быть честными, добрыми, относиться к людям с добротой, пониманием, добиваться своих целей. А ведь у большинства современной молодежи нет никаких границ и правил» ­– считает Фатима.

 

Одноклассники также отзываются о Вадиме как о порядочном парне. Показателен случай, когда кто-то из одноклассников нецензурно выразился перед девочкой – и Вадим заставил его извиниться.

 

«Он ненавидел ругань, мат – особенно при девочках, – говорит Фатима Папура. – Кода мы с ним ездили вместе в маршрутках – он всегда выходил первым и подавал руку. Мы старались ему прививать мужские качества – быть галантным, помогать. Например,  когда в школе были какие-то внеклассные собрания, уборки – он не позволял девочкам носить тяжелые ведра, всегда помогал им».

 

Как много добра еще мог сделать Вадим в своей жизни! Но не успел…

 

 

ЖИЗНЬ БЕЗ СЫНА

 

В доме Фатиме Папуре все напоминает о Вадике – вот его фотография, где он своими добрыми, чистыми глазами смотрит на маму – только вот внизу, справа, словно след пожара – черная ленточка. Вот стопка университетских тетрадей, в которые Вадим, кажется, только вчера, записывал университетские лекции. Шахматная доска в шкафу – только вот отцу теперь не с кем играть в шахматы.

 

«Говорят, что теперь для многих антифашистов образ моего сына стал символом борьбы с фашизмом. И если это помогает в борьбе, я буду только рада. Потому что сейчас не так много тех, кто может объединять людей для благой цели, даже после своей смерти.

 

Мне очень его не хватает, — плачет женщина. – Мне очень тяжело без него. Не стало человека, ради которого мы жили. В Вадюше мы видели смысл своего существования, своеобразный итог нашей жизни. Я не пожелала бы никому пережить даже маленькую частичку того горя и отчаяния, которые поселились в моем сердце после 2 мая».

 

Vmeste s Mamoy

 

В конце нашей беседы Фатима вспоминает случай, произошедший накануне гибели своего сына. Вадим защищал курсовую работу по политологии. За нее комсомольцу поставили «четыре» и добавили еще один бал потому, что парень не отреагировал на написанные на листе бумаги слова «Комуняку на гиляку», который подняли его одногруппницы. Позже, на похоронах Вадима, девушки раскаивались за свой поступок, плакали. Но было слишком поздно…

 

Вспомните эти строки, когда в очередной раз у вас возникнет желание крикнуть оскорбления в адрес тех, чье мнение отличается от вашего.

 

КОМИТЕТ 2 МАЯ

 


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1