Немецко-русская дружба. Йоахим Зондерн и Сергей Веселовский

   Дата публикации: 30 декабря 2014, 13:30

 

Интервью с основателем немецкоязычного портала «Гражданский голос» Йоахимом Зондерном в программе Сергея Веселовского «На Самом Деле» независимого сетевого агентства NewsFront.

 

Здравствуйте! Да, у меня есть один вопрос. Каково это, работать непосредственно из центра событий? С какими проблемами в это время Вы боретесь? Какие трудности Вы преодолеваете, вещая правдиво, непосредственно из места событий?

 

Готов ли народ вообще? Это первый вопрос, который мы должны себе задать. Я говорю — нет, он не готов. То, что я наблюдаю в немецкоязычной среде и Европе: чем дольше продолжается этот кризис, тем больше теряется к этому интерес. Украинский конфликт был вначале очень интересен. Очень многих людей он побудил к размышлениям. Конечно, пророссийские друзья интересуются и дальше этой проблематикой. Они пытаются найти ответы и помочь. Существуют различные инициативы. К примеру, в это рождественское время, помочь детям Донбасса. Да, это есть. Но их не становится больше, сторонников этого прозрачного положения вещей, друзей, которые поддерживают Россию. Интерес остается на том же уровне, остается прослойка обычных граждан, которые информируют себя от случая к случаю, не ежедневно. Их число скорее уменьшилось. Мы видим это на примере нашего портала. Когда 2-3 месяца назад я писал о России, о проблемах в Украине. Тогда это вызвало огромную сенсацию, также в социальных сетях. Сейчас интерес немного спал. На данный момент люди больше интересуются внешней политикой Владимира Путина в целом, нежели только относительно украинского конфликта. Таковы мои наблюдения.

 

Две трети наших читателей осознают, что мы стоим перед неразрешимыми конфликтами. В первую очередь люди интересуются судьбой этих людей, сочувствуют их горю. В этом я вижу позитив. Они интересуются судьбой людей, сочувствуют и пытаются помочь. Как мы можем помочь? Это первый пункт, который я озвучил. Второй пункт, это то, что нашим читателям ясно, что этот конфликт затеял Обама и США. Не в последнюю очередь из-за экономических соображений. Даже Президент Путин был удивлен тем, что экономическая продуктивность между Россией и США повышается, но уменьшается с главным экономическим партнером — Германией. Германию и Европу держат в дураках и хотят натравить этих людей друг против друга. Да, мы в третий раз находимся в этой точке. Да, мы опасаемся, что этот конфликт может привести к третьей мировой войне. Страх войны отчетливо виден и он больше чем когда либо. Это видно по готовности помочь детям и семьям на Донбассе. Люди делают это, чтобы очистить свою совесть. В то же время они чувствуют себя незащищенными. Как они могут помочь? До этого времени США были механизмом власти. И все, что делает Россия, чтобы уладить этот кризис, чтобы предотвратить войну, не было принято немцами. Последние пару лет между немцами и русскими возникла дружба, но граждане, которые ответственны за то, чтобы изменить эту политическую систему, они еще не до конца поняли русский менталитет. И порой трактуют его неправильно. Такова ситуация на данный момент, но есть успехи в этом направлении. Опасность, которая исходит от США, или то, кто является инициатором, это давно понятно, по крайней мере, нашим читателям. Большинство граждан, я вынужден сказать, к большому сожалению, не осознают этого. Они придерживаются мнения, что Россия является агрессором.

 

Вы говорите о немцах в целом или о небольшой части немцев, о наших читателях, о пробудившихся немцах? О ком мы говорим сейчас?

 

Я вынужден сказать, что 80 процентов людей этого не понимают. Немецкий гражданин уже сталкивался с этой проблемой понимания, перед второй мировой войной, перед обеими мировыми войнами, что он является инструментом политических интересов, что его просто используют. Так как немцам привит военный менталитет послушания — послушание превыше всего! Руководящие личности выступают образцом, примером. На немцев, как народ, оказывает влияние доминирующая культура. Устанавливается пример другие просто следуют ему, не задавая вопросов. Так происходит до определенного момента, потом общество взрывается. Часто в неправильном направлении. Но человек так и не осознает того, что он является инструментом, который просто используют. Мы говорим о большей части народа, о 80 процентах граждан, которые этого не поняли. Они позволяют слепо вести себя в сторону войны.

 

Немецких политиков мы не берем во внимание. Они держатся за своего друга, за своего неверного друга, американцев. Это также не изменится и в будущем. Как это предложение принял народ? Нет, если бы народ это вообще принял, тогда двери были бы уже открыты. Тогда в Германии уже были бы протесты за Россию большего порядка, нежели сейчас. Тогда бы миллионы людей поддержали этот Евразийский Союз. Но этого не происходит. Как я уже говорил, люди доверяют преданности этих вассалов, этой прусской преданности. Люди верят в их политическое руководство, верят госпоже Меркель, ее сообщникам, каким-то другим фигурам на заднем плане. Люди до сих пор соглашаются с Америкой, долларом, принимают то, что им знакомо. Человек всегда боится того, чего он не знает. Возможно, Ваш коллега со мной согласится в этом. Так всегда, человек опасается того, чего не знает. В данный момент люди не готовы даже ознакомиться с новой возможностью. Единственная надежда, которую я вижу, это то, как сработает экономический альянс БРИКС. Что будет с Аргентиной, благодаря кооперации с Россией. Аргентине всегда угрожало государственное банкротство. Если там будут видны первые успехи… Если нам в Германии сейчас становится хуже. Если становится хуже и в Испании, Италии или Франции. Мы не можем выйти из кризиса. Если в один момент смеяться будут те страны, которые сотрудничают с Россией. Тогда экономическая система состоится как таковая. Тогда появится движение в этом направлении. На данном этапе люди предпочитают оставить все как есть, и жить по-старому.

