О России, Европе и США. Новогодние мечтания. Виталий Третьяков

   Дата публикации: 29 Декабрь 2014, 16:13

Я давно уже нахожусь не в том возрасте, чтобы верить в Деда Мороза и его новогодние подарки. Однако всё-таки текст, написанный накануне Нового года, предполагает некоторую мечтательность.

 

Putin

 

Сделанного, ни хорошего, ни плохого, не вернёшь, и чаще всего не переделаешь. Тем более что политика, особенно политика великих держав, как правило, очень инерционна, ибо основывается на многовековых исторических традициях.

 

И даже всплески революционных перемен крайне редко изменяют политику как таковую — разве что в случае тех революций, которые получают наименование великих. В российской истории, кстати, такая была.

 

Мир был потрясён воссоединением Крыма с Россией. Но для одних это было потрясение восторга, для других — удивления, для третьих (и это Запад) — испуга.

 

Я считаю, что воссоединение Крыма с Россией в нашей новейшей (с 1991 года) истории по значимости сравнимо только с уходом Ельцина из власти в конце 1999-го. И для политики (как исторической величины) России это событие (воссоединение) логично и неизбежно. Другое дело, что его могло бы и не случится, если бы… А вот тут уже стоит перейти к моим предновогодним мечтаниям, которые, конечно же, в 2015 году не сбудутся, но допустить, что такое произойдёт, мы же можем.

 

Представим себе, что властвующая элита США вдруг поймёт, что никто и никогда не давал ей мандат на управление всем миром. И что тот, кто захватил такой мандат по собственному произволу, рано или поздно его лишится. Сначала морально, затем и реально.

 

И что не нужно ждать, когда этот мандат у тебя отберут силой или ты потеряешь его из-за собственного одряхления. И вдруг властвующая элита США решит, наконец, что в интересах самих США перестать совать нос в дела всех без исключения стран мира, особенно в чужие цивилизации.

 

Я уверен, что как только США отзовут всех своих советников из Украины и вообще перестанут участвовать в «урегулировании» внутриукраинских дел и российско-украинского конфликта, это урегулирование (но уже без кавычек) пойдёт семимильными шагами, и через несколько месяцев в этом регионе Европы наступят мир и спокойствие, хотя ещё и не благоденствие.

 

Представим себе, что европейцам надоест быть политическим вассалом Вашингтона, а кроме того, они поймут, что необходимость в военной защите их стран со стороны США давно уже отпала. Ибо никто на Европу нападать не собирается. И угроза европейской цивилизации исходит только от неё самой, всё больше и больше отрекающейся от своих корней. И что стоит ей, Европе, перестать (вместе с США) вмешиваться в дела других стран и целых цивилизаций, никакие иноземные и инославные террористы не будут поднимать руку на спокойствие в европейских городах.

 

И ещё. А если вдруг Евросоюз поймёт, что не он один является Европой. Что на востоке нашего континента лежит гигантская страна, которая, кстати, продлила Европу (причём Европу в чистом виде, а не в виде колоний) в Азию — до Тихого океана. И что эта страна, называющаяся Россией, имеет не меньше прав, чем Париж, Берлин, Брюссель и примкнувший к ним Лондон определять правила жизни в Старом Свете.

 

И что, между прочим, спасение европейской цивилизации в целом возможно только с участием России, а конфронтация Евросоюза с ней есть, как минимум, ослабление Европы и верный способ ускорить её, Европы, крах — демографический, политический, моральный, да и экономический.

 

И ещё: а если вдруг Евросоюз поймёт, что Россия — страна стран и народов, и сама есть Евросоюз, но только не западный, а восточный. А раз Москва не указывает Парижу и Берлину, как устраивать жизнь на берегах Луары или Рейна, то и Парижу с Берлином (а уж тем более Вашингтону или Стокгольму) не следует учить Россию и русских, как им жить на берегах Волги или Днепра (последний, между прочим, исток имеет в России и течёт по ней почти 500 километров, а русские на его берегах тысячелетие живут и за пределами нынешней Российской Федерации).

 

А если Западный Евросоюз уразумеет, что Россия как Восточный Евросоюз никогда и никому (тем более цивилизационно равновеликим ей США и ЕС) свой суверенитет отдать не может по определению…

 

Кстати, а если ещё это последнее в 2015 году поймут, наконец, те в России, кто считает себя западниками, имея в виду, что первый пункт их западничества — сдача суверенитета Восточного Евросоюза Западному и подведение России под общеевропейскую гребёнку…

 

И если вдруг люди (внутри России и за её рубежами) поймут, что глупо и абсурдно думать и говорить о России как о каком-то исторически неудавшемся государстве. Как может быть неудавшейся страна, насчитывающая больше 1150 лет своей государственности, из которых 530 последних лет были временем абсолютной и непрерывающейся независимости. И как только кто-то за эти пять веков пытался на независимость России покуситься (а таких попыток было немало), страна забывала все внутренние неурядицы и распри и моментально (по меркам истории) эту независимость восстанавливала.

 

С уверенностью можно сказать, что прецедентов такого рода в мировой истории считанные единицы. И уж коль скоро, начиная с 1480 года суверенитет России не удавалось поломать никому, то это не случится и сейчас — не стоит и пытаться.

 

Если вдруг значительная часть нашего правящего класса и столичной так называемой элиты, та часть, что замарала себя коллаборационистскими мыслями, словами и действиями, вдруг поймёт, что не они соль земли русской и российской? Что как Сигизмундам, Карлам, Наполеонам и Гитлерам, а также всем и всяким Лжедмитриям, не удалось хамоном, пармезаном и иными «европейскими ценностями» купить поддержку народов России, так и сейчас не удастся. Тем более, что с Наполеонами ныне в Европе туго, хотя Сигизмундов по-прежнему достаточно. Да вряд ли им по зубам Россия в ХХI веке, как и в начале ХVII.

 

И ещё — мечтать, так мечтать: а если вдруг правящий класс России, а равно и столичная богемная тусовка поймут, что русский народ ни в каком «усовершенствовании», ни в какой «модернизации», ни в каком «обевропеивании» не нуждается. Он ценен и хорош (как и другие народы) сам по себе — благо и доказал это созданием великой евразийской державы.

 

Себя нужно исправлять — своим трудом демонстрировать этому народу, коль уж причисляешь себя к элите, заботу о стране и её благополучии. И если ещё поймёт этот правящий класс, что народ России потому так и прикипел к государству, что не верит именно ему — правящему классу. И что чем больше вместо Наташи Ростовой и Анны Карениной (тоже, между прочим, отнюдь не эталонов бесполой нравственности) в качестве «иконы стиля» он будет внедрять Кончиту Вурст, тем больше он получит Катерин Измайловых…

 

…О многом я бы мог ещё помечтать, но, по-моему, и изложенного достаточно, чтобы понять, как бы сильно изменилась ситуация в мире, если бы некоторые из этих мечтаний сбылись.

 

Между прочим, Россия тоже, как и «Европа», страдает некоторой фанаберией (и, кстати, тем большей, чем больше внутренние и внешние академики лысенки пытаются привить ей комплекс неполноценности). По этому поводу не мною (мысль эту приписывают нескольким политикам из тех стран, которые имеют опыт «восточных походов», всегда только одним заканчивавшихся) сказано: Россия никогда не является столь сильной, как кажется ей самой. В этом наша, русская, фанаберия.

 

Но у этой мысли есть и продолжение: но Россия никогда не является и такой слабой, как кажется другим.

 

Над первым работаем. Второе — историческая константа.

 

Виталий Третьяков


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1