 

Почему? Это тот вопрос, который я задаю себе как немец. Неужели мы не извлекли никакого урока из своей истории? Наше правительство было осведомлено про беспорядки на майдане, которые поддержала фашистская партия «Свобода» и другие фашистские организации, так как они были за Европу. Тогда одно мгновение я был в замешательстве, так как я всегда думал, что Германия будет протестовать против фашизма. Но когда речь идет о проевропейских настроениях, тогда внезапно добро пожаловать, мы смиряемся. Этого не должно быть. Тогда я просил себя, почему именно люди, именно активисты-левые? В Германии есть много левых социалистов, которые всегда были против фашизма. Но внезапно они стали на его сторону, тем, что поддержали политику Германии, и пытаются дальше справиться со «злым агрессором Путиным». Они встали против своих собственных ценностей. Это означает, что они так же согласились с этим фашизмом, что я никоим образом не могу понять. В то время как сейчас друзей Путина, друзей России оттесняют в правый угол, фашистский угол. Факты были перекручены. Украинские фашисты сейчас полностью легитимные. И все, что сейчас позитивного говорится о России — это есть новый фашизм. Но это не сработает сейчас. Так как именно Россия противится этому фашизму и берет курс на мир. Это не складывается. Так как одно противоречит другому. Нет, Германия не выучила урок. Германия и не смогла бы извлечь урок из своей истории, из предшествующего фашизма, так как немцам присвоили вину. Тут можно так же различить. Россия признала нас невиновными, для нашего воссоединения Россия хотела вернуть нам государственные территории. Были переговоры, была кооперация. Со стороны России всегда была готовность идти нам навстречу. Но мы этого не захотели, мы отвергли ее. Народ позволил продать до нитки свою страну. И сейчас, конечно же, не понимает разницу между патриотизмом, между реализацией интересов собственной страны, как это делает Путин (кстати, полностью законно) и между фашизмом. Почему немецкий народ этого не понимает? Потому что на плечи немецкого народа всегда возлагают вину.

 

Делают это и немецкие политики, финансовые олигархи. Германию доят, используя это чувство вины. Это чувство вины, Путин направил его в определенную сторону, а именно — в сторону, контролировать людей в Германии. И этот контроль привел к тому, что человек уже не различает, где чистый фашизм, а где истинный патриотизм, и где просто здравый смысл. Особенно сложно немцу понять разницу между фашизмом и патриотизмом. Чувство вины его настолько ослепило, что человек уже не видит разницу. Он считает, что то, что Путин делает для своей страны, стоит за свою страну, — это фашизм. Почему немец так считает? Потому что немец в глубине своего сердца тоже верит в то, что его политики защищают его интересы. Но они этого не делают. И здесь играет роль зависть. Этот эффект зависти, эта недоброжелательность использует правящий класс, такой как наши политики здесь на Западе, чтобы подстрекать людей против России для того, чтобы легализовать фашизм в Украине. И в этом состоит опасность.

 

Я хочу ответить с точки зрения здравого смысла. С моей личной точки зрения, Россия не может сделать ничего более. Россия принимает меры с точки зрения сохранения всеобщего мира. Для этого Россия отправляла гуманитарную помощь на Юго-восток, приняла страдания до определенного момента. Чтобы обеспечить всеобщий мир, Россия согласилась с тем, что ее собственный народ страдает или подвергся опасности. Были показаны другие экономические пути, как по-другому может работать экономика с другими партнерами, что можно свободно торговать, не привязываясь к доллару. Это один пример. Поставляла гуманитарные грузы. Путин всегда говорит открытым текстом, и это уже в течение многих лет. Он говорит немецкому народу, что именно пошло не так, чей это договор, что это принесло немцам. В 2001 году он выступил с речью в Бундестаге. Он был единственным политиком, который обратился к нам на нашем языке. Именно с Германией у Владимира Путина очень близкие отношения. И Россия больше ничего не может сделать, я говорю это абсолютно откровенно. Теперь все зависит от Германии и Европы, теперь мы должны что-то сделать. Потому что дружба всегда основывается на взаимных двусторонних отношениях. И наш народ ответственен за то, чтобы показать европейскому народу в целом, что мы хотим этого мира, пойти навстречу Владимиру Путину, пойти навстречу России. Россия сделала все возможное, теперь наша очередь.

 

У меня больше нет вопросов. Я рад, что есть такие люди как Вы, которые занимаются разъяснительной работой, которые готовы идти на собственный риск. Как Вы сказали, вместе мы сможем чего-то достичь, идя дорогой правды. Сможем раскрыть многим людям правду, и что находится за правдой. Главным образом речь идет о том, чтобы наряду с фактами восстановить эмоционально насыщенную дружбу, чтобы привлечь других людей. Показать, что эта дружба состоялась и может существовать. Когда это получится у небольшого количества людей, тогда это может так же переместиться в массы. У нас тоже есть одна пословица в Германии: капля по капле камень долбит (вода камень точит). У нас есть возможность сказать, что одна капля может сделать дыру, но одно объятие или откровенное рукопожатие, я знаю это на примере моего правительства, может победить настоящую дружбу или способствовать возникновению новой дружбы. Я вижу только один шанс просвещения, если мы подружимся народами. Немцы и русские более близки по менталитету, нежели немцы и американцы. Америка — страна, не имеющая глубоких корней. Ее народ не существовал ранее на этой территории. Это сборный народ. Наш менталитет существует, поэтому я буду очень рад, если мы, возможно, в будущем укрепим нашу кооперацию, нашу совместную работу и, возможно, чаще сможем обмениваться информацией.

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1